Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Мыслить стратегически

№ 38, тема Борьба, рубрика Учись учиться

Мы живем в мире манипуляторов, хотим мы этого или нет. Привычное оболванивание по телевизору, тренинги по техникам успешных продаж, книги по НЛП и гипнозу на каждом углу – все это, в конечном счете, служит одной и той же цели – научить одного человека управлять мыслями и действиями другого. Бесчисленные разоблачения уже давно не работают: это тоже прием манипуляции. И что остается?

 

Любая манипуляция основана на том, чтобы заставить тебя воспринимать чужое как свое. Поэтому, если не хочешь быть марионеткой, надо в первую очередь научиться различать ситуации, когда ты действуешь, а когда тобой действуют. Интересно, что именно эту способность знаменитый китайский военный теоретик Сунь Цзы выделял в качестве основополагающей для любого полководца, ведь «война – путь обмана». Искомый ответ лежит на поверхности: для того, чтобы противостоять манипуляторам, надо самому стать стратегом, научиться просчитывать ситуации; по словам того же Сунь Цзы: «кто – еще до сражения – побеждает предварительным расчетом, у того шансов много».

В арсенале современного человека найдется немало способов развить соответствующие способности: можно продумать варианты развития бизнес-партнерства, заглянуть в хорошую книжку по истории войн и международных отношений, посмотреть фильм «Семнадцать мгновений весны». Но все это полноценного стратегического мышления не сформирует – над его развитием надо работать систематически, нужна возможность моделировать множество ситуаций одними и теми же средствами (ведь повторение – необходимая часть обучения). Проще всего это сделать, как ни банально, в стратегических играх, с которыми каждый из нас хоть раз в жизни, но сталкивался.

Безусловно, игра игре рознь. Как показала практика, учиться просчитывать лучше всего там, где нет элемента случайности, ведь именно она вносит сумятицу в планы, поэтому лучше присматриваться к стратегиям без кубиков. Конечно, кто-то может заметить, что в реальной жизни мы не можем исключить многочисленные сторонние влияния, которые кубики как раз хорошо отображают. Но включение в расчеты элемента случайности приводит к серьезным искушениям: если слабый игрок потенциально может обыграть более сильного за счет везения, можно не думать, а надеяться на авось.

Среди самых известных игр, для которых такая ситуация является нонсенсом – шахматы. Кто как не шахматисты знает, что атаковать прикрытой пешкой ферзя – верный способ заставить сильнейшую фигуру на доске отступить перед слабейшей, а постоянные угрозы королю не дают нормально развивать фигуры. За шахматистами уже давно закрепилось реноме умнейших людей, чьи мысли недоступны простым смертным. Но если попробовать сделать эту игру способом совершенствования своего стратегического мышления, в скором времени последует несколько серьезных разочарований.

Во-первых, всегда существует большой соблазн учиться играть по книгам. Хорошие руководства нужны и даже необходимы, но их советы сильно алгоритмизируют игру, подменяя творческий процесс апробированием стандартных схем. Впрочем, эту проблему преодолеть несложно: не так важно знать, что такое сицилианская защита или контргамбит Винавера, главное – понять, зачем вы это делаете. Могу сказать по себе: до многих классических дебютов можно дойти вполне самостоятельно.

Во-вторых, за те несколько веков, когда велась запись партий, шахматы изучены так, что абсолютно все варианты развития событий до десятого, а в некоторых смелых пособиях и до двадцатого хода досконально просчитаны. Битва интеллектов уже давно превратилась в проверку памяти: кто сбился, тот и проиграл. Но и эту сложность можно обойти – есть много вариантов нестандартных шахматных правил, ломающих традиционные дебютные наработки: Капабланки, Бронштейна, наконец, самый популярный сейчас – Фишера (хотя он как раз внес элемент случайности, которого я первоначально советовал избежать).

В-третьих, существование мощных компьютеров и хороших программ в корне подорвало само назначение шахмат. Машина не умеет думать, она может только считать. Машина не имеет ни характера, ни фирменного стиля, она может только копировать кого-то из тех, кого знает. Но даже умнейшие современные шахматисты не могут ее обыграть, и поэтому у каждого из них дома есть такой компьютер. Просто для подсказок.

И вот это действительно тупик. Даже изменение изначальной расстановки по методу Фишера не дает большого простора: через крайне небольшое время машина сможет подстроиться под нововведения. Выходит, лучший стратег – бездушный робот, которому все равно, что и для кого рассчитывать.

Конечно, для развития собственного мышления проблемы профессиональных шахмат кажутся чем-то невероятно далеким, но стоит только задуматься о том, что тот путь, который вы считали выходом, оказался тупиком, и сразу становится как-то не по себе.

Главной мировой альтернативой шахмат, без сомнения, является го. Восточная игра, едва ли не древнейшая из известных человечеству, разом снимает многие проблемы, с которыми столкнется обучающийся искусству стратегии.

Во-первых и в-главных, го не просчитывается компьютером. Несмотря на титанические усилия и огромные деньги, которые обещают создателю хорошей программы, ни один компьютер не может играть даже на минимальный мастерский разряд, а большинство – не лучше среднего любителя. Дело, конечно, не только в том, что вариантов игры больше (хотя их возможное количество партий в го превосходит шахматы даже не в разы, а в порядки); это все же конечное число, а значит, в теории доступное компьютеру, пускай даже и не обычному современному, а какому-нибудь квантовому. Но в го недостаточно только считать, здесь надо смотреть «стереоскопическим» зрением и легко переходить от тактического уровня к стратегическому и обратно. Компьютеру такое, конечно, недоступно, а вот человеку – жизненно необходимо.

Во-вторых, классические последовательности постановок существуют и здесь, но они не имеют такого императивного характера, как классические шахматные дебюты, незнание которых приводит к досадным проигрышам на первых же ходах.

В-третьих, го по многим параметрам ближе к ситуациям в реальной жизни. В шахматах требуется раздавить и физически уничтожить армию оппонента, а в го – научиться с ним взаимодействовать. Шахматы – это путь разрушения, го – попытка создать что-то незыблемое, способное устоять под любыми внешними ударами. Шахматы заняты поиском путей для безостановочной экспансии, го учит различать свое и чужое, и, не посягая на второе, до последнего отстаивать первое.

Конечно, свои минусы есть и у го: эта игра буквально пронизана духом дзен-буддизма – одного из важнейших стержней восточной, прежде всего японской культуры, а потому у каждого игрока на определенном этапе возникает большое искушение потеряться в сомнительных с точки зрения православного христианина «духовных открытиях».

 Несмотря на эту опасность, го – крайне актуальная игра для нас, русских. Как совершенно справедливо заметил автор одного из лучших учебников по го для начинающих, «Россия – самая большая страна в мире по количеству неосвоенных пространств», а го – игра, которая учит грамотно, с минимальными затратами превращать пустое в свое. Вековая практика освоения пространства в современной России практически забыта: сюжеты об успешном «покорении столицы» уже набили оскомину, а пятая часть ВВП нашей страны производится в одном единственном городе. Это в Японии и Китае с пространством трудно, вот они и учатся использовать его максимально эффективно, и даже пытаются расширить при любой возможности ареал собственного обитания, а мы можем спокойно организовать стихийную многокилометровую свалку в любом приглянувшемся месте.

Более того, в Японии уровень игры в го требуют указать при трудоустройстве в крупную компанию, на государственную и военную службу. Представить себе подобную ситуацию в родном отечестве как-то не получается, и не только потому, что 90 процентов трудоустройств в нашей стране происходит по знакомству, а не благодаря каким-то способностям.

На военных сборах нам с друзьями удалось заполучить шахматную доску и фигуры у командира танкового батальона: ни один человек в подразделении, включая его самого, не умел в них играть. И это притом, что шахматы пользовались живейшим интересом Карла Великого, Тамерлана, Петра I, Фридриха II, Наполеона и многих других знаменитейших полководцев. А комбат считал это только бесполезным времяпрепровождением.

Конечно, проблема не в том, что мы в шахматы или в го не играем, как раз наоборот: это многие делают. Но большинство играющих и неиграющих относятся к стратегиям только как к приятному досугу либо способу самоутвердиться; в обоих случаях игра становится самоцелью.

Но подлинная беда даже не в этом. Давно пора признать, что у нас в стране отсутствует массовое и сознательное культивирование стратегического мышления, зато процветают наивность и самоуверенность. Многие люди всерьез думают, что наличие у них головного мозга и некоторого жизненного опыта уже позволяет им полноценно анализировать, как будто наличие дома фортепиано и знание нотной грамоты дает возможность дилетанту сыграть концерт № 2 Прокофьева.

Просчитать возможные последствия такой самоуверенности нетрудно. Поэтому сделайте это сами.

                                                                                                                                                                                                        Николай Асламов

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru