Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Рискнуть и отпустить?


 Между родителями и детьми, начиная, наверное, лет с 10-ти, может начаться война или, по крайне мере, борьба за собственную свободу и собственные права. В разных семьях это происходит по-разному. Где-то, действительно, - это война с тяжелыми  психологическими нагрузками, в других семьях это происходит довольно мягко.

 У нас есть два примера. В одном мама, отказавшись от гиперопеки, предоставила своей очень послушной, чуткой и доброй дочке искать  в своей жизни общения в разных компаниях, с поездками, тусовками в подъездах, с пивом, с куревом, с поцелуями по кругу. Мы видим, что все это пока кончилось хорошо, однако 16-летняя Маша, с которой мы тоже поговорили, сказала, что если что-то не нравится маме, то она делает это втайне, чтобы ее не расстраивать: «Я  уже взрослая, все равно поступаю по-своему». Хотя авторитет мамы для нее по-прежнему велик.

И второй пример, где отец жестко ограничивал возможности, заставлял, принуждал, - и тоже все хорошо кончилось. Девушка вышла замуж, хотя переживаний, и страданий хватало.

Мы пригласили обсудить эти истории психолога Марию Чупрову и священника Максима Первозванского. Что можно посоветовать родителям и детям на примере этих двух историй?

 

Конфликты будут, они нужны

 Психолог: Сначала скажу,  что такое подростковый возраст с точки зрения психологии. Есть два кризиса отстаивания свободы – кризис 3-х лет, когда ребенок впервые говорит: «Я сам». Ребенок в это время дико упрямый, все делает наперекор. В классике психологии существует пример, когда ребенок просит: - «Мама, мама, скажи, чтобы я съел суп». – «Зачем?» - «Ну, скажи» -  «Съешь суп». – «Нет, я не буду есть суп». И второй кризис – подростковый, который проходит более глобально и ребенок действительно отстаивает свою свободу. Тут важно понять, что родитель не должен подавлять свободу ребенка.

Задача родителя – помочь ребенку найти свой путь, научить его нести ответственность за свои поступки. Да, мы можем сейчас купить тебе эту дорогую вещь, но тогда потом не хватит денег на другие подарки. Тогда ребенку не на кого будет обижаться, кроме себя, если он сделает выбор в пользу дорогой вещи. Иногда лучше позволить ребенку в чем-то незначительном ошибиться, чтобы он осознал, почему надо слушать советы взрослых. Чем старше становится ребенок, тем большую ответственность он может нести. И еще: лучше не негатив, а позитив. Акцентировать внимание не на недостатках и ошибках ребенка, а радоваться успехам, тем самым закрепляя их. Лучше похвалить дочку за то, что она сделала что-то по дому вместо того, чтобы часто и долго читать ей морали за беспорядок.

И наказание в семье ни в коем случае не должно быть со злости. Ребенок должен знать, что в случае проступка его накажут, но необходимо ему объяснить, за что. Еще он должен знать, что из любви к нему родители хотят, чтобы он вырос хорошим, послушным, воспитанным, а не просто бьют за проступки. И конечно, нужна система наказания. Для ребенка очень важно чувствовать опору в жизни,  крепкую руку. А если мама один раз его поругает, а потом на тот же самый проступок не обратит внимания, он эту опору теряет.  

Как родителю найти грань между свободой ребенка и безответственностью, между самостоятельностью и своеволием? Главное – это любовь и, конечно, индивидуальный подход. Одному ребенку нужна строгость, другому мягкость, потому что первый строптив, а второй – послушный по природе. Впрочем, в умных книжках описано, как в соответствии с типологизацией характеров разные подростки проходят кризис.

Корр.: Должен ли родитель заранее прочитать эти толстые и умные книги и заранее понять, к какому типу относится его ребенок или это понятно только специалисту?

Психолог: Это хорошо бы знать. Но  хороший родитель чувствует и понимает ребенка без книжки. Любая психологическая помощь - это чисто человеческая помощь, она естественна. Психология не может быть чем-то сверх умным, и в ней существуют такие же законы, что и везде. Если семья нормальная, то ей никакой психолог не нужен. Мать интуитивно понимает, подстраивается под своего ребенка, она это делает по своей природе. А ответственность дает родителям много подспорья и мудрости. С другой стороны, родителю будет легче, если он почитает книжки и будет «вооружен».

Но, в любом случае, конфликты будут происходить, и они нужны, потому что ребенок свою свободу может выразить только через протест, он должен через это пройти. Это со стороны детей. А родители должны помнить что авторитет и авторитарность это разные вещи. Прекрасно, когда к ребенку относятся, как к личности. Ведь ваш ребенок – такой же человек, как и вы, у Бога есть о нем свой промысел.

 

Всему не научишь

 Корр.: Можно учить ребенка ездить на велосипеде где-то за городом на ровной площадке, а можно пустить его на Тверскую улицу и оставить там учиться. Есть вероятность, что и в том и в другом случае он останется жив и, наверное, на Тверской он быстрее научится ездить на велосипеде, интуитивно поймет правила движения, уворачиваясь от машин, но гораздо выше вероятность, что это кончится нехорошо.

Психолог: Да, и я считаю, что лучше оградить ребенка от всего этого… Но, с другой стороны,  помните, что Бог рискнул дать человеку свободу, рискуя тем, что человек станет против Бога. Филологи считают, что слово «с-во-бо-да» - это сокращенное выражение «с волей Божией дана». В этой фразе очень много сказано… Конечно, родитель рискует, когда дает свободу ребенку.

Священник: Бог точно знал, что Он создал все условия для того, чтобы  человек свободно мог реализовать свободу. О чем я говорю? Когда человек, например,  принимает святое крещение, то прежде чем священник предлагает ему дать крещальные обеты, он читает специальные молитвы, так называемые запрещающие от дьявола, т.е. фактически производится обряд изгнания бесов из человека. Сначала церковь освобождает человека,  создает ему условия, чтобы он мог свободно сказать «Отрекаюсь от сатаны, сочетаюсь со Христом». Без этого человек несвободен, он не может свободно сказать Богу да или нет.

Действительно, Бог,  рискнув и дав свободу человеку, понимал, что человек свободен в своем выборе, ему все известно и все дано и уж если он уж уклонится,  то это действительно его личный свободный выбор. Сегодня весь мир пытается сделать человека несвободным, зависимым во всем. Начиная с рекламы, со способа подачи материала. Это описано в литературе, как вскрывается сознание, как формируется зависимость. В этих условиях насколько можем мы рисковать психикой ребенка? Можем ли мы считать, что полученные им нравственные категории окажутся достаточными для оказания сопротивления мощнейшему давлению со стороны агрессивного и враждебного ребенку мира. Да, в конечном счете ребенку в этом мире жить, но в какой момент и как далеко его отпускать, насколько он вооружен, насколько он может противостоять тому или иному искушению?

Психолог: Вы сказали хорошее слово «условие». Родитель рискует отпустить ребенка, при этом создав ему все условия  для того, чтобы ребенок сделал правильный выбор. Как говорил один мой знакомый: «Я не буду запрещать своему ребенку купаться, но сначала я научу его плавать».

От родителя потребуется больше трудов, больше усилий, больше сердечной боли, чтобы создать такие условия вокруг ребенка, чтобы у ребенка был вкус добра. Бог любит ребенка, как и любого человека, и у ребенка душа любит добро, ему  хорошо, если он сделал приятное, как и всякому человеку. Если родитель сумел создать вокруг ребенка такие условия, когда ребенок оценил, что добро лучше зла, то ребенок сам выберет добро.

Священник: Я согласен. Но всему не научишь. Есть такие ситуации, попав в которые, ребенок может оказаться не в силах устоять. Классический пример: наркомания. Попал человек в компанию, и там все накололись, а он не стал, и его насильно укололи. Человек стал наркоманом на всю жизнь с одного укола, которого не хотел делать. Девушка может подвергнуться изнасилованию, при этом совершенно не ожидая этого от приятелей: только что они были совершенно нормальные и тут пива выпили, и такое началось… Сегодня в храме читалось Евангелие об искушении Христа дьяволом: «Если ты Сын Божий бросься вниз, ибо написано: Ангелам Своим заповедует о Тебе…» «Не искушай Господа Бога Твоего» - отвечает Иисус.

Психолог: Батюшка, я понимаю о чем вы. Что здесь для меня важно? Вопрос ведь  не в том, наказывать или не наказывать.  Важна мера наказания. Вопрос не в том, давать ребенку свободу или не давать – важна мера свободы. И мера любви. Я хочу пояснить свою мысль. Родители должны заботится о ребенке, воспитывать его. Об этом никто не спорит. Но многие не видят опасности в противоположном случае, когда родители чересчур заботятся, опекают ребенка. На этом полюсе тоже много патологии в отношениях. Я еще раз просто хочу подчеркнуть – в любви есть ценность свободы любимого человека, а если этого нет, то это уже не любовь, а собственничество, симбиоз или еще что ни будь.

 

 Послушание значит «слушать»

 Корр.: А ведь есть еще и другая проблема. Мы сейчас говорим о благополучных семьях, где родителями создаются все возможности организационные, временные, материальные, чтобы воспитывать своего ребенка так, как они хотят, как они задумывают. А у большинства ситуация совершенно не такая. Неполная семья, мать с утра до вечера работающая, с трудом  приходящая домой и видящая сына, смотрящего какое-то непотребство или пытающегося уйти на какую-нибудь ночную вечеринку, она его не пускает, потому что боится, что его там убьют. В неблагополучных семьях, а у нас, к сожалению, таких большинство, надо пытаться изо всех последних сил родительского авторитета до поры до времени от чего-то, где-то, как-то оградить.

Психолог: Дать своему ребенку разумную свободу действительно нелегко, это требует от взрослого мудрости и некоего риска, умения слышать ребенка. Даже маленького. Если он, например, не хочет идти гулять, то лучше не ломать его волю, не заставлять со слезами натянуть куртку и сапожки, а склониться к нему и выслушать, что не так, почему он не хочет. И тогда гораздо легче будет найти общий язык, прийти к компромиссу. Увидите, с какой радостью ребенок среагирует на то, что вы выслушали его, то есть дали ему свободу, и перестанет бунтовать. Да, чуткому родителю приходится отступать от своего "я", от своего эгоизма и власти над ребенком. Родитель дает ему все, что он может дать, и с его взрослением понемногу отступает, продолжая внимательно следить за своим ребенком, чтобы в случае чего помочь ему, поддержать, подсказать.

В историях обеих девушек часто встречается слово «послушание». Если вдуматься в него, то приходит ассоциация со словом «подчиняться», в этом есть некое подавление, ограничение свободы человека. А в православной традиции это слово связано с другим – «слушать». То есть это наше активное действие, мы слушаем и поступаем по тому совету, который услышали. Это очень важная грань, в настоящем послушании человек свободен. Конечно, есть иерархия в Церкви, в семье. Человек, стоящий на более низкой ступени, должен слушаться того, кто выше, опытнее, мудрее. Он слушается, потому что доверяет Закону Божию и любви  к нему того человека, который выше по иерархии.

 Родитель может ограничивать, запрещать, на то он и родитель. Это нормально и правильно, потому что ребенок, подросток слишком маленький. Он хочет свободы, но он не умеет с ней обращаться, она может быть ему во вред. И здесь нет деспотизма. Деспотизм появляется, когда ребенка не слышат. Можно сказать: «Ты на эту вечеринку не идешь и все». А можно найти минутку, чтобы сказать: «Я понимаю, что у тебя там друзья», услышать просьбу ребенка, понять, почему его туда тянет и на его языке объяснить ему, почему его туда не пускают. Ситуация одна и та же, но смысл и воспитательный процесс совершенно другой.

Корр.: Часто не только родители не слышат ребенка, но и ребенок не слышит родителей. Я многократно сталкивался с ситуацией, когда авторитет родителей подорван не только потому, что родитель вел себя неправильно…

Психолог: Чтобы человек обрел собственную личность, он должен от чего-то оттолкнуться. И самое естественное, и самое близкое - это родители. И если родителей рядом нет, то ребенку не от чего отталкиваться. В подростковом возрасте больше всего достается родителям, потому что с другими взрослыми ребенок не сможет себя так вести. Но родительская суть такова, что какой бы ребенок не был, все равно его будут любить. И в глубине души каждый ребенок на это надеется. Как говорится, полюбите нас страшненькими, красивыми нас и так полюбят. И если ребенок уверен в том, что родители его любят, как бы мерзко он себя не вел,  это на самом деле будет для него базой.

Священник: Именно поэтому любящие родители тоже могут проявлять твердость. Если ребенок знает, что его любят, он стерпит очень много от родителей.

 

 Куда вести?

 Психолог: Отношение родителя к ребенку, отношение духовника к чаду или хорошего психотерапевта к пациенту, мне кажется, в чем-то похожи.

Священник: Хорошие духовники слышат, что происходит в человеке, помогают вырасти тому, что Богом было заложено в нем. Функция духовника в том, чтобы услышать, что Бог заложил в его чаде. Услышать, какой промысел Божий об этом человеке, когда сам человек не слышит. Увидеть, что у человека есть в чем-то талант и помочь ему. То же самое делает взрослый по отношению к ребенку.

  У родителей есть возможности поднять свой авторитет - жить интересами ребенка. Увидев, что ребенок заинтересовался Чем либо, каким-то видом спорта или литературой тоже начать интересоваться этим. И если ребенок видит, что этот интерес искренний, авторитет взрослого возрастает в его глазах, и суждения взрослого по этому вопросу оказываются более значимыми для ребенка. При этом, если взрослый видит, что растет сорняк, что у ребенка проявляется интерес не к тому, родитель имеет власть, данную Богом, этот сорняк искоренять. Функция родителя в том, чтобы то доброе, что растет в ребенке, помочь вырастить, а злое искоренять.

  Родитель должен вести ребенка к добру. Но не вести по жизни, куда хочется самому родителю. Это совершенно разные вещи. Родитель должен вести ребенка к Богу, к тому, что хочет Бог, а не что хочет сам родитель.

Беседовал Федор Максимов

 

Иерей Максим Первозванский

Клирик храма Сорока Севастийских мучеников,

главный редактор журнала "Наследник".

 

 

 

Чупрова Мария Александровна

 Окончила Московский психолого-педагогический университет,

в настоящее время является аспиранткой факультета

психологического консультирования. Работает психологом в

православном детском саду.

 

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru