Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

В одну воронку

№ 41, тема Время, рубрика Культура

Два снаряда в одну воронку не падают.

Артиллерийская мудрость

Снаряд первый

Когда на экраны вышел фильм Карена Шахназарова «Исчезнувшая империя», он показался явно автобиографичным. Главный герой очень напоминал не только Бодрова-младшего (это сходство не отмечал только ленивый), но и самого Шахназарова в молодости (наполовину русского, наполовину армянина). Казалось, что именно в изображенное время – в 1973–1974 годы – и жил сам 17-летний Шахназаров (реальному Карену в это время было 21-22 года). Фильм рассказывал об исчезнувшем Советском Союзе и был, в определенной степени, ностальгией по ушедшей эпохе.

В основе сюжета картины – любовный треугольник трех однокурсников: Сергея, Людмилы и Степана. Главный герой картины – Сергей, несмотря на юный возраст, уверенный покоритель женских сердец, по-настоящему влюбляется в Людмилу. Но те же чувства к ней испытывает и неприметный Степан. Воспользовавшись ссорой Сергея и Людмилы, он добивается благосклонности девушки. В это же время у Сергея умирает мать. В конце картины Сергей со Степаном встречаются в аэропорту. Степан, как выясняется, уже через год после свадьбы развелся с Людмилой.

Многим кинолюбителям показалось, что очередная картина признанного мэтра во многом претендует на то, чтобы называться не «Исчезнувшая империя», а «Курьер-2».

«Курьер» – безусловно, лучшая шахназаровская картина, снятая на одном дыхании, практически без фальши в далеком 1986 году. Все последующие фильмы Шахназарова – и «Город Зеро», и «Цареубийца», и «Сны», и «Всадник по имени Смерть», и «День полнолуния», несмотря на «какие-то» награды на «каких-то» фестивалях, и близко не могли сравниться с художественной цельностью и художественной пронзительностью «Курьера». Поэтому многие поклонники творчества Шахназарова с удовольствием встретили появление «Исчезнувшей империи», оценив картину по достоинству.

 

Снаряд второй

Обычно так не бывает, но в ту же воронку – в 1973–74 год – прилетел и второй снаряд. В 2009-м известный рок-музыкант Гарик Сукачев снимает фильм «Дом солнца».

Тем, что Сукачев интересуется кино, никого не удивишь. «Дом Солнца» – его третья полнометражная картина. Сценарии ко всем трем писал Иван Охлобыстин (первые две – «Кризис среднего возраста» и «Праздник»). По сути, «Дом Солнца» – заключительная часть трилогии, посвященной отечественной истории XX века. Если первый фильм рассказывает о современной России, вторая картина – о событиях июня 1941 года (тем самым задаются временные параметры трилогии: 1941 – наше время), то третья строго по артиллерийским законам стрельбы делает вилку и бьет точно посередине – повествует, как уже было сказано, о событиях 1974 года.

         Картина рассказывает о любви дочки московского партработника и одного из лидеров московских хиппи по имени Солнце. По ходу действия выясняется, что мальчик непрост – он сын адмирала и к тому же смертельно болен. В фильме предпринята попытка достаточно точно восстановить ушедшую эпоху – здесь и первый концерт «Машины времени» в балабановском доме культуры, и Высоцкий, и жизнь номенклатуры, и хиппари и полудиссидентские подпольные художники.

          

В одну воронку

Вероятно, кто-то и может всё это объяснить простыми совпадениями, увы, я не могу, я «артиллерист». Когда два ярких художника (каждый – со своими резонами) вдруг стреляют из разных точек культурного пространства, а их снаряды-фильмы попадают в одну точку, – это серьезно. Причем нужно помнить, что фильм – это очень сложный продукт, в его реализации задействовано множество людей (даже над идеей этих фильмов работал почти десяток разных специалистов).

Напрашивается вывод: сознание почти десятка людей первой величины в пространстве нашей культуры сфокусировалось на временном отрезке 1973–74. Почему?

 

Версия

1973–74 – это точка невозврата для Советского Союза. Именно в это время была упущена победа в Холодной войне.

 

Антиверсия

Во удивили своей версией!!!

Да в любом историческом пособии сказано: в мире был энергетический кризис, резко выросли цены на энергоносители. И Советский Союз сел на энергетическую иглу – продажу Западу нефти и газа. Что в конечном итоге и привело советскую систему к полному краху.

 

Образ версии

Ответ критику: мантра про энергетическую иглу не объясняет ничего, особенно если вспомнить реальное положение дел Союза.

А теперь – образ.

Пару раз в мальчишеском возрасте я терпел поражение в драках из-за того, что не добивал противника. Получив преимущество, сидя на поверженном противнике, я не делал последнего удара, который окончательно должен был убедить другого мальчишку, что я сильней.

Аналогично поступил и Советский Союз.

1973–74 годы – время триумфа СССР. За плечами великое десятилетие – освоение космоса, успешный период в экономическом развитии, не отстает и культура (в 73–74 годах вышли «Свой среди чужих, чужой среди своих» Михалкова, «Зеркало» Тарковского, «Калина Красная» Шукшина, «Семнадцать мгновений весны» Лиозновой, «Иван Васильевич меняет профессию» Гайдая, «В бой идут одни старики» Быкова), победа во Вьетнамской войне.

В Америке же продолжается сексуальная революция и война элит (одна из противоборствующих элит играет на поражение своей страны во Вьетнамской войне и своих целей достигает – Америка выводит свои войска из Вьетнама). Эхо убийства братьев Кеннеди приводит к грандиозному Уотергейтскому скандалу – впервые в американской истории в отставку вынужден уйти действующий президент Никсон. Короче говоря, в США шла перестройка.

Одновременно в мире разразился грандиозный энергетический кризис – резко поднялись цены на нефть (реакция арабских нефтедобывающих стран на войну Египта и Израиля), который очень болезненно ударил по экономике капиталистического мира.

И вот тогда, когда противник пребывал в глубоком нокдауне, Союз не нанес своего удара, решив не добивать поверженного противника. И, как кот Леопольд, радостно сказав: «Ребята давайте жить дружно!», – стал активно участвовать в подписании хельсинкских соглашений по безопасности в Европе, подписывать всевозможные протоколы по правам человека. Но в мире войны-поединка ненанесение главного удара всегда воспринимается как слабость. И наш противник, готовый в то время на любые уступки, с удивлением для себя обнаружил: ему дали шанс… И он этот шанс использовал. Когда через 15 лет перестройка началась у нас, у Америки появилась возможность нанести решающий удар. И она эту возможность использовала…

 

Опять про любовь

Два фильма – два образа любви. Фильм Сукачева – это классическая ода любви. Несмотря на то, что один из героев умирает, любовь «побеждает века» (особенно наш век). Причем любовь вполне определенная – к западному миру. Любить в фильме Сукачева по-настоящему могут только люди, разделяющие западные ценности («Да, бразерс энд систерс, “Роллинг Стоунз” – это вам не песня о пионерском галстуке. Ну, а теперь – “Хайвэй ту хэвэн”»! – кричит в микрофон, не снимая этого самого галстука, дочка милицейской начальницы и, по совместительству, хозяйка подпольной рок-радиостанции).

Примитивность идеи Сукачева серьезно сказывается на фильме, который в результате превратился в плоскую, классическую агитку, выдержанную в черно-белых тонах, – о лживой империи зла и о прекрасном Западе. Окончательно правдоподобность картины рассыпается в предпоследней сцене – хиппи Солнце и главная героиня, до этого бывшие наедине друг с другом, участвуют в хипповских радениях (главная героиня – впервые). Вот тут она и должна столкнуться с суровой реальностью: Солнце одно, оно должно греть всех, и «сын адмирала» должен любить (предельно конкретно) всех своих прошлых и нынешних избранниц. Но создатели картины как-то проходят мимо очевидности, вытекающей из всей логики фильма. Героиня благодаря им не увидела ничего, что могло разрушить ее чистую любовь. Конечно, любовь к Западу и любовь на Западе не должны иметь изъянов.

По сравнению с продуктом Сукачева фильм Шахназарова на порядок глубже. Выбранный им для сюжета классический любовный треугольник как нельзя лучше демонстрирует неоднозначность и сложность показанной эпохи. Эпохи, когда было не жалко отдать 80 рублей (месячную зарплату молодого специалиста) за виниловый диск «Роллинг стоунз» и страшно жалко обнаружить под переклеенной этикеткой Чайковского. Хотелось экзотики, а предлагали классику. Может быть, потому и любовь была возможна, но не случилась? Причем под любовью понимается не юношеская влюбленность, а настоящий проверенный временем полноценный супружеский союз. И эта неудача заставляет еще более пристально всматриваться в ушедшее время и задаваться вопросом: почему?

 

Историк-артиллерист

В русском языке в отличие от большинства других языков используется одно и то же слово и для обозначения истории как исторического процесса и той частной истории, что происходит в реальной жизни с конкретным человеком. По всей видимости, это неслучайно.

Поэтому оба представленных фильма дают два варианта ответа на вопрос об альтернативности истории.

Фильм Сукачева – это классическая иллюстрация либеральной версии отечественной истории о неотвратимости поражения Советского Союза – история безальтернативна.

Фильм Шахназарова – это четкая фиксация: в истории как конкретного человека, так и целого государства есть уникальные точки, где человек делает свой выбор и затем за этот выбор отвечает.

 

Сверстать на плашке

1974 год.

На Филиппинах сдался последний солдат императорской армии Японии.

Состоялся чемпионат мира по футболу в Германии, где великих голландцев победили великие немцы (через футбол происходило возрождение Германии, поэтому великий немецкий философ Мартин Хайдеггер больше хотел говорить со своими почитателями не о своей философии, а о том, как играет капитан сборной Франц Бекенбауэр).

У нас умерли две титанические фигуры – Жуков и Шукшин.

Александр Васильев

 

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru