Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Самая большая боль, испытанная в жизни

№ 67, тема Боль, рубрика Личное

Анна Платанова, 20 лет, студентка факультета журналистики:

– Когда один из близких сердцу друзей однажды по наговору со стороны поставил дружбу под вопрос в таких словах: «А хорошо ли мы друг друга знаем? Ведь, в сущности, и знакомы-то мы не так давно, считай что почти не знакомы. И дружба как вино – хорошо лишь старое, то, что с детства».

И вот думаешь: копили-копили столько общих радостей и впечатлений, и так за раз, бессмысленно все рушится.

Зло разделяет. Это первое, что оно делает между людьми. Вот так Онегин убил Ленского, ни за что, просто неумолимая, бессмысленная закономерность зла. У Чайковского в опере «Евгений Онегин» есть потрясающий момент, когда в промежутке между трагическим началом и страшной развязкой звучит нежный лирический дуэт – пересекающиеся мысли и чувства обоих героев перед самой дуэлью, такой внутренний диалог:

Враги! Давно ли друг от друга,

Нас жажда крови отвела?

Давно ли мы часы досуга,

Трапезу, мысли и дела

Делили дружно? < ...>

Не засмеяться ль нам, пока

Не обагрилася рука,

Не разойтись ли полюбовно?

И в конце этого нежного, любовного диалога какое-то неизбежное и «опущенное»: «Нет, нет», – говорят оба. Как зло бессмысленно, пусто в самом себе!

Елена Погребняк, 47 лет, инженер ОТК:

– Мне кажется, что говорить о своей боли нужно только с близкими людьми, для того чтобы они смогли понять тебя. Самая страшная боль для каждого – это потеря родного человека. Так случилось, что я рано лишилась матери – она не увидела, как на свет появилась моя вторая дочь, не смогла разделить со мной эту радость. Однако вдвойне больнее после потери матери было лишиться еще и отца. К сожалению, я не смогла забрать его к себе в семью из-за невыносимых условий жизни (на тот момент мы вчетвером с мужем и детьми жили на 14 квадратных метрах), когда он остался один в другой стране. Цените тех, кто рядом с вами, чтобы потом не чувствовать вину.

Никита Фролов, 20 лет, студент:

– К сожалению, в моей жизни самое сильное горе уже произошло. Моя дорогая старшая сестричка попала в аварию 7 лет назад, а что самое обидное – крайне тяжело больна она до сих пор. Позвольте опустить подробности и поверьте, пожалуйста, на слово. Я не могу назвать этот факт именно пережитой болью – все-таки у мужчин такое определение не в почете. Но это, определенно, самое трудозатратное и тяжелое испытание, которое происходило на моем веку. Так что берегите своих близких и ни в коем случае не смейте их забывать!

Татьяна Антипьева, 33 года, журналист:

– Чуть с ума не сошла, когда вместо намеченного похода в загс жених ушел от меня. Семинары по йоге, занятия у психотерапевта и даже другие бойфренды – ничего не помогало заглушить боль. Очень радостно, что в какой-то момент вспомнила про слова одного православного священника, что есть такое в современной Русской православной церкви – огласительные беседы…

Мария Антипова, 21 год, студентка факультета иностранных языков:

– Сразу хочется спросить, какая боль? Физическая или душевная? Но почему-то хочется рассказать именно про душевную боль.

Когда мне было 9 лет, не стало моей бабушки. Я не до конца понимала, что произошло, но отчетливо чувствовала боль потери. Сейчас, будучи взрослой, периодически вспоминаю ее, понимая, что, будь она рядом, все было бы по-другому. Мне не хватает ее. Боль потери самая сильная, ведь ты понимаешь, что ничего не сможешь уже изменить.

Мне даже не хотелось говорить про боль расставания с объектом своего обожания, потому что сейчас это кажется нелепым. Да, обидно, что тебя не любят, не выбрали. Да, обидно, что твои мечты и надежды, возлагаемые на человека, рухнули. Все это сопровождается горькими слезами и болью, болью душевной, но… невзаимная влюбленность – такой пустяк. При любой так называемой катастрофе задавай себе вопрос: будет ли это важно через пять лет? И в данной ситуации я понимаю, что нет.
Нередко за душевной болью стоит та или иная внутренняя выгода: желание привлечь к себе внимание, страх неудачи, месть или борьба за власть. Часто человек придумывает себе боль и терзания, чтобы его пожалели. Человек так устроен, что на протяжении всей жизни боль сопровождает его, но только через нее он становится сильнее.

Кристина Заяц, 25 лет, педагог-хореограф:

– Каждая боль кажется самой сильной в момент, когда ты ее ощущаешь. Кажется, хуже некуда. Только спустя время можно пробовать сравнить и найти большую, но я поняла, что, делая это, все сильнее крутишься вокруг себя и не замечаешь другого человека и другую жизнь. В препарировании своей боли можно зарыться и закрыться для радости. Начать культивировать боль и страдания и жить этим. Становится страшно жить счастливо и радостно. А вдруг это потеряешь? Больно быть одному, когда осознаешь, что сам всех оттолкнул, больно, когда люди живут не по твоему сценарию. Планы, что себе строил, не свершаются. Больно, когда разбиваются мечты и иллюзии. Когда не любят тебя. Но еще больнее, когда не любишь ты и не знаешь, как.

Александр Борзых, 19 лет, студент ИТМО:

– Я считаю, что самый болезненный момент для меня случился примерно в 7-м классе, когда после двух лет общения с одноклассницей она сказала мне, что я ничтожен (на протяжении этих самых лет она говорила, что я прикольный и что я ей нравлюсь), а потом просто оказалось, что все добрые слова говорились из снисходительности и жалости ко мне.

Это оставило наибольший отпечаток на моем характере и на последующей жизни, так как с тех пор я плохо схожусь с людьми, на какое-то время перестал общаться с родителями (сейчас уже гораздо лучше) и просто стал закрытым человеком.

Яна Стельмах, 27 лет, инженер-конструктор:

– Больно, когда спустя время понимаешь, что, живя с человеком всю жизнь или долгое время, по большому счету, его и не знаешь... Да, обсуждаешь какие-то темы, вопросы, но как-то не по-настоящему. Как будто задаешь вопросы ради того, чтобы задать вопрос, но не ради того, чтобы услышать человека, узнать его. Получается, в жизни с дорогими и близкими сердцу людьми так мало искренности, так мало настоящего... Не знаю, может быть, из-за вечного куда-то или зачем-то стремления. Хочется быть искренней, настоящей. Хочется вновь знакомиться с уже знакомыми людьми, скинуть все когда-то надетые маски, разрушить возведенные нами со временем стены и просто по-настоящему общаться!

Екатерина Денисова, 21 год, дизайнер:

– Самая сильная боль… Наверное, боль за родных людей. Когда перед твоими глазами живут люди, которые потерялись по жизни, потеряли смысл вообще существования, и их дни превратились в череду просто чисел, просто дней. Когда в жизни родных для тебя людей нет Света. И даже ты сам не можешь его им показать, потому что они не хотят. Вот это моя самая большая боль.

Иван Петренко, 20 лет, студент СибГАУ им. Решетнева:

– Лично для меня самой тяжелой болью и моим самым большим страхом является потеря близкого человека в результате его смерти. В этом случае ты отчетливо понимаешь, что человека тебе не вернуть абсолютно никак, нет таких технологий. Ты больше не увидишь его на улице, в магазине, дома, в интернете, не попросишь прощения, не сможешь сказать «привет». Все, что у тебя остается, – воспоминания, какими бы они ни были, и чувство вины за то, что ты ничем не смог ему помочь. 

Многие мои товарищи считают самой сильной болью боль от расставания с любимым человеком. Но я на личном опыте убедился, что человека в данном случае все равно можно в той или иной мере вернуть или же – отпустить.

Боль – то, чего не пожелаешь пережить никому: ни другу, ни врагу, а также то, что придется пережить каждому. И ничего не остается, кроме как учиться смирению, становиться сильнее, уметь переключаться на позитивные эмоции, потому как, в отличие от физической боли, душевная способна погубить человека…

Елизавета Иванчина

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru