Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Слезы на углях

№ 67, тема Боль, рубрика Спутник

Измена. Вам это знакомо? Если нет, я рада, но все равно продолжайте читать, потому что измена – как смерть, от нее никто не застрахован. Она приходит, кому-то морочит голову, скрываясь под разными масками, а к кому и в открытую – и отравляет все, что было когда-то живым… Ясное дело, мало таких людей, которые думают: может, мне изменить? Это происходит внезапно, и порой даже не понять, что это такое было. Но если было, то вы вляпались… Вылезайте, если сможете, я уже не первый год карабкаюсь.

Сейчас пишу это и ужасаюсь: как я могу поделиться тем, что пережила? Как в открытую говорить об измене? Своей измене? Это все равно, что без одежды стоять перед вами. Но если это кого-то остановит на краю, это будет для меня утешением. Я уже ничего не верну назад… Я впустила в свою жизнь измену. И моя счастливая жизнь сгорела дотла. С годами эта боль приглушается, но первые годы она жжет и рвет сердце на части.

У меня было все: любимый человек, который меня очень любил, хотел, чтобы я родила ему детей, а его мама во мне души не чаяла. Все было, как в сказке, пока я не оборзела… Я вдруг в какой-то миг решила, что достойна большего и что жизнь, раз уж она одна, надо прожигать по полной. Я допустила ошибку – я много себе позволила!

Все началось с фразы, которую мне прошептал на ухо Королевич (так общие знакомые называли того парня). Пьяный, красивый, стильный и при деньгах. «Да убери ты свои деньги, отстань от меня. У меня есть парень. И вообще ты пьян». Так я отмахнулась от нового знакомого, который доставал меня на работе (я подрабатывала после учебы в кафе). Он наглым взглядом окинул меня, купил самую дорогую шоколадку и сказал, что завтра придет трезвый. На следующий день я специально сбежала с работы пораньше, чтобы не встретиться: вдруг и правда придет. Какой же ужас я испытала, когда столкнулась с ним у входа в метро! Он тоже обалдел от моей наглости: «Привет! Ты что, хотела сбежать?» Оправдываться было бесполезно. Я молчала и улыбалась. Он продолжал рассматривать меня, сказал, что юбка у меня – улет. Я делала вид, что ничего не слышу, хотя поймала себя на мысли, что парень-то симпатичный. Не помню, как он уболтал меня, но в этот день мы пошли гулять в парк. Я не видела в этом ничего зазорного. Всего лишь прогулка.

Потом я уже знала: измена начинается с мелочей! Важно слышать себя и ловить на всякой ерунде, на всякой мелочи, особенно если заметили, что начали оправдывать свои незначительные шалости. Ну, например, у вас есть вторая половинка (как у меня был мой Лешка), а вы позволили себе пойти гулять с другим человеком, который – вы это знаете! – на вас глаз положил. Как бы невинно вы себя ни вели, он все равно будет гореть, глядя на вас, а ваш холод только заведет его еще больше.

Поверьте, среди тех людей, которые изменили, очень много тех, кто не собирался этого делать. Все решается в последнюю секунду. И чем раньше вы скажете «нет», тем легче вам будет сохранить себя. Я этого не знала. Это была всего лишь прогулка. Ну и что, что так рассматривает меня? Ну и что, что делает комплименты? Ну и что, что пытается обнять? Мне такие знаки внимания очень приятны, можно сказать, повышают мою самооценку, но ведь не более!

Я вошла во вкус. Встречи стали повторяться. А когда по традиции вечером мне из Питера позвонил Леха – с тревогой в голосе (удивительно, как он так умеет предчувствовать), я его заверила, что он зря волнуется, у меня точно все нормально. Пожелала ему спокойной ночи. Положила трубку. И побежала к Королевичу. Сама не заметила, как привязалась к нему. Он по-прежнему пил, ходил по дискотекам, звал меня с собой, с ним я окунулась в какой-то мир, который мне был одновременно противен и интересен.

«У нас конфетно-букетный период», – смело заявил Королевич и водрузил на стол вино, шоколад, фрукты и зачем-то пачку денег. Я старалась на них не смотреть. Не из-за денег же я с ним. Просто нравится. А как же Леха? Что Леха? Я ж ничего еще не сделала плохого. И то, что мы встречаемся уже не в кафе, а у меня в квартире, мне тоже казалось незначительным.

Он стоял и курил в окно. Потом вернулся ко мне. Он уже знал, что сказать, как меня завести, я сопротивлялась, но понимала, что это уже детский лепет, и я давно уже его. Во мне оставалась каким-то чудом совесть, она из последних сил пыталась достучаться до меня, но я предпочла сделать вид, что не слышу ее. Королевич выиграл. Перемотать бы назад… нельзя! Что я могу теперь сделать?

Да ничего! Кроме того, что беспрестанно рыдать над своим поступком. Разве что могу поделиться, как человек ведется на эту игру. Знаю, у каждого своя жизнь, но я не могу больше это носить в себе. И я пишу сейчас для тех, кто считает, что это совсем не про него. Я знаю девушку, которая чуть не совершила измену, будучи замужем и беременная вторым ребенком. И так бывает: влюбилась. И ее стали одолевать идеи: «Я не за того вышла замуж. Я наконец-то встретила человека своей мечты. Мы мыслим одинаково, понимаем друг друга с полуслова». Она так увлеклась новыми отношениями, что когда одумалась, то от уныния и депрессии попала в больницу. Лежала в больнице и рыдала. Она видеть не хотела своего мужа. Страдала и ждала другого. Она еле заставила себя остановиться. И запретить себе даже думать о чужом человеке. Уважаю, и знаю, что теперь она с ужасом все это вспоминает. У нее с мужем все наладилось, теперь в их семье трое детей и счастье, которое они вместе берегут. То, что она остановилась, – это победа, ее личная победа!

Ну так вернемся к той фразе, которая сломала меня: «Ты одна такая! Мне от тебя ничего не надо. И кто сказал, что нельзя? Ты сама все решаешь». Я держалась как могла. Но выходило это совсем уж нелепо. Я то слушала его, то обнимала, то приходила в ужас от того, что сижу у себя в комнате на кровати с едва знакомым парнем. А в голове предательски крутилось: «Сама решай, если хочется – бери. Почему ты должна кого-то слушать?». Я просто погладила его по голове, а он закрыл глаза и сказал: «Что ж ты со мной делаешь. Зачем ты так со мной?». Все. Иконы – это последнее, что я увидела, прежде чем вырубился мой мозг, а вместе с ним и моя совесть.

Мне казалось, что я наконец-то счастлива, рядом со мной человек, который знает мне цену. Но когда чудесный вечер закончился, я вдруг сразу поняла, что во мне что-то надломилось, что я уже не буду такой, как прежде. Я вновь посмотрела на иконы. Расплакалась. И сняла с руки кольцо, которое мне подарил Леха. Сняла и положила его на полочку. Сказала: «Все». Королевич был ошеломлен таким поведением, но молча курил и наблюдал, что будет дальше… Мы холодно простились в тот вечер.

Я старалась не думать о том, что происходит в моей жизни. С Лехой говорить становилось все труднее. Я совсем завралась. А однажды заигралась до того, что под дверью у меня стоял Королевич, а дома, по телефону я говорила с Лешкой. Я тогда впервые задумалась о том, что надо было сразу признаться ему, – он бы смог меня остановить. Но признаваться в таких вещах страшно и стыдно. Я молчала в трубку. Леха уже не сомневался, что я наломала каких-то дров. А там, за дверью, стоял и настойчиво звонил Королевич. Красивый, хмельной, с цветами в руках, с мороженым и пивом. Он знал, что я дома. И не собирался уходить. Так я металась, а потом заревела и все рассказала Лешке. Он был в бешенстве, но понимал, что если я положу трубку, тогда тот, кто так настойчиво звонит в дверь, зайдет в квартиру. Поэтому он растоптал свою гордость, и продолжал говорить со мной по телефону. Как врач скорой помощи. Он даже повторял: «Не клади трубку. Скажи мне. Чего ты замолчала?» В этот вечер я дверь не открыла. Это была победа. Но не моя – Лешкина. Королевич ушел. Был злой.

Я вернулась к Лешке в Питер. Мне было стыдно смотреть ему в глаза. Я только сейчас понимаю, какой это мужественный человек. А в тот моментя стояла вся красная и что-то мямлила в оправдание. Куда делось вот это «Я сама решаю, как мне жить! кто сказал, что нельзя»?! Лешка хороший. Он все понял. Думаете, ну и тряпка, ну и не мужик, раз простил? Простить-то простил, но вот склеить нашу любовь мы так и не смогли. Оказывается, измена отравляет не только того, кто изменил, но и того, кто пострадал от этого. Лешка уже не мог спокойно отпускать меня на сессию. Королевич стал ежедневным предметом разговоров. Ревность сжирала нас обоих. Королевич, видно, временами трезвел, мучился, хотел встречи, иногда звонил, и это вновь разжигало караван скандалов. Жизнь превратилась в ад. Следующая моя сессия прошла под конвоем: Леха поехал со мной.

На какое-то время мне даже показалось, что все улеглось, но Лешка запил. Он не мог забыть. Ругал меня, себя и Королевича в придачу. Он ненавидел его всем сердцем и не понимал, чем этот алкаш смог меня зацепить. Так прошло еще полгода. На следующую сессию я поехала одна. Казалось, все позади. Только я по-прежнему боялась встретить Королевича. Боялась, потому что знала: не устою. Не смогу себя контролировать. Хотя и знаю, что не нужна ему для серьезных отношений.

Однажды я сорвалась и среди белого дня пришла к нему домой. Он был дома. Трезвый. Помогал маме наводить в квартире порядок. Я зашла в комнату, закрыла за собой дверь. Обняла его. А он снял мои руки со своих плеч и сказал: «Слушай. У меня нет настроения. Я занят». Я была поражена. Получается, что без алкоголя и любви нет? И на трезвую голову ему со мной скучно?! Я ушла.

Вернувшись в Питер, я смогла прожить там всего 2 недели. Тот ад, который я сама создала, стал невыносим. Леха пил, ревновал, унижал. Я собрала вещи и уехала. Сказала, что надо пожить немного одной, даже обещала, что как только восстановлюсь, приеду. Но что-то внутри подсказывало, что я не вернусь. И Леха это чувствовал. Он рыдал, провожая меня. Его мама была на меня зла. Она не показывала слез, но, кажется, понимала, что это конец и до последнего останавливала меня. Я уничтожила в этом доме все, что могла. И теперь уходила из этой семьи, оставляя их на углях. Я ненавидела сама себя. Ревела, когда приехала на вокзал. Билетов до Москвы не было. Но мне уже было стыдно возвращаться туда, где я причинила столько горя. Ночь провела на вокзале. Утром поезд – и я дома. Одна. У меня жизнь с чистого листа. А Лешка сходит с ума в том доме, где все напоминает обо мне. Спустя год он женился. И говорил, что до сих пор любит меня. Теперь я смотрю на его фото с дочкой, и понимаю, что сама могла бы родить ему ребенка, если бы вовремя остановилась, если бы не повелась на дурман.

7 лет прошло, а внутриу меня все пепел. И тем, кто еще в эту ситуацию не влип, я советую завести себе табу: «нельзя и все». Просто принять, как есть. Не рассуждая. Икогда встанете перед выбором между близким человеком и тем, кто вскружит вам голову, помните, что все начинается с пустяков. И затягивает как смола. Собираясь разрешить себе невинный флирт, или принять ухаживания, вспомните, пожалуйста, обо мне. Рвите такое общение на корню. Сохранить себя – это выбор и труд каждого человека, никто не сможет это сделать за вас.

Я очень надеюсь, что еще встречу человека, который станет моей судьбой. Жестокий урок я усвоила. И теперь каждый раз, когда мне хочется «сойти с ума», я спрашиваю себя: «С чем приду к тебе милый, если растрачу все то, что предназначено было тебе?»

Елена Щербакова

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru