Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Матозаменители. Мнение священника

№ 66, тема Граница, рубрика Умные люди

Визитка

Протоиерей Максим Первозванский, клирик московского храма Сорока мучеников Севастийских, главный редактор журнала «Наследник»

– Что такое мат?

– Я специально разграничиваю нецензурную лексику и мат. Мат – это лексика, так или иначе связанная с темой пола, секса и всяческих на эту тему извращений, причем в самой жесткой форме. Но большинство наших соотечественников – не только грубые мужчины, но даже женщины и дети – используют мат как словесный мусор, не задумываясь над смыслом того, что они говорят. На самом же деле это – постоянное пожелание собеседнику или его матери, чтобы над ними было совершено какое-то сексуальное действие насильственного характера, чего на самом деле ему вроде и не желают.

– У Церкви есть какое-то свое, специальное, отношение к мату?

– Христианством слова рассматриваются не как бессмысленный набор звуков и их сочетаний. Если вначале было Слово, значит любое наше слово имеет так или иначе склонность к реализации. И если человека посылают к черту, то его посылают к вполне реальному персонажу. Если говорят «чтоб ты сдох», то в какой-то степени желают ему смерти. Если человека посылают на три буквы, ему желают также вполне конкретных вещей. Именно потому, что Церковь серьезно относится к слову, она жестко не принимает мат. В большинстве ситуаций это считается недопустимым.

– В большинстве, но не во всех?

– Это как бить человека: в большинстве случаев этого делать нельзя, однако бывают ситуации, когда, ударив человека, ты тем самым убережешь его или окружающих от большей беды. Так же и с матом: можно представить себе какие-то особо страшные ситуации, когда использование мата если не оправдано, то по крайней мере объяснимо. Однако в обычной жизни использование мата категорически недопустимо.

Вы разграничили мат и нецензурную лексику. Что такое эта нецензурная лексика и чем она отличается от мата?

– Разного рода обзывательства, которые считаются у нас нецензурными, в разные времена могли быть вполне цензурными. Так, в XVII веке обзывание женщины легкого поведения на букву «б» считалось нормой – это было обычное слово для обозначения профессии. Оно даже в церковных текстах того времени встречается, в акафистах. Но сейчас его относят к нецензурной лексике. Собственно мат, то есть ругательства с сексуальным уклоном, был табуирован всегда. Вообще тема отношений полов, секса была под запретом.

Возникает вопрос: а матозаменители как-то ситуацию улучшают?

– В некоторых случаях нет никакой разницы. Классический пример – слово «фига». В том же XIX веке это слово и этот жест обозначали мужской половой орган, соотвественно, и посылание «на фиг» было вполне себе матом. Сейчас это слово можно отнести к экспрессивной лексике – как «ухти-пухти» или «елки-иголки» в детских мультиках. То есть сейчас люди просто не связывают слово «фига» с темой пола.

– А если конструкция матерного выражения полностью сохраняется, просто матерное слово заменяется похожим по звучанию. Это уже не мат?

– Давай разберемся. Хрен – это вполне реальное растение, к теме секса отношения не имеющее. А вот посылать кого бы то ни было куда бы то ни было в любом случае недопустимо.

То есть матозаменителей не существует? Есть только экспрессивная лексика.

– Нет, матозаменители все-таки существуют. Часто в интернете можно встретить обороты, когда в матерном слове намеренно заменена одна буква другой или просто точкой. То есть человек вроде как и не выругался, но все все прекрасно поняли. В настоящее время это самый настоящий матозаменитель. Сложно сказать, что нас ждет в будущем. Язык – это живая структура.

– Я понимаю, что сейчас это повсеместно, но когда я слышу от шестилетнего ребенка «тут фигня какая-то», меня коробит…

– У тебя есть определенное чувство языка.

А что делать, если у человека нет внутреннего камертона, если он ничего не чувствует, употребляя грубые слова?

– Ему, может быть, и нормально. Но тут нужно разграничить две допустимости: что допустимо лично для него и что допустимо для общества.

Я знаю массу вполне интеллигентных семей, где употребление слов «жопа», «говно» считается нормальным. А в моей семье эти слова были недопустимыми в принципе! Я их сейчас говорю – и внутренне напрягаюсь.

Если обычно употребляют слово «попа», то «жопа» будет грубой формой того же слова. И по отношению к себе нужно ориентироваться на то, что для тебя лично считается приемлемым. Но если ты знаешь, что в каком-то кругу людей определенные слова являются неприемлемыми, нужно с уважением отнестись к праву людей не слышать этих слов и постараться в этой компании их не употреблять.

Тут встает вопрос, может ли человек вообще употреблять экспрессивную лексику. Притом что она, употребленная вовремя и к месту, наш язык вовсе не обедняет. А иногда очень ярко окрашивает. Мы же можем сказать вместо грубости просто: «Ну ничего себе!». Слово «ничего» становится от этого матерным? Нет. Хотя грань очень тонкая.

А ее вообще можно провести, эту грань? А если человек по жизни очень импульсивный? Его так и тянет что-то такое экспрессивное сказануть.

– Вообще по жизни надо стараться свои эмоции сдерживать. Чем чище будет наша речь, чем спокойнее, тем лучше. Христианину стоит стремиться к внутреннему душевному спокойствию, которое, безусловно, выражается и во внешнем спокойствии. Весь вопрос в том, что мы считаем недопустимым. Например, допустимо ли промолчать, если в твоем присутствии ругаются матом? Если ты в армии, и ругается твой командир, вряд ли можно что-то поправить. Но мы можем повлиять на своих детей, друзей, коллег.

Для православного христианина мат – безусловно неприемлемая форма выражения эмоций. И если ты способен добиться того, чтобы в твоем присутствии мат не употреблялся, ты должен это сделать.

Беседовала Наталья Зырянова

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru