Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Лемнос – память сердца


Ирина КАПИТАННИКОВА

 

Маленький остров в Эгейском море, пустой, каменистый  берег. А над ним – знойное солнце, Кубанский стяг и плывущее в небо заупокойное пение. Почему и за кого по-гречески и по-русски сегодня молятся  люди в этом пустынном месте?

 В конце 1920 года греческий остров Лемнос принял несколько десятков тысяч казаков, бежавших от красного террора вместе с отступающей армией генерала Врангеля. Для сотен из них это стало местом последнего пристанища.

Еще со школьной скамьи мы слышали об этой трагической странице нашей истории, когда тысячам наших соотечественников пришлось покинуть Россию. Но понятно ли нам сейчас, что им довелось пережить? Достаточно хотя бы на минуту представить, что могли чувствовать люди, чьим смыслом жизни было самозабвенное служение Родине, оказавшись на чужбине и не зная, вернутся ли они когда-нибудь домой. Но моральное опустошение дополнялось и трудностями выживания: даже в подконтрольных Антанте Греции и Турции белые части были явно нежданными гостями. Вот как описывает одна из эмигрантских газет того времени жизнь русских офицеров и солдат в Константинополе: «…Истощенные, оборванные, без гроша денег, не знающие ни города, ни обычаев, они являют собою самое ужасное зрелище, какого еще не приходилось видеть. Кормить их штат никто не может. С большим трудом удается раздобывать по пол-обеда на человека из американских столовых... Жить также негде. И днем, как мухи, их шатающиеся от истощения фигуры наполняют многоголосые улицы, а к вечеру, в поисках ночлега, скапливаются на площади Таксим, которой добрую половину заполняют своими серыми телами. Ютятся на вонючем песке, по которому за день прошли десятки тысяч ног и людей, и лошадей. Заполняют собой скверы, сады, площадки у мечетей, спят на камнях мостовой, на голой земле у Grande-Bazar’a… расстилая свои дырявые шинелишки и прилаживая под головы тощие мешки, перетряхивая свое прелое белье, освобождая одежду от вшей…»

 

Но еще более изнурительные условия ожидали кубанские и донские казачьи полки. Самый ближайший к проливам греческий остров Лемнос, куда было удобнее всего их высадить, оказался совершенно неприспособленным для походной жизни. Казаков разместили на голом песчано-каменистом берегу, где уже с конца лета солнце выжигает всю растительность, а осенью и зимой с моря дуют ледяные ветры. Именно здесь был разбит казачий лагерь, организация которого поражала современников, являя пример мужества и стойкости людей даже в столь нечеловеческих условиях. Неоткуда было взять ни дров, ни еды, ни питьевой воды. Единственный ныне живой свидетель тех событий, старенький  Костас Кальяликос, которому в 1920 году было шесть лет, рассказал: «Я хорошо помню русских казаков. Они были такими бедными! Помню, они сильно голодали, и греки пытались им помогать. Им раздавали еду на площади перед церковью. Помню еще, как казаки продавали толстые одеяла, такие, знаете ли, необычные для нас. Видимо, это русские одеяла, для холодной погоды. Казаки предлагали еще свои сапоги. Для нас это было в диковинку, потому что такую обувь греки не носили. Да, русским было очень тяжело…»

 

Дополнялось происходящее еще подозрительным и явно недружественным отношением «союзников». Опасаясь казацких бунтов, французы, формально главенствующие здесь, требовали от казаков сдать оружие. А для казака расстаться со своей шашкой значило потерять честь. Поэтому до сих пор морское дно у берегов Лемноса хранит обломки казацкого вооружения: они предпочитали, сломав, выбросить его в воду, но не отдать. И, тем не менее, казацкий лагерь жил по всем правилам походной жизни: ни на день не прекращался ранний подъем, зарядка, строевая подготовка. Хватало сил на устройство мастерских. Тем временем, болезни и смерть стали частыми гостями на острове. И весной 1921 года, когда французы прекратиливсякую помощь, обрекая казаков на вымирание, последним пришлось перебираться в славянские государства - Королевство сербов, хорватов и словенцеви в Болгарию, откуда продолжился трагический путь рассеивания казаков по всему миру…

 А в земле Лемноса остались лежать тела более шестисот человек. Кладбище неподалеку от лагеря - единственное свидетельство полугодового пребывания казаков на этом острове – осталось один на один со зноем и ветром. Из-за географического расположения и особого режима (на острове расположена военная база НАТО) посторонним попасть сюда всегда было трудно. Из СССР никто особо и не стремился, а у эмигрантов попросту не было финансовой возможности для организации дорогостоящей экспедиции. А годы шли, кладбище постепенно стиралось с лица земли, сведения о его местонахождении затерялись, и с каждым годом обнаружить его среди камней становилось все труднее. Так бы и скрылось оно под пеленой неизвестности, но Бог судил иначе, не дав нам прослыть «надменными потомками»…

Уже в наше время Леонид Петрович Решетников, член Попечительского совета Новоспасского монастыря и тогда советник российского посольства в Греции, работая в архиве, случайно обнаружил упоминание о лагере на Лемносе в одной из эмигрантских газет. Эти сведения о жизни казаков на заброшенном в Эгейском море клочке суши - мало кому известном эпизоде Гражданской войны - много лет не давали ему покоя. И три года назад, вместе с советником-посланником нашего посольства в Греции А. А. Поповым он предпринял попытку найти кладбище. И они нашли его! На одном из пустынных склонов, вдали от населенных пунктов. Таким образом, открылась еще одна неизвестная страница нашей истории.

И, наконец теперь, с 85-летним опозданием, здесь оказались люди, говорящие с почившими на одном языке, на языке того народа за который казаки, не раздумывая, складывали головы. Не обихоженное в течение стольких лет кладбище встретило нас печальным зрелищем: почти все имена на самодельных плитах уже невозможно было различить, да и самих плит остались единицы. Но начались первые шаги к облагораживанию этого места. Усилиями попечительского совета московского Новоспасского монастыря появились ограда и большой мраморный поклонный крест. Теперь дорогу на кладбище показывает специальный указатель на русском и греческом языках. Но не хватало главного – по умершим здесь людям никто ни разу не служил православной панихиды. Это и была цель приезда русской делегации как в 2004, так и в 2005 году. Почтить память этих людей прибыли и депутаты Государственной Думы во главе с С.Н. Бабуриным,  сотрудники МИД России, бизнесмены и журналисты.

 Грустно бродить по земле каменистого острова. Но на душе теплеет при мысли о потрясающем чувстве взаимопонимания и единения с греческим народом, чьего языка не знаешь, но чье гостеприимство и доброжелательность чувствуешь на каждом шагу. И сейчас, как и 85 лет назад, преодолевает все языковые барьеры единая православная вера. Ни в одной европейской стране невозможно чувствовать себя как дома. Здесь же, в Греции, где встречаешь почти на каждом шагу православный храм или часовню, душа умиротворяется и открывается навстречу этому гостеприимному народу. Нынешние греки искренне, доброжелательно и с большим участием отнеслись к нашему приезду и тому делу, ради которого русские наконец оказались здесь. Нашу делегацию везде узнавали и приветствовали, спрашивали, чем помочь. Очень отрадно было видеть греческих мирян и духовенство, включая митрополита Лемносского Иерофея, местных мэра и префекта, отдающих последний долг русским казакам.

Пять дней пребывания на острове вместили в себя многие встречи, возложение венков к мемориалам русско-греческой дружбы, экскурсии, выступления хора Новоспасского монастыря, приводившие местных жителей в восторг, и главное – панихиду на казачьем кладбище. С разных концов России собрались здесь люди, чтобы почтить память соотечественников. Один из членов кубанской делегации нашел здесь могилу своего предка. Как символ единения времен и народов было сослужение иеромонаха Новоспасского монастыря Петра, священника Кубанского войска отца Сергия и настоятеля Русской Церкви Святой Живоначальной Троицы в Афинах - грека - отца Георгия.

Вновь над склоном холма, где когда-то стояли казачьи палатки, реял стяг Кубанского войска. Пел русский хор. Возлагались венки и цветы. И казалось, что всего того, что мы сегодня делаем, все равно не достаточно, чтобы в полной мере воздать долг этим людям, тогда не считавшим сколько сил они кладут за будущую Россию, а значит, и за нас с вами… Но самое важное, что мы сейчас можем им отдать, - это свою память, оставив в сердце место для них.

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru