Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Без склок. Без обмана. Без лени

№ 41, тема Время, рубрика Редсовет

 

Протоиерей Максим Первозванский:

Крайне важно, как человек использует время. С одной стороны, да, многие вещи убыстряются (мы живем в гораздо более быстром мире, чем тот, который был 10 или 20 лет назад), а с другой стороны, мы всё так же не умеем быстро решать давно известные и даже самые простые проблемы. Например, никак не можем преодолеть бесконечные семейные склоки, которые преследуют людей годами. Тут всё дело в движении… Когда человек стоит, не двигается, не развивается, любые проблемы, конфликты превращаются в какую-то ужасную тягомотину, болото, из которого невозможно выбраться. А когда есть совместное движение, например, целой семьи – мужа, жены, детей, – тогда эти проблемы либо кажутся не такими значимыми, либо решаются с более высокого уровня. Когда люди сидят в квартире и не знают, чем бы заняться, вот тут и начинаются склоки, выяснение отношений. А если они вместе дом строят, склоки, может, и будут, но построенный дом всё перекроет. А в стационарном состоянии это просто либо жизнь параллельная: у тебя – своя, у меня – своя, хотя мы и живем под одной крышей, либо одна бесконечная склока.

 

Артем Ермаков:

У человека во все времена было очень сильное, фаустовское желание остановить мгновение. Несмотря на то, что многие люди требуют увеличить, ускорить, проконтролировать ход времени, фактически они всё равно хотят его остановить, просто пытаются угадать тот момент, когда им выгодна эта остановка. И, в зависимости от предпочтений, от планов, от темперамента, каждый пытается схватить какой-то свой кусок. За счет этого и возникает разобщенность.

 

Василий Пичугин:

Да, отсутствие движения – это застой. Не так давно возникло понятие «застойная бедность». Когда человек находится в состоянии нищенства, не понимает, как из этого состояния выбраться, при этом у него есть здоровье, силы. И это транслируется на потомков, передается детям такая невозможность двинуться, образование получить, неспособность, в конце концов, взять и уехать или, наоборот, здесь что-то создать или построить. Человек, ничего не делая, не женившись, не посадив дерева, не вырастив сына, не написав ни одной строчки, не вспахав ни одного огорода, просто прозябает, делает что-то ненужное, получает за это пособие или зарплату и сам понимает, что делает ненужное ни себе, ни кому-то.

 

Артем Ермаков:

Если мы возьмем ускоренное развитие любой страны, того же Советского Союза в период индустриализации, то увидим, что там были колоссальные издержки и ошибки грубейшие, иногда преступные. Но за счет движения вперед в целом для страны они стали не такими роковыми, какими могли оказаться, если бы общество стояло на месте.

Когда есть движение, тогда многие несоответствия в схеме взаимодействия, управления и общения оптимизируются в нем.

Сейчас у нас эпоха стояния или даже лежания на месте не только на личном, но и на общественном уровне. Еще в начале 80-х сказали, что рваться никуда не надо, никакого будущего нет, живите сегодня. И повторили тысячу раз. Наступило безвременье. Очень тяжелое состояние, с трудом преодолеваемое в одиночку. Мало просто сделать усилие, встать и побежать. Важно еще, чтобы твой бег не оказался бегом на месте. Чтобы у него была реальная цель, пусть и труднодостижимая.

 

Протоиерей Максим Первозванский:

У нашей страны нет утопии. И не видно будущего, в котором хочется жить. В результате люди ни к чему не стремятся, кроме как построить свое маленькое тихое счастье. Я под утопией подразумеваю не нечто принципиально невозможное, а нечто сложнодостижимое. Индивидуальное вхождение в Царство Божие – это для каждого в отдельности, а для всех вместе некая коллективная идея, с которой стоит жить и за которую можно умирать, не выработана. Все понимают, что пришло время, а ее всё равно нет.

 

Василий Пичугин:

Утопия на самом деле дает время. У нас нет утопии, и время исчезает из нашего пространства. А если нет времени, многие хотят слинять из области медленного времени туда, где оно более быстрое. Быстрое время – это движение, возможность принятия решений, влияния на ход событий, участие в главном и существенном. Это если утопию действительно пытаются реализовать. Иногда, правда, это просто обманка, картинка для избирателей, за которой, на самом деле, никакого движения нет.

 

Протоиерей Максим Первозванский:

Помните, в одном из номеров у нас была статья про Ванкувер. Человек с высшим образованием приезжает за границу и готов работать посудомойкой. И считает себя хорошо устроившимся. Потому что есть некая утопия, которая его серый заграничный быт вдруг превращает в цветную картинку. А реально его окружает такое болото, к которому здесь он не подошел бы близко. И точно так же человек приезжает из деревни в столицу и устраивается на рынок торговать под началом азербайджанца и счастлив: «Я вырвался из грязи и могу здесь теперь ходить в кино 3D и смотреть фильмы на самом крупном в Европе экране». Или другой пример. Менеджер – это кто такой по-русски? Приказчик, управляющий, продавец. Но если спросить: «Пойдешь работать управляющим?» – «Нет, управляющим не пойду». – «А менеджером?» – «Пойду! Это круто!» У человека есть некая виртуальная реальность, в которую он вставляет какое-то настоящее, может быть, совершенно неувлекательное. И считает, что всё хорошо, хотя если представить себе жизнь этого менеджера... Он суетится целыми днями, бегает с утра до ночи на работе, семью не видит, работа неинтересная. Но он менеджер, он теперь соответствует. Раньше людей вдохновляла вера в то, что они построят светлое будущее. Сейчас человека вдохновляет вера в то, что он соответствует.

Филипп Якубчук:

Будущее, в котором нет иного, – это длящееся настоящее. Для человека, который жил в XIV веке, первая половина XV века была длящимся настоящим. Советская власть по отношению к Российской Империи – это было будущее. Это было совсем иное: иные принципы, другой язык, всё другое. Большинство людей, которые могут повлиять на ход событий – власть, крупный бизнес, заинтересованы в том, чтобы настоящее никогда не кончилось. Они стремятся к тому, чтобы все правила игры, все законы, всё-всё-всё было таким, как сейчас. Но при этом, как правило, если будущее не наступает, если мы его не создаем, то наступает худшее из возможного будущего. Просто любая система, предоставленная естественному развитию, приходит к худшему из возможных вариантов. Потому что постоянно возникают новые вызовы, а старая система в принципе не способна на них отвечать, причем как на внешние, так и на внутренние.

 

Наталья Зырянова:

Может быть, и не все хотят наступления будущего, но многие хотят в него заглянуть. Людям вообще свойственно желание преодолеть время. Кто не мечтал в детстве о машине времени? Мне кажется, больше тех, кто мечтал попасть в прошлое (в какое-нибудь Средневековье) и посмотреть на ту жизнь с высоты уровня развития современного человека, а еще лучше – в ней поучаствовать. А кто-то мечтал оказаться в будущем (только потом обязательно вернуться – не помню таких, кто хотел бы там и остаться). Потом обычно так уже не мечтается, но многим людям всё равно надо знать, что их ждет в личной жизни (и они ходят к гадалкам) и что их ждет вообще (и они интересуются разного рода пророчествами). Пророчества – это отдельная тема. Если пророк был, например, святой, которому нельзя не доверять, а его пророчества ничего хорошего не обещают, то вообще непонятно, как жить дальше.

 

Василий Пичугин:

Есть классическое непонимание пророчества. Считают, что пророчество – это то, что обязательно сбывается. Но будущее не предопределено. И пророчества – это не всегда то, что должно сбыться, а просто некие указатели: если ты не сделаешь этого, то будет вот так. Как пророк Иона пришел к ненивитянам и сказал: «Покайтесь», – и был уверен, что Господь их покарает. А они взяли и покаялись. И Господь их не покарал. А пророк Иона обиделся на Господа: как же так, я же пророчествовал... Дальше Господь уже его вразумлял.

Пророчество – это откровение воли Божией. С точки зрения церковного учения, это не разговор о будущем, это Господь открывает тебе Свою волю. Иногда в этом откровении содержится картинка будущего. Но на нее можно повлиять, если правильно использовать отведенное тебе в этой жизни время.

 

Филипп Якубчук:

Еще надо сказать о главном убийце времени. Лень – мощнейшая страсть. Лень – это смирение без мужества. То есть, бывают ситуации, когда ничего не делать – это поступок. А если ты просто ленишься, лень может полностью парализовать твое временное бытие.

Лень связана со страхом выбора. У тебя всегда есть спектр разных возможностей. И если ты уже выбрал что-то одно, ты должен начать работать. А когда ты этот выбор откладываешь всё время, ты думаешь, что можно еще вот это сделать и вот это, и вот это, и много всего... и боишься выбрать что-то одно и начать действовать в этом направлении.

 

Протоиерей Максим Первозванский:

Что такое лень? Это неспособность, нежелание трудиться. Элементарно – прочитать книжку. Это ведь тоже труд: надо читать, надо воображать, надо сопереживать. Проще посмотреть телевизор и пассивно воспринять всевозможные ощущения. Выпил – хорошо! Телевизор включил – отлично! Твоя эмоциональная сфера оказывается чем-то наполнена, пусть даже какой-то бурдой. Телевизор работает: шум, новости, сериалы, «Убить мента», 3015 серия. А сделать какой-то шаг, чтобы преодолеть это и начать трудиться душой... Это даже не просто лень, это зависимость от пассивного восприятия. Расслабленность возникает как следствие того, что ты повелся на что-то другое.

Вот ты пришел с работы, ты устал. Как ты будешь отдыхать? Ты решил пробежаться по ночному городу? Надел кроссовочки? Ты же не физически устал, ты не на заводе пахал, а скорее всего, сидел в офисе и устал от общения с людьми, дети тебя раздражают, безусловно. И это даже не твоя вина, что они тебя раздражают, и ты не хочешь уделить им время. (Я знаю одну бабулю, которая всю жизнь проработала в тяжелом цеху, и у нее сейчас дикая раздражительность от любого шума. Она звереет. Этот грохот, который ее всю жизнь сопровождал, довел ее до крайности. Дверь в подъезде хлопает, и она уже готова 03 вызывать). И вот человек приходит с работы и хочет расслабиться. Ты можешь пробежаться, и это вернет тебе силы, и ты сможешь заняться английским, поговорить с детьми, а можно кнопочку нажать, удобно сесть и взять бутылочку пива. Всё, ты расслабился, тебе не до чего. Это не просто лень. Человек ведется на какой-то более простой способ решения своих внутренних проблем, и это его затягивает и становится порочным кругом.

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru