Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Вынуть руки из карманов

№ 67, тема Боль, рубрика Профессия

Боль для рожающей женщины как страшна, так и неизбежна. Иногда от нее можно спрятаться, сделав анестезию. О пользе и вреде обезболивания в родах и вообще о том, зачем нам эта боль, мы расспросили специалиста. Роман Николаевич Гетманов – отец 10 детей, врач с 30-летним стажем, акушер-гинеколог в родильном доме при ГКБ №70.

– Роман Николаевич, почему женщине больно рожать?

– Если представить среднестатистические параметры женского таза, через который ребенку приходится проходить, то становится понятно, что без титанически болезненных усилий, за которые отвечает определенный орган, женщине ребенка не исторгнуть. Есть европейские страны, например, Швеция, где в Конституции написано, что каждая женщина должна принимать обезболивающее при родах. С моей точки зрения это богоборчество. Мы не должны забывать тот момент в Библии, когда Господь изгнал первых людей из рая и сказал Адаму, что он будет добывать хлеб в поте лица, а Еве предназначил рожать в муках. И раз так было предначертано Богом, то идти против – наживать себе лишние проблемы. Поэтому европейская установка выглядит не так безобидно, как кажется на первый взгляд. Нужно понимать, что все, что говорит нам Господь, нам же во спасение, на пользу.

Если это одна из форм наказания за грехопадение, тогда получается, что помощь женщине в родах – это попытка исправить последствия грехопадения?

– Ну, Бог все-таки не мститель. Не думаю, что это правильная постановка вопроса. Так Бог устроил женщину. И любая из них за дитя, которое она родила, перегрызет горло тому, кто посмеет на него покуситься. Это называется инстинкт и пробуждается он в родах. Даже женщины, которым делали кесарево сечение, часто потом говорят, что хотят родить сами. Знаю одну такую женщину. Я ее спрашиваю: «Зачем тебе это? Это же риск». А она отвечает: «Я хочу сама пройти этот путь, путь материнства».

Каким образом боль влияет на роженицу и новорожденного?

– Я, к сожалению, не встречал работ о влиянии боли на рождение, формирование, адаптацию человека. В некоторых исследованиях доказывали, что ребенок боли не ощущает: у детей вырабатываются особые обезболивающие вещества, но я в это не очень верю. Часто после не совсем благополучных родов по глазам ребенка видно, что он тоже страдал.

У новорожденного совершенно по-особому сформирована голова. Родовые пути имеют форму рыболовного крючка, и, если ребенок идет головкой вперед, в костях таза он оказывается как в трубе: сгибается, поворачивается, разгибается и потом уже рождается. Это происходит за счет сокращения матки. Еще мягкие кости черепа ребенка группируются, и голова у него вытягивается в форму дыни для того, чтобы мама могла родить. И когда ребенок появляется на свет, многие мамы пугаются: здоров ли ребенок? Потом это уходит, голова принимает нормальную форму. Но нам понятно, что для новорожденного это тоже большое испытание.

А вот с матерью дело особенное. Часто реакция на боль связана с нашей психологией. Есть женщины, которые рожают и не пикнут при этом. Обычно они понимают, что их ждет, к чему надо готовиться. И не обязательно у них за плечами особые тренинги. Хотя это тоже имеет определенное значение: сейчас славянская система подготовки к родам широко используется в Америке. По этой системе женщин учат правильно расслабляться. Это сильно помогает перенести схватки и муки. А если женщина не умеет этого делать, суетится, ведет себя неадекватно, то переносит роды, конечно, гораздо тяжелее. Сейчас действенным методом обезболивания в хороших клиниках становится вода: в первом периоде родов женщинам рекомендуют ванну. Вода тонизирует и снимает напряжение. Но в принципе безболезненность родов больше зависит все-таки от женщины. От ее физиологических и психологических особенностей. И во многом – от ее настроя. А что касается искусственных методов обезболивания, я против них.

Почему? В чем опасность анестезии?

– Опасностей много. Во-первых, лучше позволить родам протекать естественным образом, чем что-то навязывать организму, потому что невозможно предугадать последствия. Во-вторых, одним из главных осложнений после анестезии является слабость. 20% женщин в Швеции рождают детей при вакуумной экстракции плода. Женщины ничего не чувствуют, не имеют желания тужиться, да и не могут. Тогда им накладывают специальную пластиковую чашечку, создают давление, и так, чтобы ребенок не пострадал, вытаскивают его из мамы. Назвать такие роды физиологическими я не могу. У нас был случай, когда женщина рожала четвертого ребенка в России, а до этого где-то на Западе, и очень удивилась, когда я попросил ее тужиться. Она спросила: «А зачем? Мне всегда делали вакуумную экстракцию». Мне кажется, это не совсем нормальное состояние.

Что особенного в этой процедуре? Она как-то влияет на ребенка?

– А как вы думаете, если ребенка вытаскивают за голову из мамы, это останется без последствий? Убить и повредить новорожденного достаточно трудно: у младенцев большой адаптационный запас прочности, особенно если беременность протекала хорошо. Но это теоретически. Я все-таки сторонник того, чтобы как можно меньше вмешиваться в естественные процессы. Иначе в угоду женщине мы можем создать и ей же, и ребенку серьезные проблемы в будущем. Я работаю уже 30 лет, много чего видел в своей профессии. И почему-то я уверен, что многие проблемы, которые на нас всех сегодня нахлынули, связаны именно с этим. Например, большое количество представителей ЛГБТ, про которых я и не знал, когда только начинал работать. Возможно, и наркомания также связана с подобными обезболиваниями. Было доказано, что использование туринала, который раньше применяли, привело к увеличению количества детей, которые затруднялись сказать, мальчики они или девочки. 25 лет назад этот препарат запретили. Вполне возможно, что эпидуральная анестезия через какое-то время тоже может оказаться не такой безвредной, как думают сейчас. В этом смысле медицина лукавая: в ней нельзя ничего утверждать. Должны пройти годы для того, чтобы оценить реальное влияние тех препаратов и методик, которые мы используем сейчас с благими целями и определенными показаниями.

Какова задача врача при родах? Облегчать муки?

– Ответить утверждением, что врач должен облегчать роды, сложно. Хотя бы, например, потому что первые роды всегда описываются как двенадцатичасовая деятельность, которую женщина должна отработать.

В классическом российском акушерстве есть замечательный пример. Описывается серьезная ситуация, затем вопрос: что должен делать врач? Ответ: держать руки в карманах. А если он вынул руки из карманов, значит, он понимает, что ему сейчас необходимо сделать, и должен сделать это быстро, качественно и четко. Роды – это интимный процесс, это личная судьба каждой женщины, где не всегда идет все так, как нам хочется. Но часто мы можем нанести больший вред естественному ходу родов, вынув руки из карманов. А вынимать их правильно – уже искусство, где играет большую роль опыт, умение врача.

И как вы в каждом конкретном случае решаете, в какой момент нужно вынуть руки из карманов?

– Нас этому учат в институте долго и упорно, пока не допустят до живого человека. Есть показания абсолютные, а есть относительные. Если у женщины кровотечение – это одна ситуация. А если родовая деятельность идет нормально, а женщине больно – то уже другая. В первом случае надо срочно помогать, а во втором – тоже помогать, но другим способом: гладить по головке, рассказывать смешные истории. Присутствуя при родах, мы находимся на одном из промежуточных этапов семейной жизни. Мы ничего не знаем об этих родителях, да это и не нашего ума дело. Но Господь вразумляет людей по-разному. И иногда таким образом, что дети рождаются больными, с какими-то отклонениями. Мы принимаем эти роды, ответственны за них, но не знаем, для чего это нужно. Да, в нашей профессии бывает много сложностей, вплоть до трагедий, которые мы особенно переживаем. Но когда мы делаем все, что от нас зависит, тогда с этим приходится смиряться. Как говорят, делай, что должно, и будь, что будет. Мы отвечаем за свой профессионализм. И по опыту могу сказать, что, как это ни парадоксально, но с тяжелыми случаями мы обычно справляемся. Гораздо чаще потери в родах – неожиданность. Иначе, как промыслом, это и не объяснить.

А если женщина сама просит обезболить роды?

– В каких-то случаях можно даже немного схитрить, сделать так, что она ничего не поймет и родит сама, без анестезии, и это будет ей же во благо. А если есть показания, то, конечно, надо обезболивать, потому что это не только снимает психологическое напряжение при схватках. Иногда бывают патологии, гормональные проблемы, которые лечатся только обезболивающими.

Я много оперирую и принимаю роды и пришел к выводу, что у женщин, которых я кесарил, либо которым проводилась эпидуральная анестезия и у той, что рожала в муках, разное отношение к новорожденному. К последней приходишь на следующий день, а она хоть и взлохмаченная, без макияжа, но вся светится, забыла уже про страдания. Это любимый сюжет живописцев, рисовавших таких женщин, которых потом называли мадоннами. Роженица в данный момент прекрасна, ведь внутри нее произошло какое-то духовное очищение. Про негативные эмоции, боль она обычно забывает. А приносят ребенка женщине после анестезии, и видно, что у нее еще нет таких материнских чувств, они еще не проснулись. Она сама еще как будто не проснулась. Я не хочу никого осуждать, у каждого свой путь. Но с врачебной точки зрения, мы должны как можно меньше вмешиваться в этот интимный процесс рождения и вынимать руки из карманов только тогда, когда это действительно надо.

Но ведь кесарево сечение – достаточно древний способ облегчения родов.

– На Западе кесарево сечение уже начинают делать по желанию женщины, что с моей точки зрения тоже неправильно. У нас, слава Богу, оно применяется исключительно по показаниям, когда от этого зависит жизнь и здоровье матери и ребенка. Другие причины уходят на задний план для того, чтобы дать возможность женщине самой родить здорового человека.

А что вы думаете о суррогатном материнстве?

– Это я вообще не понимаю и не принимаю.                   

Есть пары, которые хотят зачать ребенка, но не могут. Что же им делать?

– Да, таких пар немало. Они идут на так называемые вспомогательные репродуктивные технологии. Сейчас Индия является центром суррогатного материнства. Видели бы вы, как у них происходит вынашивание! Приезжают белые люди, заказывают несчастных индусок, которые лежат по 40 человек в одной комнатке на циновках и вынашивают чужих детей. Людей превратили в какие-то фермы. Дети – это замечательно, но если их нет, то надо подумать: а может, их нет для чего-то? Раньше даже в богатых семьях далеко не все имели детей, но становились крестными у детей братьев и сестер, помогали им. В конце концов, можно взять малыша из детского дома. Деторождение – это не бизнес.

Но может быть, суррогатное материнство – это продвинутая версия усыновления? Если женщина сама родить не может, но у нее есть что-то вроде биоматериала, то в итоге семья получает ребенка с нормальной генетикой? Что в этом радикально плохого?

– Идти на суррогатное материнство – значит, не понимать, что такое ребенок. Большим вопросом остается, чье это дитя. И никто не докажет, что женщина, выносившая ребенка – пусть даже и не со своей яйцеклеткой, – чужой ему человек.

Понимаете, вынашивание ребенка в течение 40 недель – это особый серьезный процесс. Это не просто соединение двух клеток. Женщина – не инкубатор. В нем обычно выращивают яйца с определенной температурой, влажностью, освещением, а затем появляется цыпленок. С человеческим эмбрионом все абсолютно не так. Когда мать носит ребенка, она постоянно взаимодействует с ним: питает его, общается с ним, думает о нем. Всегда считалось, что женщина, которая родила человека, – его мать. А если не родила – как ее можно называть матерью? Дело не только в генетике. Это в корне меняет подход к материнству и открывает ту дверь, которую не следует открывать. Это эксплуатация таинства. Я сильно убежден, хоть это и недоказуемо сейчас, что из-за этого мир заполняется мутантами и изуверами. Это путь, который ведет в тупик. Потому что рождение человека, как и смерть – это таинства. Когда рожает конкретная женщина, то по сути это делает не только она, но и ее муж, и уже рожденные дети, и другие родственники. Роды – это семейная история, которой касается промысел Божий.

Беседовала Мария Евсина

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru