Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Откуда растут ноги

№ 66, тема Граница, рубрика Любовь и Семья

Про их и наши системы воспитания

Моя дочь получила тройку по русскому (в 3 классе) и мое настроение упало до нуля. Более того, мне почти показалось, что все пропало, жизнь кончена, а я никудышняя мать, способная растить лишь троечников. Подобная неадекватная реакция на обычное, в общем-то, дело больше всего озадачивает меня саму: умом-то я понимаю, что тут что-то не так, но сделать ничего не могу: опускаются руки.

Я сперва думала, что так реагирую на оценки, потому что меня ругали в детстве за четверки. Но я-то за четверки уже не ругаю, а хвалю – не было б троек (вот куда мы скатились, думаю подспудно). «Комплекса отличницы» у меня нет; не была я отличницей и ботаников не уважала. Но фанатичное желание дать всем своим детям образование не хуже нашего с мужем заставляет меня переживать за оценки, таскать детей по кружкам и горбиться с ними над уроками. Часть моих приятельниц ничего подобного не делают (некоторые, таких немного, вообще не парятся) – результат, мне думается, у них и у нас будет примерно одинаковым. Другие мои знакомые, наоборот, выращивают из своих детей (как правило, малочисленных) если не гениев, то как минимум – первых в песочнице, классе, вузе и по жизни. А я, похоже, бешено и не очень успешно пытаюсь за ними угнаться.

Одновременно меня мучает мысль, что раз я столь многим ради детей пожертвовала (например, работой, а работать я люблю), то пусть дают результат! А временами (особенно, когда дети, вместо того чтобы проявлять христианскую любовь, отчаянно и непрерывно ссорятся) мне хочется послать все эти бесконечные занятия и вообще деторождение в целом, и я тут же чувствую, какая я плохая мать. Увы, я типичная жертва американской системы воспитания собственных детей, точнее американообразного подхода к их выращиванию. Он в нашей стране господствует, хоть и мало кто отдает себе в этом отчет. Вся литература по воспитанию – переводная, с американского континента. Даже православные рекомендации во многом дублируют импортные постулаты! Когда я поняла это, мне стало легче – ведь не хочется как-то быть подсознательным проводником инородных принципов, да еще и мучиться ненужными угрызениями совести, заложенными в эту систему (все ее адепты – «плохие матери», несмотря на громадность принесенных жертв).

На первый взгляд кажется, что подобных «систем» должно существовать в нашем обществе великое множество. Столько же, сколько «вкусов». Но я давно уже замечаю, что на самом деле их не так-то и много.

Если мамочка героически рожает без обезболивания (желательно – на дому), кормит грудью до двух лет, лечит исключительно гомеопатией, носит малышей в слинге, не жалует детские сады (в некоторых случаях – и школы), практикует раннее высаживание на горшок (желательно, с трех месяцев) и увлекается экологически чистым питанием, считает для себя возможным пожертвовать работой и карьерой (на срок или навсегда) это означает, что она использует вышеозначенную систему воспитания детей. При этом женщина может быть а) православная, б) приверженница восточных религиозных систем, в) вегетарианка, практикующая йогу, г) просто молодая мегаполисная мамаша и д) список можно продолжать. То есть само по себе раннее высаживание на горшок, длительное кормление и героический отказ от прививок не делают мать и дитя автоматически православными (как полагают некоторые) – хотя чаще всего подобные воспитательные принципы выбирают религиозно настроенные девушки. Это могут быть и православные, и сектанты и светские, но религиозно служащие своему чаду – кумиру дамы (но не мусульмане – у них своя система, и о них, как и о традиционно русских, речи здесь не пойдет). Все те, кто воспринимает родительство как ЖЕРТВУ и настроен на «героическое», иногда «подвижническое» материнство. Такие мамы считают, что придерживаются «естественных» методов воспитания (по большей части эти методы утрированно неестественны). Они в большей или меньшей степени выполняют все прописанные в переводной литературе принципы ухода и, главное, дрессировки и раннего развития своих чад. Им кажется, что только они правильно воспитывают детей, рефлексируют над этим процессом и вкладываются в него по полной. Как правило, подобные родители в той или иной степени страдают сектантским ощущением собственной исключительности.

Если же мамочка, не успев попасть в роддом, сразу молит об эпидуральной анестезии, согласна кормить грудью максимум до трех месяцев (все мамы в этой группе свято верят в миф о собственной «безмолочности», несмотря на существующие успешные методики сохранения молока), делает все полагающиеся ребенку прививки с трех месяцев (и еще добавляет от себя две-три платно, на всякий случай), встает в очередь в сад еще будучи беременной и мечтает выйти на работу если не в три месяца, то к трем годам всенепременно – она тоже может быть кем угодно по возрасту, профессии и религиозным убеждениям, но в целом эта группа окажется более светской, более секулярной и религиозно индифферентной, чем предыдущая. Сторонники подобной системы воспитания вряд ли в курсе, что они воспитывают своих чад в рамках системы, которая сложилась и господствовала во времена Советского Союза. Аналогичная ей (за исключением некоторых нюансов) бытует в современной Франции.

 В американской системе ребенок превалирует – родители живут для и во имя своих детей. Государственное вмешательство (включая господдержку в виде денег или детсадов) минимизируется: считается, что семья максимально самостоятельно и ответственно подходит к своему родительству. Жертвы в виде разбитых карьер, хронических недосыпов, испорченных детскими капризами отпусков и прочего – приветствуются. Как и в любой религиозной системе, эти жертвы приносятся во имя высшего блага – интересов ребенка.

В альтернативной модели воспитания жертв, наоборот, стараются всячески избежать или, по крайней мере, минимизировать. Зачем «рожать в муках» если придумали обезболивание? Зачем мучить ребенка (и себя) малоэффективной гомеопатией, если можно дать заведомо действенное жаропонижающее или антибиотик? Кто сказал, что женщина не должна работать? И Советский Союз, и Франция разработали уникальную систему детских садов и яслей. Сегодня детские ясли (с шести месяцев и раньше) можно встретить, пожалуй, только во Франции. Причем там, особенно в городах и особенно в Париже, это массовое явление. Парижанки ломятся в ясли, записываются в них беременными, французский средний класс всеми правдами и неправдами выбивает места в учреждения, поначалу призванные принимать детей матерей-одиночек и малоимущих. Даже неработающие женщины отдают детей в ясли, а если не хватает мест – то субсидированным государством (sic!) няням. А уж в детский сад с трех лет (ecole maternelle) идут поголовно все. И дело не только в том, что государству столь уж необходимы рабочие руки (как в Советском Союзе). Или же, как и в Союзе, существует идеологическая установка на выращивание «идеальных» граждан вне семьи в госучреждениях (а она существует и берет начало еще со времен Руссо, благополучно сдававшего всех своих детей в приют и писавшего трактат «О воспитании»).

Умные французы поняли: чтобы мотивировать женщину рожать, недостаточно только давать пособия (во Франции огромные пособия – с четырьмя детьми мать может не работать и жить безбедно, с пятью – может не работать уже и отец). Нужно максимально облегчить женщину, сделать так, чтобы она как бы и не поняла, что родила ребенка. Ведь что хочет современная женщина, и при каких условиях она согласна, так и быть, родить не только одного, но и двух-трех? Она хочет минимальных потерь от своего нового положения и максимального облегчения бремени, ее привычный образ жизни не должен измениться. Женщина хочет и будет работать (француженки в среднем выходят на работу, когда их детям исполняется три месяца), даже если в этом нет финансовой необходимости. Не должны пострадать ни социальный статус, ни самооценка. Франция, в отличие от Советского Союза богатая буржуазная страна, добилась феноменальных успехов в социальной сфере – ее яслям, ее садам и школам действительно можно доверять. Там работают профессионалы, а уж кормят в них так, как вам и не снилось. Неудивительно, что все французы вырастают гурманами, с правильно привитыми пищевыми привычками, с правильными навыками поведения в обществе за столом (французы вообще отводят огромную роль питанию в своей системе воспитания). Не удивительно, что во Франции один из самых высоких показателей рождаемостей в западном мире и большой шанс остаться белой европейской страной (если только все эти блага не закончатся с наплывом беженцев).

Помимо явной и значительной материально-технической поддержки система «государственного» воспитания имеет еще одну важную составляющую – она выстраивает идеологическую основу для «негероического» поведения матери (чтобы ей «не было стыдно»), снимая некоторые маразмы американской воспитательной системы. Во-первых, постулируется довольно здравая мысль, что ребенок – это не центр мироздания, и что у родителей и у семьи в целом имеются свои интересы. Семья иерархична, но на вершине пирамиды восседает отнюдь не ребенок-король. Это помогает детям четко осознавать границы дозволенного, не становиться законченными эгоистами и – просто хорошо себя вести, быть воспитанными. Американская же система, ставя во главу угла интересы ребенка, как правило не находит баланса необходимой воспитательной строгости и безграничной, всеобъемлющей жертвы, приносимой (из благих соображений) во имя ребенка. Как результат – мать и отец в услужении у своих чад, а сами чада не могут справиться ни со своим ничем не ограниченным эго, ни с возникающими жизненными трудностями (из-за родительской гиперопеки).

Кроме того, и, на мой взгляд, это очень важно, любая жертва не может длиться до бесконечности и должна иметь некую компенсацию (мы в большинстве своем не святые). Мне весьма симпатична религиозная жертвенная устремленность воспитывать ребенка изо всех сил. Но мне совершенно не симпатичен этот соревновательный индивидуалистический дух, заставляющий мамаш бросаться в гонку – кто больше кружков, секций и курсов обежит, кто больше грамот и сертификатов нагребет, кто круче и куда поступит и так далее по жизни вплоть до «кто самый успешный (нецеллюлитный, стрессоустойчивый, статусный, богатый и прочее)». Ни в традиционно русском, ни в советском воспитании никогда не предполагалось преимущество детских интересов над взрослыми, не позволялось сотворять кумира из своих чад, даже из благих побуждений чадолюбия (а чаще – руководствуясь собственным тщеславием). Мы можем использовать положительные стороны американизированной модели – тщательное, продуманное, сознательное материнство, постулирование необходимой близости между родителями и ребенком, осознание его интересов. Но совершенно не обязательно тянуть за веревочку все идиотизмы, предложенные за океаном (американцы сами пребывают в некотором шоке от своих совершенно невоспитанных и безобразно себя ведущих плодов воспитания). Аналогично – не обязательно отдавать свое чадо в 4 месяца в казенные ясли (даже французские), чтобы приучить ребенка к дисциплине и правильному поведению в обществе. Все это, на мой взгляд, можно получить и в более теплых домашних условиях. Опасно также полагать, что некормление грудью, неухаживание за своим ребенком, перекладывание заботы о нем на сады и нянь – не что иное как продуманная воспитательная система. А вот трезвое отношение и к ребенку, и к воспитанию – это действительно сильная сторона воспитательной модели второго типа. У родителей остается время просто растить детей, а не ежесекундно «стимулировать их развитие» в надежде получить всевозможных звезд на выходе.

На мой взгляд, вообще не должно являться делом принципа, какие элементы какой воспитательной системы использовать, так как обе системы не являются замкнутыми догмами, обязательными для исполнения в полном масштабе. Именно догматичное и скрупулезное следование всем постулатам системы приводит к неудачам. Можно ведь использовать эти элементы как пазлы – вытащил-покрутил-вставил. Учитывая, что православные все-таки основываются в своем воспитании на Евангелии, это – незыблемое, а вот лечить ли белыми шариками или же антибиотиками – больше дело вкуса.

Елена Котовская

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru