Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Птичка на иконе

№ 65, тема Вдруг, рубрика Образ жизни

Все нижеописанное и в самом деле случилось с автором не далее как в августе-октябре 2015 года.

Все началось с птицы, больше всего похожей на голубя, вот только сменившего рацион в пользу мышек. Сия белая – вернее, светло-серая – пузатенькая птица с хищным клювом была изображена на иконе. А икона эта… Нет, на самом деле, конечно, стоит начать иначе.

На самом деле все началось с Соловецкого подворья в Москве, куда ноги меня принесли, когда внезапно нарисовалась моя поездка на Соловки.

Стоял конец июля. Впереди был поход в Карелию, три последних дня которого чередой «случайностей» Соловки затребовали в свою пользу, позади – вытянувший из меня и аккуратно смотавший в клубочек все нервы диплом по почти не относящейся к нему, компьютерному, специальности «химия». Ну а в настоящем, среди всего прочего, были неторопливые поиски работы. Но пока так, фоном.

На Соловецкое подворье я заходила несколько раз, и однажды рассеянное внимание ухватилось за необычную икону. На иконе был изображен классический мученик – в кудряшках, плаще, все как положено, но вместо копья, креста или чего подобного на руке у мученика сидела… птичка, та самая, о которой речь уже шла, более всего похожая на хищного пузатого голубя. В голове закружились смутные воспоминания из детства – мученик, птица, птица, мученик… Флор и Лавр – они с конями и их двое, а с птицей…

Трифон. Мученик Трифон, спасший сокольничего Ивана Грозного своим чудесным явлением, когда тот упустил кречета, – в детстве мне очень нравилась эта история. Теперь стоило приглядеться, как я убедилась, что птица и впрямь изображает из себя не голубя, а серенького сокола, а надпись гласит, что мученик – тот самый святой Трифон.

То, что ему молятся в поисках работы, я не знала, да и не задумывалась пока всерьез об этих поисках, положившись на нечто среднее между волей Божией (кризис же, как тут без вмешательства свыше вчерашнему студенту приличную работу найти) и здоровым пофигизмом (последнее свободное лето, какая работа!), с перевесом то в одну, то в другую сторону. Резюме висело на соответствующих сайтах, периодически обновлялось и рассылалось наугад – без энтузиазма и особого успеха.

Потом был поход и три дня на Соловках, где участие в твоей жизни преподобных Соловецких отцов не просто ощущается – оно значит едва ли не больше, чем все твои желания, планы и намерения вместе взятые. Опыт, не имевший аналогов во всех прошедших двадцати двух годах моей жизни, и любовь с первого взгляда и до гроба к северной монастырской крепости. Вернувшись, я, конечно, снова заглянула на подворье. Со стены на меня внимательно смотрел мученик Трифон с птичкой на руке.

Поиски работы угрюмо маячили прямо по курсу, в затылок дышали тающие остатки стипендии, но отчего-то на душе под взглядом святого мученика было легко и тихо. Соловецкое настроение еще не успело растаять, столкнувшись с безжалостной московской реальностью, и я твердо знала, что работа найдется – та, которая мне по-настоящему необходима, которая будет правильной.

Позвонили мне через неделю.

После недолгого разговора с рекрутером выяснилось главное: им нужно не бумажки перебирать, не клиентов обзванивать и даже не пробирки полоскать, старательно гордясь своим дипломом химика, чего мне не хотелось даже под дулом пистолета, а сидеть за компьютером и обсчитывать циферки – при этом все насквозь такие же химические, как и моя официальная специальность. Для недоделанного компьютерного гения звучало заманчиво, мы бодро сговорились о моем визите, рекрутер выслал мне адрес конторы.

«Трифоновская улица». Я задумчиво хихикнула и полезла смотреть карту. А потом, задумавшись еще крепче, – в православную энциклопедию.

«Существует предание, что при царе Иоанне Грозном во время царской охоты улетел любимый царем кречет. Царь приказал сокольнику Трифону Патрикееву найти улетевшую птицу. Сокольник Трифон объехал окрестные леса, но безуспешно. На третий день, утомленный долгими поисками, он остановился под Москвой, в месте, ныне называемом Марьина роща, и в изнеможении прилег отдохнуть, усердно помолившись перед этим своему святому покровителю – мученику Трифону, прося его о помощи. Во сне он увидел юношу на белом коне, держащего царского кречета, и этот юноша произнес: «Возьми пропавшую птицу, поезжай с Богом к царю и ни о чем не печалься». Проснувшись, сокольник действительно увидел неподалеку на сосне кречета. Он тут же отвез его к царю и рассказал о чудесной помощи, полученной им от святого мученика Трифона. Через некоторое время на том месте, где было явление святого, сокольник Трифон Патрикеев построил часовню, а затем и церковь во имя святого мученика Трифона», – гласит житие мученика Трифона. Историки, правда, говорят, что царем был вовсе не Иван Грозный, так как каменная церковь датируется ими аж 1492 годом, но само предание не оспаривают.

Церковь эта стояла и стоит на своем месте, дав название целой улице – Трифоновской. И со всей Москвы сюда приезжают люди молиться мученику Трифону – в том числе о разрешении проблем с работой.

…На Соловецком подворье я с тех пор не была – не сложилось. А вот после каждого собеседования, а затем уже, через месяц, и в конце рабочего дня стала заглядывать в белокаменное миниатюрное чудо на пригорке – Трифоновскую церковь. Приложиться к иконе, улыбнуться и помолиться «мученику с птичкой».

Святой мученик Трифон, моли Бога о нас!

Не оставляйте меня и вы, преподобные Зосима, Савватий и Герман Соловецкие, приведшие меня к его иконе…

Валентина Ососкова

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru