Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

На границе за границей

№ 66, тема Граница, рубрика Профессия

Виктор Рулев попал в погранвойска в 1995 году, службу проходил в 479-м Пограничном отряде особого назначения (в/ч 3807). За три года он отслужил в Прибалтике, Дагестане, Таджикистане. У каждой границы своя специфика: в Калининграде – контрабанда сигарет и янтаря; в Приморском крае – охрана биологических ресурсов, незаконная эмиграция; на границе Северного Кавказа главная тема – боевики, контрабанда оружия, наркотрафик и незаконное пересечение границы. Но самой напряженной, самой сложной он считает Таджикско-Афганскую границу, где находился на боевой стажировке полгода.

Виктор закончил службу в звании рядового к/с, награжден знаком «Отличник погранслужбы» III степени. Главное разочарование его и его сослуживцев в том, что после принятия очередного закона ФЗ №351 от 28.11.2015 о внесении изменения в закон о ветеранах ФСБ не признает их ветеранами боевых действий и требует подтверждения выполнения задач, а что еще кроме охраны и обороны могли делать пограничники на границе?

– Виктор, чем впечатлила служба?

– Пянджский участок, где я прослужил полгода, – это стык Узбекистана, Таджикистана и Афганистана. Сидишь на посту наблюдения, смотришь на Термез – там свет горит, смотришь на Таджикистан – местами что-то светится… на Афганистан – ни огонечка! С утра, на рассвете, стоишь на посту – идет караван верблюдов, штук сто, наверное. Буквально, как в сказках. Вечером смотришь – на волах кто-то землю пашет. Вот это Афганистан, это двадцатый век!

– Какая была обстановка на границе в то время, когда вы там служили?

– В Афганистане талибы с боями приближались к таджикской границе, мы ждали 30– 40 тысяч беженцев и внутри Таджикистана готовили лагеря для их приема. Когда в Таджикистане гражданская война началась, некоторые ушли в Афганистан к родственникам – через реку живут братья двоюродные-троюродные. А потом талибы стали наступать, и многие стали возвращаться. А с ними еще и те местные афганцы, которые бежали от талибов.

На 3-й заставе наши посты Хоштеппа и соседний, где стояли ребята Приморского края ММГ, неоднократно в конце августа – начале сентября обстреливались со стороны Афганистана. Потом командованию это надоело, и их утихомирили с помощью града и минометов.

И каждый вечер: около девяти часов они там помолились, и начинается стрельба. А мы сидим и ждем, где прорыв будет. Один раз на 1-й заставе поймали 9 афганских солдат: они автоматы у себя побросали и решили от талибов у нас спрятаться. Наши разведчики с той стороной связались – забирайте обратно дезертиров. Уж не знаю, чем их история кончилась.

– Какие задачи стоят перед пограничником?

– Как и 100 лет назад – охрана и оборона государственной границы. Главное, чтобы с той стороны не нарушали и не пытались протащить контрабанду (оружие, наркотики и так далее). А если человек идет через пропускные пункты – пожалуйста.

– Каким образом устроена структура пограничной службы?

– Есть главное управление округа – штаб управления. К примеру, в Таджикистане он находился в Душанбе – в/ч 9998. Есть отряды, которые поделены на участки границы – Хорогский, Пянджский, Московский, Ишкашимскимский, Мургабский. В отрядах – командование (управление отрядом), комендантская служба, снабжение, служба РАВ, связь, разведотдел, особый отдел, ОГСР и дополнительно ММГ или ДШМГ. В каждом отряде – заставы, их делят, в зависимости от географических, военно-политических и иных особенностей. Каждая застава по уровню сложности подчинялась комендатуре. У меня был участок первой, второй и третьей заставы. Вторая застава шла с комендатуры – усиленная. Там и народу побольше. Начальники первой и третьей подчинялись коменданту второй, а комендант подчинялся начальнику отряда. На нашу заставу по штату положено 50 человек, а фактически 35 было.

В Калининградском ММГ (в шутку называли «манькина группа»), где я сначала служил, штат был 400-600 человек – три заставы, взвод обеспечения, саперный взвод, разведвзвод, взвод связи, если полная комплектация – минометный батальон или рота огневой поддержки (как раз в ней я и служил).

– И как обычно происходит дежурство?

– В 19.00 боевой расчет на пограничной заставе – ежедневное мероприятие. На нем присутствуют все пограничники, находящиеся в расположении заставы. Начальник заставы доводит данные обстановки и объявляет итоги службы пограничных нарядов за истекшие сутки. Потом объявляет, кто назначается на охрану государственной границы и кому предоставляется время для обслуживания вооружения и техники; кто назначается на работы; порядок действий заставы при изменениях обстановки. После боевого расчета обычно ужин, затем одни уходят на фланги, другие – на посты. Виды пограничных нарядов разные: часовой границы, дозор, тревожная группа, засада или бохр и так далее. В зависимости от длины фланга на это требуется около до шести часов: три туда, три обратно. Например, в Пянджском отряде было 16 застав, плюс на тревожных участках границы могли находиться постоянные или временные пограничные посты (ПГП). Пост, где мы стояли в Хорогском отряде, – это ПБО (пост боевого охранения заставы). Там идет полоса (по рекам Пяндж и Амударья), потом контрольно-следовая полоса (КСП) с сигнализационно-заградительной системой (СЗС), потом застава. КСП нужна для того, чтобы можно было определить, зафиксировать следы нарушителей границы, СЗС автоматически подают световой и звуковой сигналы, указывающие место нарушения участка границы. Общие фланги получаются от 10 до 20 км. Делятся они так, к примеру: у первой заставы вправо 8 км и влево 15 км, дальше стык, и правый фланг второй заставы.

– Как вы понимали, что вот это – граница, это же невидимая линия?

– Почему? Вот речка Пяндж, Амударья – это и есть граница, а вокруг мины.

Все участки у границы были заминированы. В начале 2000-х пытались разминировать. И не смогли. Там ведь минировали как Бог на душу положит – в Хороге в основном так называемые лепестки, на живую силу рассчитаны. Убить не убьет, а ногу потерять можно.

– А минные карты?

– На какие-то участки они есть, а на Пянджском участке до сих пор не могут половину мин найти: узбеки минировали, 201-я минировала, пограничники минировали, и карт нет.

Один раз такой эпизод был, и сейчас страшно вспоминать. Стояли мы на посту на 3-й заставе, недалеко от Шартуза, когда началась стрельба. По информации, пытался прорваться в Афганистан или в соседний Узбекистан отряд полковника Худайбердыева. По радио передают, что готовится нападение на 2-ю заставу. Нас хотели туда перебросить, типа, сейчас будут прорываться к Афганистану, потому что со стороны Шартуза их местная армия прижмет. Ну что, мы собрались, оружие «мухи» на себе тащим – ночь, темень. Нужно готовить переправу. Приток Амударьи, камыши по три метра. Срочников-таджиков в бронежилетах вперед отправили, чтобы проход расчищали, хватаем лодку и несем через камыши, проходим. Смотрим: срочников-таджиков нет… Офицеры приходят и дают команду: обратно на берег возвращайтесь. Выходим – парень стоит, курит, только что подъехал, сапер из Читы.

– Как вы туда прошли? Мы тут все заминировали пару дней назад.

А мы по кромке шли. Прямо по этому минному полю, нам никто ничего не сказал! Вот тогда мне страшно было! Хорошо, никто не подорвался.

Виктор показывает фотографии:

– Вот наш пост в Хорогском отряде Дашты-Язгулюм, а это местные сидят, считают, смотрят, что пограничники делают. А чего нам прятаться? Мы ж пограничники.

Вот местный едет в соседний кишлак, но мы тормозим, досматриваем его и машину – пограничная зона 5 км.

Вот это ночью службу несем. Оружие, честно, не сдавали, так с ним и ели, и спали. В апреле 1995 года на пост Язгулюм было совершенно нападение с таджикской стороны и Афганистана. Была ситуация: на посту Дашты-Язгулюм базировались ребята с Хорогского отряда, человек 120 и ДШМГ около 50 (их прислали для усиления). Духи стали бить с верхней горы (где потом выставили наш пост ПБО Язгулюм) да еще с афганского кишлака минометный обстрел начался – 300–400 духов участвовали в нападении. Поддержки не было: вертолеты не могли долететь – погода была нелетная, а дорогу с Хорога то ли взорвали, то ли заблокировали, и они в окружении двое суток отбивались. Только на третьи сутки помощь пришла. А рядом с ними, в 1,5 км стояли пограничники ПВ Таджикистана – 80 человек. Они на выручку не пришли. Наши погранцы и ДШМГ дали духам достойный отпор: более 50 духов было убито, а с нашей стороны погиб офицер с ДШМГ (Михайлов), и были раненые.

– А зачем афганцам стрелять по пограничной заставе? В 1995 году?

– Просто отомстить погранцам за то, что не давали им хозяйничать на границе. Они же на Памире, в Таджикистане и в Афганистане все как родственники.

– У вас было чувство гордости от того, что вы – первый защитник Родины?

– Для поддержания этого чувства есть замполит и начальник заставы. Боевики рядом ходят, напоминают…

Один раз мы ехали по трассе с Хорога, смотрим – бегут дети голые, выходят таджики и говорят: придут талибы и нас убьют без вас. Когда наши войска выводили, некоторые люди плакали, а до этого они же могли стрелять по пограничникам. Они понимали, что мы нужны. Потому что если мы не остановим, бандиты придут и вырежут весь кишлак.

– Вы на одном берегу, а на другом – талибы. Вы ведь наверняка видели, как они тренируются и что делают…

– Конечно, это обязательно. Официально докладывали: эти тренируются, то-то происходит. Ведь сегодня они тренируются, а завтра на тебя нападут…

– Можно ли на основе этих данных понять, что планируется нападение?

– Вся эта информация докладывалась с застав (постов) в отряд и в разведотдел, а они передавали уже в управление в Душанбе, там ее обрабатывали и анализировали. Дальше уже к работе подключалась спецразведка СИГМА и ОГСР. Что они делали – это секретная информация даже сейчас.

В прошлом году проходили учения ОДКАБ. На Таджикско-Афганской границе армянские войска стояли, потом появились киргизы. Самой крупной военной группировкой после Российской в 90-х была из Казахстана (казбатовцы).

– Стоит ли нам сейчас опасаться за таджикско-афганскую границу?

– Да. Война на границе будет после того, как оттуда полностью уйдут американцы. Но самым опасным я считаю сейчас участок афгано-пакистанской границы: там как раз и сосредоточены талибы. Из Сирии куда сейчас побегут? Самое слабое звено здесь – Таджикистан и Афганистан. И какая странная история: буквально в ноябре 2015 года с участка бывшего Московского отряда в Душанбе вывели 149-й полк Кулябский (201-й дивизии) – оголили участок. На Пянджском участке только наш 191-й полк Курган-Тюбе остался.

Беседовала Александрина Маланина

Что было

Бой на 12-й пограничной заставе Московского погранотряда Группы Пограничных войск РФ на территории Республики Таджикистан произошел во вторник 13 июля 1993 года.

Российские пограничники в течение 11 часов непрерывного боя сдерживали продвижение афганских и таджикских боевиков численностью около 250 человек. Израсходовав все боеприпасы, пограничники отступили, потеряв убитыми 25 из 48 человек. В тот же день застава была отбита резервной группой погранотряда. По итогам этого боя 6 пограничников были удостоены высочайшей награды России – звания Героя Российской Федерации. Четверо – посмертно.

Словарь пограничника

Дозор – утренний обход пограничников

Секрет – засада

Бохр – боевое охранение

ПБО – пост боевого охранения

ОГСР – отдельная группа специальной разведки

ММГ – мотоманевренная группа

ДШМГ – десантно-штурмовая группа

Ленинабад правит, Куляб воюет, Хорог танцует, а Каратегин торгует

Гражданская война в Таджикистане происходила с 5 мая 1992 по 27 июня 1997 гг. После распада СССР кланы пытались пересмотреть сферы влияния в стране. «Ленинабадцы» доминировали в политике, «кулябцы» отвечали за силовые министерства, «бадахшанцы» занимали средние позиции в силовых ведомствах. «Каратегинцы» лоббировали торговлю. «Бадахшанцы» и «каратегинцы» составили основу оппозиции – Партии исламского возрождения – единственной официальной исламистской партии в Центральной Азии. Противостояние исламистов, так называемых вовчиков, которым помогали из Афганистана, и неокоммунистов юрчиков вылилось в вооруженный конфликт. Кулябские области были захвачены исламистами и отрезаны от импорта продовольствия, кишлаки оппонентов сжигались полностью, по стране прокатились погромы, начались грабежи, убийства и общий рост криминализации, а некоторые региональные руководители оказывались из числа уголовных авторитетов. Несколько банд под руководством известных полевых командиров были ликвидированы только в 2000–2001 годах. Российская армия сохраняла нейтралитет, а на территории 201-й дивизии в Душанбе прятались поочередно представители то одной, то другой партии.

В результате внутреннего конфликта 1992–1993 годов погибло около 100 000 человек, 60 000 беженцев нашли убежище в Афганистане, еще 195 000 – в России и Узбекистане. 25 000 женщин стали вдовами, 53 000 детей – сиротами. Общая сумма материальных потерь составила более 10 миллиардов долларов.

Гражданская война в Таджикистане была признана самой кровавой на территории бывшего СССР.

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru