Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Маленькая победа

№ 65, тема Вдруг, рубрика Образ жизни

Первую военную или, как Илья называл, воЕнскую форму выпросил, когда пошел в школу: классический камуфляж, начищенная до солнечного блеска солдатская пряжка и – главный атрибут – шлем танкиста. Мальчишка казался самым счастливым человеком во всем городке. Он гордо маршировал по улицам, не обращая внимания на ироничные взгляды прохожих. Шлем был немного великоват, зато наушники для внутренней связи танкистов, переделанные старшим братом под прослушивание музыки с плеера, составляли предмет особой гордости обоих. Никак Илья не хотел расставаться с шлемом. Это было так безапелляционно, что даже классная – Ирина Анатольевна – разрешила ходить в таком виде в школу... 

Эта картинка из далекого прошлого не вязалась с двухметровым парнем, по-юношески угловатым, но обещающим стать настоящим богатырем, по крайней мере, таковым его видели мы, родители. Вот он стоит на вокзале и беспечно улыбается. Словно молодой пес, почувствовавший свободу, рассеянно глядит мимо нас, почти не слышит сердобольные наставления.

Провожая на вокзале сынку, трудно было удержаться, не расплакаться, не прижать к себе. А тут вдруг сентиментальное, не присущее мужу признание: «Родителей вспомнил: стоит отец, а я еду в армию. Три раза писал: «Афганистан. Добровольцем». Только недавно узнал, когда у самого уже дети, что ходил батя в военкомат, просил – только не Афган. Папа не последний человек в городе был, кругом знакомства. Так и не попал я на ту войну. Потом на учебу провожали. Горько так улыбался отец, а мне – трын-трава. Весело: не скорби, батяня. Обнял, и нет меня. Мммда», – говорит. И так грустно: «Вспомнил, как уже всей семьей с детьми уезжали. Тут уж и мама, и отец плакали... Только теперь понимаю, когда своих детей провожаю, как нелегко оно – расставание это». 

Эх, жизнь армейская! Лихо Илья под раздачу попал. С малолетства военным хотел стать. В кадетку мечтал поступить, но мы, родители, против были. Конечно, Родину защищать – дело благородное, но как-то сложно уместить в сознании, что, может, и убивать придется. Людей убивать. Война есть война.

Так и пошел Илья учиться после девятого в ЗАМТ – Заволжский автомоторный техникум. Лучшее учебное заведение в районе – не каждый поступит. Гордился своим потоком, будущей специальностью. Вот уж второкурсником стал.

Про Академию МЧС узнали случайно. Есть, оказывается, такое учреждение, где учат на спасателя и образование дают высшее военное, – как раз для Ильи, а главное – не убивать придется – СПАСАТЬ! Рассказали сыну, смотрим – глаза загорелись, но как туда попасть? Надо и ЕГЭ сдавать, и аттестат нужен о среднем образовании, а он только на втором курсе. На семейном совете решили: раз такое дело, учебу оставить можно и идти в вечернюю школу. Одно только – если не поступит? В техникуме идею приняли с прохладцей, но нашли компромисс: предложили учиться параллельно. С этого дня свободного времени стало катастрофически мало: утром в ЗАМТ, вечером в вечерку, еще уроки делать, к экзаменам готовиться, справки для поступления собирать, медкомиссию проходить, а погулять-то хочется!

В военкомате сразу сказали: туда подавать документы почти бесполезно. Даже не надейтесь, вызовы и то не всем приходят. В военные училища предлагали писать заявления, но у нас все просто: не поступит – в ЗАМТ вернется. 

Как экзамены сдавал – одному Богу известно, но сдал. Тут и вызов пришел. Осталось подготовиться к физическому испытанию: бег на 100 м, на 3 км и подтягивание. Мы рады – сын спортом с детства занимается, в тренажерный зал ходит, на турниках «солнышки» крутит. Пошли на стадион. Время засекли, а он пару кругов пробежал и сел. Устал. О скорости вообще речи нет. Что ж, месяц перед поездкой – есть чем заняться. Эх, Илья, не судьба тебе отдохнуть! 

Нарядили сына в костюм, туфли до блеска натерли, любуемся: увидят такого красавчика – сразу возьмут! Посадили на поезд, благословили, слезы украдкой вытерли. На следующий день звонок:

Приехали ребята со всей России: из Астрахани, Архангельска, Тюмени, с Камчатки. Первое, что их ждало – кросс на пять километров. В этот же день человек сорок отсеяли.

– А ты как? – спрашиваем.

– Как-то пробежал, – говорит, – чуть не умер.

А голос радостный. Так и пролетели десять дней испытаний. Ночи в палатках, подъем, кросс, зарядка, соревнования, спортивные игры. Тест психологический, контрольная по математике. Жесткая дисциплина, за провинности – подтянись, отожмись, гусиным шагом по плацу. Многие, рассказывал Илья, сами уходили – не выдерживали. В последний день была встреча с начальником академии. Илью спросили: «Куда еще документы подавал? Не пожалеешь?» Ответы на эти вопросы поставили точку: принят.

И, наконец, первое свидание с сыном. Кто-то из мальчишек уезжал – не поступили. Грустно было на них смотреть. Вот и Илья спешит нам навстречу со своими новыми друзьями – не ко всем ребятам смогли приехать родители. Как же их хотелось накормить да обогреть! Но впрок много не съешь. Уговариваем: возьмите с собой хоть конфет, а они смеются: «Не охота перед всем строем позориться, конфеты хоронить». Все-таки утешили нас – по сникерсу взяли.

Смотрим мы на наших вчерашних пацанов, а они и не мальчишки уже, почти мужчины. Серьезнее стали и на наши шутки снисходительно реагируют. Один из ребят разоткровенничался: вроде бы всего чуть больше недели прошло, а как будто другим человеком себя ощущаю, даже отношение к людям поменялось, к своим родным, к дому. И тепло улыбнулся.

Уехали родители. Потом КМБ. Что это такое? Служивые знают, ухмыляются… Курс молодого бойца.

– Кто окончил музыкальную школу, шаг вперед!

На чем играл?

– На аккордеоне.

– Аккордеона нет – на барабан!

У всех от строевой на ногах мозоли, у «музыкантов» – на руках.

Холодно в палатках, сыро на плацу. Как там наши соколята? Уж хотела звонить начальникам: жалко, простудятся… Муж не позволил.

Спустя месяц поехали на присягу. Что особенно запомнилось? Слова одного из преподавателей. Не умею пока разбираться в звездочках и имя его, к сожалению, не вспомню. Но слова эти настоящего мужчины и мудрого педагога, сказанные не с трибуны, а во время личной беседы: «Мы ничего не говорим ребятам о патриотизме. Это должно быть у них в сердце».

 Иногда звонит Илья домой, а у нас вопросов море: как устроился? не трудно ли учиться? не обижают ли? нет ли дедовщины? Ответы односложные: хорошо, трудно, но ничего... Дедовщина? У нас за это да за драки сразу отчисляют. Да и какая может быть дедовщина, если ты – спасатель? Наоборот, если кто-то слабее, ему все помогают. И смеется: кто не может бежать, того на носилках несем. Тут муж удивился: у нас не так было.

Из военкомата звонили, просили фотографии с присяги привезти.

Смотрю я на эти карточки и думаю: каждый год в кадетские корпуса, военные училища и академии поступают молодые ребята. Наша гордость, наша смена. Те, которые не бегут от армии, а сознательно посвящают свои жизни служению близким, своему народу, своей Родине! И среди них – наш Илюшка – наша маленькая победа.

Ольга Орлова

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

Комментарии


Анна
20.04.2016 11:52
http://www.culture.ru/materials/101373/paren-v-armiyu-poshel-saundtrek

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru