Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Золотая клетка, или С низкого старта к высокому пьедесталу

№ 10, тема Добиться успеха, рубрика Авторитетно

 

Иду к спортивной базе. Дорога, свежий чистый воздух, стройные сосны в ряд. Захожу. Дети по дорожкам прыгают на корточках, тренер с секундомером. «Настя Волкова, не отставай, поднажми! Так. Хорошо». Чуть в стороне на стадионе одиноко бегает худенький парнишка в больших наушниках. При мне уже кругов двадцать сделал. Сижу и думаю: так вот, оказывается, где чемпионов выращивают!

Кого мы можем представить себе, думая о победе? Правильно: после Воскресшего Христа – русского солдата на крыше рейхстага. Еще кого? Инвалида, победившего неизлечимый недуг. И, конечно, спортсмена, стоящего на высшей ступени пьедестала Олимпийских игр. К нему и направимся. Точнее, к ней. К олимпийской чемпионке Сиднея по художественной гимнастике Елене Шаламовой.

 – Что необходимо, чтобы чего-то достичь в своей жизни? Существует ли «формула успеха»?

 – Такой формулы нет, потому что у каждого человека по-разному складывается. Во-первых, это умение с собой бороться, это огромное трудолюбие. В любой области должен быть какой-то талант, какие-то данные. И самое, наверное, важное (процентов на семьдесят) – это оказаться в нужное время в нужном месте.

 – Есть ли, по Вашему мнению, изначально успешные или неуспешные люди? И можно ли выработать в себе успешность?

 – Бывают такие люди. Я бы их назвала оптимистами и пессимистами. Оптимист верит в светлое будущее, пессимист в него не верит. Он делает все то же самое, но так как он делает это только потому, что это надо сделать, то у него ничего не получается. А когда человек понимает, что он это сделает и станет лучше от этого, – естественно, идет какой-то прогресс.

 – Можно ли неуспешного ученика превратить в успешного?

– Это можно сделать, если идет обоюдная работа, если помимо тренера еще и ребенок хочет стать успешным.

 – Лена, расскажи немного о себе.

 – Вообще я из Астрахани, но родилась в Нальчике. Я там прожила три года, а потом родители переехали в Астрахань. Сколько лет я занимаюсь спортом? Двенадцать лет. С семи лет. Я очень поздно пришла в гимнастику. Ну, как бы я пришла в шесть лет, но год я ничего не делала. Я болталась, так сама для себя занималась. А потом мне пришлось выступить на соревнованиях, так как тренер получал за меня зарплату, а я нигде не выступала, меня никто не знал. И меня увидел тренер, который меня потом и сделал, – Сидоренко Алла Юрьевна. И я с семи лет начала уже серьезно заниматься. Вообще я занималась гимнастикой потому, что мне это очень нравилось. Изначально мне нравилось, что все говорили: ой, какая девочка, какие у нее длинные ножки, какая красивая стопа! Мне это очень льстило, мне было шесть лет, я ходила такой королевой и ничего не делала, абсолютно. А когда я попала к Алле Юрьевне, у нее занимались взрослые гимнастки, практически все мастера спорта. Когда я вышла из зала в первый раз с тренировки, я маме сказала: мам, я обязательно буду мастером спорта. Это у меня была первая цель. Потом, со временем… Наверное у каждого спортсмена есть цель – Олимпийские игры. Это мечта каждого и предел. Вот. Поэтому она, естественно, и появилась. А когда выиграли Олимпиаду, уже в принципе цели не было…

Мастера-международника я получила в четырнадцать лет, это было после «детской Европы».

 – Это было на чемпионате Европы?

– Да, было первенство Европы. Мы командой выиграли золото, в команде было четыре человека. Потом в многоборье я была третьей и выиграла четыре финала. После этого с личной программой я закончила, потому что у меня было очень много травм. В гимнастике очень быстро теряешь свои позиции, потому что если ты не выступаешь на одном–двух соревнованиях, уже появляются новые лидеры и перебить их очень сложно. У меня были перелом ноги, перелом руки, и потом у меня очень болела спина, и я не могла уже влиться в лидерство. Меня отдали в групповые упражнения в 1998 году. И мы с девочками выиграли: на первом чемпионате мира мы были третьими, в многоборье первыми в одном финале. Потом мы были три раза вторыми на Европе, потом мы два раза выиграли чемпионат мира, были вторыми, потом мы выиграли Олимпийские игры.

 – А как это выглядело хронологически?

– Первый чемпионат мира – 1998 год, мне было шестнадцать. Там мы были третьими и первыми. Потом в 1999 году был чемпионат Европы – семнадцать. Мы были три раза вторыми. В 2000 году был чемпионат мира и отбор на Олимпийские игры. Мы выиграли чемпионат мира и были еще в финале первыми. В 2000 году была также Олимпиада, где мы были чемпионками. И в 2001 году мой последний старт был на чемпионате Европы, мы были два раза первыми. Все, после этого я закончила со спортом.

 – А какой был распорядок дня с того момента, как Вы начали заниматься? Было ли свободное время?

– Вообще было все жестко. Свободного времени практически не было. Когда учебный год шел, мы еще ведь учились в школе, немного, правда. Я вообще училась в экономико-правовом лицее. Как я туда попала? – Я не знаю! В 7.15 у нас была хореография, полтора часа, это классический урок. Потом была тренировка – три часа. Потом мы обедали, шли в школу на несколько уроков. Потом мы приходили обратно в зал и еще четыре часа тренировались. Вечером я приходила домой, делала уроки, ужинала и ложилась спать.

 – И так каждый день?

– Да.

 – А выходные?

– В выходные обычно просто спала или гуляла во дворе. Выходные должны быть обязательно. Где-то с тринадцати лет я уже дома практически не бывала. А когда в групповые ушла, я бывала дома где-то месяц за весь год.

 – Были ли в этот период какие-то трудности?

– Основные трудности – это травмы. Ведь даже если травмы, ты не можешь себе позволить не работать. Как я уже говорила, очень быстро ниши занимаются. У нас очень многие девочки тренируются и на уколах, и на обезболивающих. Но это выбор каждого, если он этого не хочет делать, то может вылечиться, а потом попытаться вернуться. Но обычно мало кто это делает. По возможности нас лечили. Но возможностей было мало, так как было очень много турниров. Потом трудность была с весом. Всегда в определенный период мы начинаем поправляться, а в гимнастике стандарт – худые.

 – То есть надо было все время на диетах сидеть?

– Да. И проблема была, естественно, уже в шестнадцать-семнадцать лет, когда хочется гулять, общаться с молодыми людьми, а ты не можешь себе этого позволить, потому что просто не хватает физических сил.

 – Лена, Вы многого добились. Скажите, пожалуйста, что такое для вас успех?

– Успех – это, наверное, достижение цели. Той, к которой ты идешь определенный этап жизни, причем не маленький этап. И когда ты этого достигаешь – это твой личный успех. Если ты сама смогла этого достичь, ты победила себя – это самый большой успех.

 – То есть это не мгновение, не переживание?

– Нет. Это очень долгий процесс. Не может быть так: раз – и успех! К этому люди идут, и, мне кажется, годами, десятилетиями и не обязательно добиваются. Как сложатся обстоятельства.

 – Что с тобой произошло, какие были изменения, когда ты достигла, чего хотела?

– С успехом еще приходит слава. Ты начинаешь чувствовать вкус гламурной, богемной жизни. Очень многое меняется в мировоззрении. Ты по-другому смотришь на вещи, ты понимаешь, какой ценой все это добивается. Ты учишься бороться с собой. Понимаешь, что тебе надо, а чегото не надо. Вообще меняется очень многое. Во мне, по крайней, мере поменялось очень многое. Если до триумфа, до победы на Олимпиаде, мы думали: что есть, то и есть, а нет – будем стараться. А когда мы выиграли Олимпиаду, мы поняли, что раз мы это смогли сделать, то что-то из себя представляем. Появилась вера в себя.

 – Ты считаешь, что изменилась к лучшему или просто стала другой?

– Мне кажется, что в чем-то я поменялась в лучшую сторону. Наверное, в чем-то поменялась я и в худшую сторону. В чем-то осталась такой же. Это лучше спросить у окружающих, у тех, кто со мной общается.

 – Ты можешь наблюдать других девочек, добившихся успеха. Они сильно изменились?

– Единственное изменение, явное, – появляется уверенность в себе. Нет никакого превосходства над людьми, они остаются абсолютно такими же и общаются так же. Век у спортсменов недолгий, и когда из спорта уходят, все быстро забывают, и мы остаемся сами по себе. И это все остается где-то там, в прошлой жизни. Поэтому чувства превосходства никогда ни у кого из нас не было. Просто знаешь, что ты это можешь, и веришь в себя. А так абсолютно нормальные люди.

 – После победы что для тебя стало важным, какие появились приоритеты?

– Так как начинается другой жизненный этап, то спорт отходит на второй план. На первый план сейчас выходит реализация себя в какой-то другой области. Но это очень сложно сделать. Я себя сейчас ищу. И я искала себя после того, как мы закончили, очень долго пыталась найти какое-то место, род занятий, который бы мне нравился и которым бы хотелось заниматься. Я очень долго не приходила работать тренером, не знаю почему. Наверное, потому, что насытилась всем этим. Только два года я работаю тренером и понимаю, что это не навсегда, это ненадолго и поиск продолжается. Четыре года я вообще никак со спортом не соприкасалась, не считая общения. Я не работала в спорте, не тренировалась, ушла абсолютно в другую область.

 – А в материальном плане что-то изменилось в связи со спортивными достижениями?

– Что-то, конечно, изменилось. Когда мы выиграли Олимпиаду, естественно, нам выдали очень хорошие премиальные. На тот период времени это были большие деньги. Но так как мы никогда не зарабатывали больших денег, их очень сложно было потратить правильно. Поэтому все материальное, что пришло к нам, очень быстро ушло. Принципиально в материальном плане, в общем-то, ничего не изменилось. Для кого-то – да: например Алина Кабаева, Алексей Немов, Света Хоркина. Они рекламируют товары, у них очень хорошие контракты. Они известные люди. Естественно, когда человек на виду, то ему поступают предложения. У нас немного другая ситуация была – командный вид спорта. Поэтому из нашей команды никто такую ступеньку не перешагнул. То есть ее как таковой и нет – этой славы. У нас была сборная, все девочки из разных городов. И у каждой в своем городе был период, когда тебя все знали и пытались что-то предложить. Но прошел год, и все про это благополучно забыли. В принципе, это была победа не для того, чтобы стать известными, а чтобы доказать себе, что мы не зря вот эти двенадцать лет отдали, что нельзя просто взять и уйти.

 – То есть вы в спорте достигли всего, чего можно достичь?

– Да. Наша команда выиграла абсолютно все: мир, Европу, Олимпиаду.

 – Если допустить, что успех зависит от характера, какими чертами должен обладать успешный человек?

– Целеустремленность, работоспособность и, наверное, честность перед самим собой.

 – Что делать человеку, у которого не получается чего-то добиться?

– Мне сложно давать советы, потому что у меня никогда такого не было. Я всегда верила, что смогу! Если возьмусь, то сделаю! Может, не сейчас и не завтра, через какое-то время я обязательно добьюсь того, чего хочу. Мне кажется, нужно просто верить в себя.

 – Может, надо общаться с успешными людьми, «заражаться» от них успешностью?

– Есть такая категория людей, которых невозможно куда-то подтолкнуть, на что-то сподвигнуть, которые чуть что: «Я не смогу…» – «Но если ты не можешь, то попробуй что-нибудь другое, попробуй сделать это по-другому». – «Ну зачем мне делать по-другому, так тоже ничего…»

Наверное, в мире существует некое равновесие, кто-то что-то делает и добивается, а кто-то просто существует на земле, чтобы лежать, и лежит себе спокойно.

 – Надо ли чем-то жертвовать для достижения успеха, и чем жертвовать нельзя ни при каких условиях?

– Я могу сказать только о спорте, об остальном не могу судить. Думаю, что жертвовать надо всегда, но каждый сам выбирает рамки, чем может пожертвовать, а чем нет. Когда мы тренировались, мы были моложе и могли многим пожертвовать. Если бы я тренировалась сейчас, я бы никогда не пожертвовала своей семьей. Этим я никогда бы не поступилась. Если надо, я уйду отовсюду, но буду со своей семьей. Вот радужный пример: когда мы выступали на Олимпиаде, у меня появились племянницы, у сестры – дочки. Сейчас бы я сразу поехала к ней. Но на тот момент я не могла это сделать. У меня был чемпионат Европы, у меня не было золотой медали, я должна была готовиться. Бывает ситуация хуже: очень часто у нас такое бывает, тренер находится на соревнованиях и узнает, что дома случилось несчастье. Ему надо ехать домой. Кто-то может это сделать, а кто-то не может. Мне кажется, что главное – не поступаться своей семьей, своими близкими людьми.

 – Что делать человеку, который добился успеха? Вообще успех вреден или полезен?

– Это тоже зависит от человека. Если он добивается успеха и думает, что все, он великий и больше ничего не надо делать, то успех вреден. А если твой успех – очередная ступень в жизни, то он полезен.

 – Для чего нужен успех? Может, и без него не плохо?

– Для меня это самоутверждение. Я понимаю, что могу чего-то добиться. Если бы я ушла из спорта, не добившись всего этого, то вряд ли бы сейчас работала с детьми. Потому что не верила бы, что смогу. Не знаю, чем бы я занималась, потому что если в одном не добился, зачем браться за другое? Вот ребенок маленький рождается, он не может ходить, но делает первый шаг – и у него подсознательно закладывается: я могу. Это его первый успех. И он начинает дальше идти, идти…

 – Жизнь после победы. Какая она?

– Если спортсмен победил и продолжает дальше тренироваться, то это очень сложно. Потому что если ты поднялся на определенную ступень, ты уже не имеешь права с нее спускаться, должен каждый раз доказывать, что ты – это ты. Что победа – не случайность, а действительно ты это можешь. А если ты добился успеха и покончил со спортом, как это было со мной, то это еще сложнее, потому что когда мы тренировались, мы жили в золотой клетке. Мы жили на базе, нас кормили, нас экипировали, нам платили какую-никакую зарплату, и у нас были все условия. Никто из нас не знал, что такое просто жизнь, мы не жили с родителями, не общались со своими обычными сверстниками. Мы общались только со спортсменами, и никто не знал, что будет за пределами этой базы. Когда мы закончили, то поняли, что мы никому не нужны, мы ничего не умеем делать. И самое сложное, когда понимаешь, что ты что-то значишь, – не упасть, как многие. Ведь почему говорят, что многие спортсмены спиваются? Потому что их выбрасывают в реальность и абсолютно все от них отворачиваются. Никто никогда не помогает спортсмену, который закончил, каким бы великим он ни был. Если он со связями, у него все получится, если нет – ничего не получится. Если ты сам смог, то молодец, не смог – значит, весь твой бывший успех – ерунда.

 – Есть ли новые планы, цели?

– Сложно ответить, потому что я не знаю, сколько буду работать тренером, не знаю, чем буду заниматься дальше. Если говорить о тренерской работе, у меня есть цели, хотя я не говорю, что воспитаю чемпионок. В плане карьеры планов нет. Есть на семью – я хочу семью, хочу детей и в принципе хотела бы посвятить себя детям. Если получится совмещать это с какой-то карьерой, буду рада. Если не получится, я ни за что в жизни не отдам время, которое могу отдать детям, своей карьере. Для меня будет успехом быть хорошей мамой. Наверное так. Это будет мой следующий успех.

 – Твои пожелания молодому человеку, желающему чего-то добиться в жизни.

– Не раз уже сказанное: верить в себя, никогда не откладывать на завтра то, что можно сделать сегодня и обязательно суметь победить себя.

Беседовала Виктория Николаева

 

 

 

Елена Шаламова

Олимпийская чемпионка Сиднея по художественной гимнастике

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru