Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Куда уходит детство

№ 66, тема Граница, рубрика Любовь и Семья

Довольно известная песня. Жизненная. Вот вроде еще была-была ребенком. А сегодня нет уже. Или еще да, а завтра нет. Или вчера уже нет? Когда оно уходит? И должно ли уходить?

Нам часто говорили в подростковом возрасте: «Повзрослей же! Ты уже не маленький!» Родители закладывают в нас установку: быть ребенком – плохо. Быть маленьким, дурачиться, радоваться какой-то глупости, с удовольствием хрупать льдом на лужах – это все не то, что подобает нормальному, взрослому человеку. А ребенок – он не человек. Будет когда-нибудь, когда вырастет. А пока так, «куколка». И взрослым так хочется, чтобы из нее поскорее вылупилась бабочка – и улетела бы в самостоятельное путешествие. Почему же зачастую дети становятся для родителей обузой, чем-то раздражающим?

Просто детство – это чистота. Это непорочность, открытость миру, искреннее восхищение и доверие. В общем, все то, чего часто у взрослых уже нет. Или оно настолько запачкано, что и смотреть не хочется. А как поступит нерадивая хозяйка, у которой окна не вымыты? Скажет, что соседка белье плохо постирала, вот оно и грязное. Глядя на чистоту ребенка, мы невольно сравниваем себя с ним: а я какой? А что я могу? А ничего не могу! Не могу доверять никому, кроме близких. И верить так чисто и без вопросов тоже не могу. И мир вовсе не так прекрасен, как «кажется» ребенку. А видеть свое несовершенство… коробит, правда? Хочется заплакать. А еще лучше сорваться и накричать: «Повзрослей уже!»

И дети хотят повзрослеть. Ведь взрослые делают столько всего интересного. Они такие умные, большие. Им можно все то, до чего малыш «не дорос еще». Взрослость становится привлекательной. Но что это за взрослость? Чаще всего это лишь внешние атрибуты: алкоголь на дне рождения, косметика, своя съемная квартира. И никакого самоанализа. То есть отсутствие того, что как раз и характеризует взросление. Ведь ничто не мешает мне доверять людям, при этом оценивая свои поступки, помогая окружающим и неся ответственность за свои шаги.

Не стоит путать детство с инфантильностью, которой нынче пруд пруди. Дело не в том, что хочется, чтобы вокруг тебя все носились, не в том, чтобы весь мир существовал только ради тебя. Дело в том, чтобы видеть мир максимально чистым, неиспорченным.

Для меня рождение ребенка стало неким переломным моментом в жизни. Моментом, когда я заново начала узнавать мир. Оказывается, я забыла, насколько он прекрасен! Он снова обрел краски. Вы знаете, какого цвета небо? Или как здорово выдувать мыльные пузыри просто так, чтобы посмотреть на них? Или как у улиток забавно шевелятся усики? А снег языком вы давно ловили? Я делаю все это не из ностальгии. Просто я не могу иначе. Меня переполняет счастье, что я просто живу в этом мире. Что я могу ходить, бегать, дышать, смотреть.

Часто друзья жалуются: эх, хорошо бы снова в детство вернуться! Мы ностальгируем по тем временам, когда все было хорошо. И спи себе сколько хочешь, и на работу ходить не нужно. Но что, если мы скучаем вовсе не по этому, а по тому миру, который был у нас в душе, по тому ощущению золотой дымки, которая нас укрывала от всей грязи и мерзости. К детям не липнет плохое. Не должно липнуть. Дети, ругающиеся матом в песочнице, уже не дети. Это маленькие взрослые, слишком рано столкнувшиеся и не устоявшие под напором грязи. Пока «детство» маленькое, его очень просто сломать. А потом мы удивляемся, откуда столько черствости, бездушности у молодого поколения. Оттуда, из «сломанного детства», из смеха родителей над неумелыми попытками быть ответственным, из их черствости и гиперопеки.

Гиперопека ломает ребенка. Он перестает понимать и чувствовать главное – любовь. Ребенок любит мир, любит всех вокруг. И тут его окружают заботой сверх меры, его душат любовью. Он задыхается, пытается вырваться, чтобы хоть немного вздохнуть. А вырвавшись, никогда не захочет вернуться – ведь для него любовь ассоциируется с чем-то тяжелым, гнетущим. А те, кто не вырвался, так и останутся маленькими, сломанными игрушками, от которых уже вроде как пора избавляться… Но вроде свое же, родное. Так и опекают, и ненавидят.

Ребенок, чтобы не стать инфантильным, должен понимать, какие границы для него существуют. Думаю, вы не раз сталкивались с ситуацией, когда ребенок закатывает истерику в магазине по поводу некупленной шоколадки. Это инфантильность. А вот старший брат показывает маленькой сестренке, как правильно кататься с горки, помогает взобраться по лесенке и получает от этого удовольствие. Он уже ответственен, но разве он не ребенок?

Если вообще говорить о статусе, то очень интересно посмотреть, как на самоощущение человека влияет статус, который ему присваивается. Вот, например, моей младшей сестре 6 лет, а моему сыну – год. И я оставляю его играть «с тетей Дашей». Что интересно, из совершенно инфантильного существа моя сестра тут же превращается на некоторое время во вполне ответственную девочку, которая на 10 минут займет малыша, покажет, как играть с машинкой и, если что, позовет меня. Понятно, что от того, что ее называют тетей, взрослой тетей она не станет. Но временно временно делает ее более взрослой и ответственной.

«Будьте как дети». Как просто! И сложно. Как не утратить той простоты, которая присуща нам в детстве? Как не испортить тот Образ, который светится в детских глазах? Жизнь накладывает на внешность человека свой отпечаток. Смотришь на иного старика: вроде и морщины, и пигментные пятна. А заглянешь в глаза – и видишь ребенка. Чистого и неиспорченного. Такие старики – редкость. Встретив такой взгляд, невольно вздрагиваешь, и мурашки по спине бегут – счастливые и недоверчивые. В таких глазах растворяешься. И мечтаешь и надеешься, что в старости у тебя будет такой же взгляд.

Мария Шадская

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru