Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Я хотел увидеть Арарат

№ 23, тема Война, рубрика Родина

Когда мой друг спросил меня: «Хочешь в Армению?» – я не раздумывая ответил: «Конечно, хочу!» Я, профессиональный искусствовед, специалист по христианскому искусству, всегда интересовался геополитикой. Поэтому для меня Кавказ – это не просто экзотика. Это очень серьезное место. И то, что распад государства, в котором я родился, начался с войны на Кавказе (в Карабахе), для меня не удивительно. Ковчег Ноя не случайно остановился на Арарате.

автор Александр Зверев

Я собирался на Кавказ уже несколько лет. И мой друг, у которого в Армении живут дальние родственники, спрашивал меня уже не впервые. Но, видно, что-то в мире и на небе изменилось, и на этот раз моя поездка состоялась. И деньги нашлись фантастическим образом (но это уже другая, почти детективная история). Для любого путешествия нужна не только подготовка и продуманность маршрута, но и удача. Ведь если довериться удаче и интуиции, то сможешь увидеть много больше, чем запланировано туристическим путеводителем. В этой поездке удача была со мной.

Я хотел увидеть не поверхность Армении, а ее суть… Я хотел увидеть Арарат. И все это я получил сполна. Когда путешествие можно назвать удачным? Когда населенные пункты, которые ты посещаешь, вдруг перестают быть для тебя отдельными точками в пространстве, а сливаются в одну единую линию, линию пути. Тогда ты начинаешь осознавать, что не только ты выбираешь дорогу, но и дорога сама ведет тебя. Так было и в этот раз. Первый человек, с которым мне довелось общаться в Армении, был Армен. Целый день он катал меня на своей машине совершенно бесплатно. И до этой поездки я знал, что армяне очень хорошо знают свою историю. Но после встречи с Арменом мое теоретическое знание стало уже опытом. Ну а после путешествия я, как мне кажется, понял причину этого феномена. В Армении дорога ведет не только по горизонтали пространства, но и в глубь веков – к началу истории. Первое, что вспоминаешь, говоря об Армении – Арарат. И дело не только в том, что Арарат считается одним из главных символов страны и изображен на ее гербе. Армения, ее история и культура, благодаря близости к Арарату обретает особую символичность. Когда-то она первая появилась из убывающих вод Всемирного потопа и стала безопасным причалом для Ноева ковчега. Арарат – символ того времени, когда история только-только начиналась, а человечество еще не разделилось на народы. Близость к этой горе выводит Армению из ряда региональных держав, непостижимым образом связывая ее со всей историей человечества. И каждый армянин чувствует эту причастность.

Поэтому, когда я добрался вместе с Артемом, дальним родственником моего друга, до монастыря Хор Вирап, который находится прямо на границе с Турцией, я уже не сомневался, что большинство встреченных мной армян мне все расскажут. И о располагавшейся именно на этой территории древней столице Армении Арташат. И о том, что сам монастырь возник в VI веке над подземельем, где томился креститель Армении – Святой Григорий Просветитель. И что «Хор Вирап» означает «глубокая яма». И что первыми проповедниками христианства в Армении были святые апостолы Фаддей и Варфоломей. Ну а что благодаря проповедям Григория Просветителя армянский царь Трдат первым принял крещение со своей семьей, после чего христианство было провозглашено официальной государственной религией, и произошло это в 301 году – на 12 лет раньше, чем в Риме, – вот об этом в Армении знают все. В этом можно не сомневаться. Какая была одна из главных целей посещения монастыря Хор Вирап? С его территории открывается самый красивый вид на гору Арарат и на всю Араратскую долину. Однако сама гора показывает себя не всем и не всегда. Особый, прихотливый характер этой горы можно понять, только пробыв несколько дней рядом с ней. Самый известный пример – случай с нашим государем Николаем I. В 1837 году царь с царицей посетили Армению с целью увидеть библейскую гору. Три дня подряд Николай I в сопровождении свиты отправлялся на холм недалеко от Еревана, чтобы полюбоваться священной горой, и три дня подряд гора была закрыта облаками. Разочарованный царь в сердцах сказал: «Арарат, ты не пожелал, чтобы я увидел тебя, но и ты не увидел меня». Представьте же себе мою радость, когда с третьего раза мне удалось-таки увидеть Арарат!

Первые два дня он был закрыт облаками (а это может продолжаться достаточно длительное время). Во второй половине третьего дня тучи неожиданно разошлись, и я был просто поражен открывшимся видом. Ослепительная белая вершина, парящая над араратской долиной, притягивает взоры. И оторвать от нее взгляд невозможно. Но та же гора придает Армении особую трагичность. И не случайно армяне – первый народ, в ХХ веке ощутивший на себе страшную тяжесть новой исторической эпохи. Геноцид армян в 1915 году предзнаменовал многие кровавые катастрофы ХХ века. Недалеко от Эчмиадзина стоит памятник русским воинам, погибшим в ту войну. Это обычный обелиск, увенчанный крестом. Самое интересное, что память о русских воинах, проливших здесь свою кровь, хранит и земля: вокруг обелиска растут цветы, лепестки которых образуют правильный четырехконечный крест. Кажется, что сама природа наградила воинов орденами за победу… Увидев подобное, понимаешь, что окружающий тебя мир – это не безучастный фон для разнообразной деятельности человека.

Подвиг русских солдат здесь хорошо помнят. К этому памятнику меня отправил отец Артема. И вообще старшее поколение в Армении как никто в бывшем Союзе чтит большое государство. И не только Советский Союз, а Российскую империю, в состав которой Армения вошла в царствование Николая I в результате четвертой русско-персидской войны. Армяне действительно хорошо знают свою историю. И свой крест. Не сразу приходит осознание сути того креста, который несет эта маленькая страна. Но стоит представить себе, что твоя главная святыня – священная гора – находится на территории твоих злейших врагов, сразу понимаешь, что этим людям есть за что воевать. И они готовы это делать. Одно из самых распространенных армянских имен – Хачатур – переводится как «ниспосланный святым Крестом». А в культурном и природном ландшафте Армении главный христианский символ занимает особое место. На армянской земле стоит несколько тысяч древних каменных крестов – хачкаров. Каждый из них отличается своим неповторимым узором. «Хач» – в переводе «крест», а «кар» – «камень». Хачкар – не просто каменный крест, а художественный символ армян. В нем отражается тонкое чувство красоты и вся история народа. Каменные кресты крепятся в нишах скал, в стенах церквей и на могильных плитах. Размеры этих каменных крестов весьма разнообразны. Есть хачкары большие и маленькие. Искусство резьбы по камню в Армении достигло какой-то немыслимой высоты. Порой кажется, что камнерез, подобно ювелиру, действовал не резцом, а иглой.

Одно из самых сильных впечатлений – монастырь Гегард. Здесь до XIII века хранилось копье сотника Лонгина, пронзившее Спасителя на Голгофе (теперь оно находится в Эчмиадзине, главном храме Армянской церкви). Обитель Гегард расположена в 45 км от города Еревана, в сказочно красивом ущелье реки Азат. Монастырь буквально вырастает из скал. Большая часть его построек вырублена в скале или находится в пещерах. Мастерство, с каким древние художники оживляли камень, потрясает современного человека, привыкшего к бездушным бетонным строениям. В этом одновременно суровом и утонченном искусстве, соединившем в одно природу и культуру, проявилось присущее Армении чувство прекрасного. Действительно, камень – символ Армении, горы – ее украшение. Всю дорогу я не расставался с фотоаппаратом. Погода способствовала тому, что все время хотелось использовать превосходную степень сравнения. То шла стена снега, то ослепительное солнце превращало окружающий меня ландшафт в восхитительные картины.

Во время этой поездки меня все время не отпускало чувство полета. И когда я понял, что последней точкой в моем путешествии по Армении будет древний монастырь Татев (в переводе – «дай крылья» или «лети»), стало ясно, что это ощущение не было случайным. Хотя «полет» к этому монастырю был самым долгим и утомительным. Дорога сначала трудно шла в гору, и нам казалось, что мы вознеслись над облаками. Затем резко пошла вниз, в ущелье, в глубине которого, над речкой, расположен природный каменный «Мост Сатаны». Затем дорога вновь резко пошла вверх, к монастырю, расположенному на высокой скале. И уже войдя в собор Х века, я вдруг почувствовал, что все. Мое путешествие подошло к концу. В храме, за исключением трех монахов и меня, людей не было. Его наполнял свет.

Рейтинг статьи: 5


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru