Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Полюбите нас черненькими

№ 23, тема Война, рубрика Тема номера

Старший брат попал в травмпункт из-за драки: поцарапали ножом, но все обошлось. Врач называла его: «боец невидимого фронта» – с издевкой. И я подумала: он-то как раз боец видимого фронта. Нож очень даже осязаем. А все мы, остальные, – без явных ножевых ранений – наоборот,  бойцы невидимого фронта. Главные сражения – внутри меня. Каждый день, каждый час, каждую минуту. И каждую минуту – или побежденная, или победительница.

автор Анна Гаспарян, 22 года, г. Мурманск



Полгода я была побежденной. Это я поняла потом. А тогда казалось – все хорошо, я люблю и любима. Я жила в гражданском браке, и мы собирались расписываться. Мой друг тянул с браком, моя мать стала капать на мозги: «Разуй глаза, он тебя не любит!». С матерью у меня все сложно. В это же время – разрыв с любимой подругой. Я осталась одна. И пошла креститься. Почему? Мне тогда пришла в голову мысль, что я стану защищенной, не такой уязвимой. Священник, крестивший меня, оказался обалденным! Я не думала, что бывают такие – прикольные, понимающие. Я пришла к Богу. И ушла от друга. Это была маленькая первая победа.
«Извини, Аня, но придется тебе вернуться домой. Знаю, что не хочется. И будет сложно. Ты ведь уходила, пошвыряв вещи в спортивную сумку и пообещав матери, что не вернешься. И хлопнула дверью. А теперь все изменилось. А идти больше некуда – только домой. Еще вариант: остаться с ним. Это ты ведь поставила точку».
В придачу к сложной маме дома еще сложный брат. Не надо домой. Будет только хуже… Но это ведь поражение. Смертельная рана. А расписываться и венчаться друг не хочет. Значит, вариантов нет. Иди.
Каждое воскресение я за шкирку тащу себя в храм. Первое время я туда бегала. Вставала утром и бежала, как на свидание с любимым. Теперь – не получается. Хочется спать, вообще делать что угодно, только не быть на службе. Я могу не пойти туда. Земля не разверзнется подо мной. Не упадет на голову кирпич. И жертвой теракта я не стану. По крайней мере, я в это верю. Но я знаю, что буду побеждена. И мне будет плохо. Не от Бога плохо – от себя самой. Потому что храм для меня – как костыли для неходящего человека. Как-нибудь доковыляю на них до следующего воскресенья.
Недавно в одном ЖЖ я нашла потрясное стихотворение. Как будто про меня написано.
 

Я забываю после душа опять надеть крест
И пропускаю литургию, чтобы спать лишний час,
Но я взываю к Тебе из таких безумных мест –
Во имя чье, не разобрать, но Ты и там среди нас.

Мне снились чьи-то голоса: "своим путем", "ни за кем",
И "сколько можно цепляться", и "пора бы давно",
Но Ты веди меня за руку, пока не надоем,
И даже если надоем, веди меня все равно.

Ведь без руки Твоей не быть ни морю, ни кораблю,
Ведь у Тебя в руке небо, как серебряный флаг.
Еще беда моя, Господи, – людей не люблю,
Но дай мне силы поступать, как будто это не так.


Каждый день мне хочется послать брата далеко и надолго. Навсегда. Он алкоголик. Чего ради мы должны с ним возиться и сколько можно его терпеть?! 30 лет он сидит на шее матери. За все время больше двух-трех месяцев он на работе не задерживался. Есть внебрачный больной ребенок, которому алименты вместо брата платим мы с матерью.
Иногда я не понимаю мать. Я бы на ее месте уже давно вышвырнула братца на улицу. Человек пьет уже семь лет. Пару раз пытался покончить жизнь самоубийством. И в больницу неизменно ходила мать, и покупала лекарства. Он сломал замок на двери моей комнаты, своровал и пропил золото. Он не хочет ничего менять. Вопросов нет.
«Нет. Я ничего тебе не дам. Я не хочу с тобой разговаривать. Пошел ты знаешь куда… Сколько можно?!»
У брата опухшее лицо. Куда подевался мальчик с взглядом рафаэлевского ангела?
Как же он меня достал, Господи! Видеть его рожу не могу. А ведь надо дотащить его до комнаты – не в коридоре же ему валяться… Хорошо, что голову не разбил о выступ. Или жаль, что не разбил… Знаю, что так нельзя. Меня снова победили. Как Каина – зависть, меня – ненависть. Но Авель был хорошим! А мой братец… Как же он мне НАДОЕЛ!

«Но Ты веди меня за руку, пока не надоем,
И даже если надоем, веди меня все равно».


Стиснуть зубы. Силой заставить себя подойти к лежащему телу. Когда-то в детстве мы вместе играли в футбол.
Я не хочу так жить. Я еще универ не закончила. Я не хочу жить в этой квартире с этими людьми. Пусть даже это родная мать и брат.
«Хочешь вернуться к нему? Он пока ждет и надеется… Все в твоих руках, Анечка».
Вот именно: все решаю я. Как я сейчас решу – так и будет. Но есть еще потом…  Сейчас это будет, надо признать, капитуляция. Поражение. Потом – последствия поражения. Вспоминаю классику – Достоевский сказал, что поле битвы – сердца людей, где дьявол борется с Богом. И еще. Не помню, кто сказал, но в точку: «Войны проигрываются не на поле битвы, а в голове, в сердце человека». Мое сердце и душа – бесценны. Раз за них идет такая война. И твои тоже. И ее. И его.
Надо же. Это единственная война, которую никогда нельзя прекращать. До самой смерти. Эта война – внутри меня – как ни странно, идет мне на пользу. Может, я даже научусь когда-нибудь хоть немного любить людей? Вот если бы брат не пил…
«Полюбите нас черненькими, беленькими нас всякий полюбит». Р—р-р-раз! Рывок! Приподнимаю за плечи брата, тормошу. Потом поливаю водой. Он тяжелый, руки дрожат от напряжения. Может, он сможет доползти до комнаты? Или принесу стул, облокотится на него, встанет.
Брата победили – вот он валяется передо мной в грязных джинсах, с перебитым носом. Правда, я не знаю, чье поражение больших масштабов – его или мое. Я себя утешаю: это он пока валяется. Может быть, когда-нибудь все изменится? Не сработало. Я вообще скептик. Думаю, брату уже недолго осталось – и скоро мы все вздохнем с облегчением, как говорится.
Я не святая. И я не хочу возиться с алкоголиком. У меня полно других дел. Он сам выбрал себе такой путь. Мы делали все, что могли. Даже Бог не спасет человека, если человек сам того не хочет. А я всего лишь студентка с кучей проблем и долгов.

«Еще беда моя, Господи, – людей не люблю,
Но дай мне силы поступать, как будто это не так».


Да, что-то пока не очень получается. Но впереди – целая жизнь. По крайней мере, я в это верю. Ведь Бог забирает в наилучший момент. А он для меня пока не наступил. Значит, впереди – слава Богу! – много-много лет войны.

 

Рейтинг статьи: 5


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru