Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Надень на меня хиджаб

№ 23, тема Война, рубрика Любовь и Семья

Не помню, кто это сказал: «Выходить замуж надо до 25, а то потом будет рано». Я это почувствовала на собственной шерстке. После 25 надо учиться всему заново: любить, терпеть, лавировать, где-то промолчать, где-то смириться – подстроиться под другого человека, короче. Не знаю, кому как, но мне это давалось особенно сложно.

автор Лиза Аланичева

За плечами у меня два высших образования; получила водительские права, работаю на любимой интересной работе. Родители с детства воспитывали во мне лидерские качества, за что я им очень благодарна. Я просто росла уверенным в себе, жизнерадостным человеком, привыкшим добиваться всего самостоятельно. Огромная просьба: не путать с феминизмом! Мужа, второй любимой половинки, главы семьи мне всегда не хватало.
Наконец мы друг друга нашли. Мы со Стасом были очень похожи друг на друга: ровесники (обоим 26 лет), он такой же целеустремленный, ответственный, лидер. Понимаем друг с друга с полуслова. Как выяснилось позже, это и стало камнем преткновения.
Да, мы со Стасом очень похожи… Но вот в свадебное путешествие он предлагал отправиться в круиз по Волге: «Такие места я тебе покажу, там мое детство прошло». А я мечтала побывать с ним в Испании – спала и видела Альгамбру. Сначала мы пытались уговорить друг друга, потом поспорили… В конце концов Стас уступил. Моя бабушка, узнав об этом, сказала слова, оказавшиеся пророческими: «Трудно вам будет. Нашла коса на камень».
После поездки в Испанию мне стало стыдно, и я клятвенно обещала, что в следующий раз мы обязательно поплывем по Волге. Первые месяцы мы со Стасом жили душа в душу, я наслаждалась своими обязанностями и статусом жены. Старалась во всем угодить, часами гладила рубашки и проводила много времени у плиты. Стас платил мне тем же – дарил цветы и мелкие подарки, безропотно жевал неудавшуюся отбивную…
Я не помню, с какого момента началась наша война за свободу – видимо, накопились какие-то досадные мелочи, особенно заметными стали недостатки. А недостатки для того и существуют, чтобы с ними бороться.
Мне надоело до смерти, что муж никак не привыкнет к элементарному: не раскидывать по всему столу использованные зубочистки, не кидать на кухне верхнюю одежду (Стас курил на балконе, куда зимой выходил с кухни в куртке). Ну что, разве я требовала чего-то запредельного?! Потом проявился еще один существенный недостаток – Стасу не нравилось, если я уходила к друзьям и на тусовки без него. Когда он мог, ходил со мной. Если такой возможности не было – требовал, чтобы я одна не ходила.
– Отлично. А сам ходишь на корпоративные вечеринки без меня. Тебе можно, да?
Стас оправдывался:
– Лиз, я не могу не ходить. У нас за этим строго следят. И я тебе сто раз объяснял: с женами – нельзя. Только сотрудники компании.
– Вот и мне позволь делать, что я хочу.
Я боролась за свою свободу изо всех сил. Нет, все было в рамках: от мужа я, конечно, никуда не денусь, но вот домашнее средневековое рабство – не для меня. Сидеть дома только потому, что муж не может меня сопровождать, я не собиралась.
Да, я понимаю, что в браке надо прощать, терпеть… Но всему есть свои пределы. Приучить себя убирать верхнюю одежду на надлежащее место и не разбрасывать зубочистки – это не так сложно, согласитесь! Это элементарное уважение к другому человеку. И вообще, зачем тогда брак, если надо только терпеть? В таком случае квартира превращается в дом терпимости, а семья – в странный союз двух людей, которые почему-то вынуждены друг друга терпеть. Терпеть, а не любить. Я стала бороться с дурными привычками мужа. Главное – ничего друг от друга не скрывать, обсуждать возникающие сложности. Стас с удовольствием пошел мне навстречу, и мы напечатали друг другу письма, где по пунктам перечислили, что нас не устраивает друг в друге. До этого я и не замечала в себе недостатков, которые в письме отметил муж. И я старалась исправиться.
…Как-то раз я собралась со своей вузовской компанией на рок-фестиваль «Крылья» в Тушино.
– Что, тряхнем старыми костями? А то потом точно некогда будет. Дети пойдут… (Еще две моих университетских подруги вышли замуж приблизительно в одно время со мной). Я ждала ребенка, но срок был маленький, и чувствовала я себя прекрасно.
5 июля 2003 года – я помню эту дату… Билетов заранее мы не брали – собрались купить на месте. Стас в это время был в командировке и должен был возвратиться в субботу (5 июля) вечером.
– Поеду на «Крылья» со своими. Когда еще с ними так встретимся? – доложила я мужу.
– Лиза, там будет много народу, пьяные тинейджеры. Толпы народа. Тебе оно надо?
– Надо. Мне очень хочется.
– Не надо, не ходи, пожалуйста. Мало ли что. Если б еще со мной…
– И как я все эти годы без тебя жила, Стас? И на фестивали ходила? Ну ладно тебе, не паникуй. Все в порядке будет. Я же правда теперь не знаю, когда еще такое будет…
Я уговаривала мужа, он настаивал на своем.
Наконец я перешла в наступление.
– Все, хватит, я пойду. Что за детсад? Ты меня еще дома посади и хиджаб надень!
Но на «Крылья» я все-таки не попала – неожиданно наш общий знакомый, геолог, вернувшийся с Ямала, позвал нас всех на дачу на шашлыки. И мы отправились туда. Встреча получилась незабываемой…
– Это у тебя телефон разрывается? – спросила подруга, протягивая мне сумку. Звонил Стас.
– Лиза, ты где?! С тобой все в порядке???
Он буквально кричал в трубку.
– Да. Я на даче у Артема. Что случилось?
– В Тушино был теракт…
Вечером я смотрела по телевизору репортаж с места событий. После этого случая я старалась без Стаса никакие развлекательные мероприятия не посещать.
Мелочи, из которых складываются претензии к друг к другу, мелочи, которые отравляют жизнь…
Я ходила беременная, муж заметно смягчился. Я как-то пожаловалась, что мне тяжело мыть посуду, стоять долго около раковины. Стас стал мыть посуду сам. После него тарелки с внешней стороны часто оставались жирными. Я перемывала их, и, в конце концов, подвела мужа к раковине.
– Стас, давай я тебе покажу, как мыть… Ты все правильно делаешь, но вот посмотри, вот тут жирно…
У мужа лицо стало очень несчастным.
– Давай лучше купим посудомоечную машину. Говорят – экономно, воды меньше расходуется…
Мне до сих пор стыдно, когда я вспоминаю этот разговор.
Шесть лет мы вместе, растим дочку и сына. Борьба закончилась – с рождением детей у нас появились более важные цели и интересы. Да и сил бороться с недостатками друг друга почти не осталось – силы забирают дети. Но главное – наши отношения со Стасом перешли в иное качество: мы стали более снисходительными друг к другу, стали больше жалеть друг друга. Муж с переменным успехом моет посуду, выкидывает за собой зубочистки и убирает на место носки. Я тоже стараюсь не вызывать у него недовольства, спокойно прислушиваюсь к его редким замечаниям. Причем говорить друг другу, что кому не нравится, уже незачем – мы сами это понимаем, без лишних слов, и стараемся не допускать. Мы научились ценить и беречь время и нервы друг друга.
Оглядываясь на несколько лет назад, я понимаю, что не хотела бы ничего изменить. Наверное, мы должны были пройти через эту войну, чтобы потом начать ценить и беречь мир. И сохранять его любыми средствами как самое главное.
 

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru