Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Приключения капитана Врунгеля под Полтавой

№ 23, тема Война, рубрика История

Кто не знает Христофора Вонифатьевича? «Как вы яхту назовете, так она и поплывет», – эти бессмертные слова помнят многие. Была яхта «Победа», а потом – бац! – и превратилась в «Беду». Да, «Беда» стянула на себя все возможные беды, но это не помешало ей победить в международной регате. Так откуда в Советском Союзе взялся Христофор Вонифатьевич Врунгель?

автор Василий ПИЧУГИН


Мало-мальски образованные люди, если им задать этот вопрос и предоставить немного времени подумать, с радостью выпалят: «Не обошлось здесь без адмирала Врангеля, и звали его, между прочим, Фердинандом». Но откуда на Руси взялись Врангели (ведь еще и «Черный барон» Врангель был, белогвардеец)?
27 июня 1709 года. Закончилось Полтавское сражение. Шведы разбиты. Среди тысяч убитых были и двадцать два представителя рода Врангелей – одного из старейших в Европе. Этот род, датский по происхождению, дал Европе двух фельдмаршалов, тридцать генералов и адмиралов. После окончания Северной войны та ветвь рода Врангелей (протестантов по вероисповеданию), чье родовое гнездо было в Эстонии, стала верой и правдой служить России.
В 2009 году нас ожидает уникальный юбилей – 300-летие Полтавской битвы. Такие круглые даты исторический календарь нам предоставляет не часто. Уже сейчас между Россией и Украиной начались напряженные исторические баталии за смысл происшедшего триста лет назад. И – хотим мы того или не хотим – нам тоже надо дать ответ на вопрос: так что же произошло триста лет назад под Полтавой? И в чем смысл Северной войны? Правы ли те, кто считает царя Петра страшным демоном русской истории, который передвинул Россию на несвойственные ей европейские рельсы развития? Или те, для кого он – великий гений, пробивший окно в Европу? Вообще, стоило ли России корячиться почти четверть века, чтобы завоевать Прибалтику? Вон сдали ее за год в конце прошлого века, и вроде без проблем (правда, они там все в НАТО вступили, но это, как говорится, издержки производства). А шведы, с которыми мы воевали, вообще живут припеваючи и строят ИКЕИ по всему миру.
Чтобы во всем разобраться, для начала надо понять, против кого боролся Петр. Что за наивный вопрос? Конечно, против шведов. Но кто такие шведы начала XVIII века? Знатоки нам подскажут, что шведская армия после Тридцатилетней войны 1618–1648 годов считалась сильнейшей в Европе. Но только ли это? Швеция – это ударный кулак мирового протестантизма. Прошло всего полтора столетия с тех пор, как монах Мартин Лютер вывесил свои тезисы в Виттенбергском университете, а протестантские страны стали доминировать во всем мире. Что говорить, во многом именно протестантизм поспособствовал тому, что нынешний мир выглядит так, как он сейчас выглядит. Да, джинн капитализма вырвался на волю благодаря сему религиозному учению.
И на Руси только приветствовали появление протестантизма: уже несколько столетий Русь сдерживала натиск католической Европы, и весть, что в стане врага произошел раскол, вызывала только радость.
 Как никто другой в России царь Петр ненавидел католицизм, особенно в исполнении аристократов. Пример Польши с ее анархией все время находился у него перед глазами. В лице же протестантов с их промышленными и военными технологиями он видел то оружие, которое позволит ему дать отпор католическому Риму. Вообразите, как выглядели протестанты в то время. Опрятные, прекрасно знающие Священное Писание (не то что некоторые!), вооруженные самыми современными технологиями, – ну как их не считать образцами для подражания?!
Не случайно Петр хотел перекраивать Россию на протестантский манер. Но в конце войны, когда к Швеции неофициально присоединились многие северогерманские государства и даже Англия и, по сути, получился антироссийский протестантский союз, петровские симпатии к протестантизму заметно поостыли. Великое посольство, посещение Петром протестантской Европы, конечно, вскружило русскому царю голову. Но Северная война все поставила на свои места. Россия на собственной шкуре узнала, что такое протестантская армия, протестантские корабли и пушки. Россия почувствовала вызов протестантизма.
Тем более что Петр, не особенно любивший мистику, провел несколько серьезных опытов по замеру эффективности Православия. Это следовало сделать, ведь протестанты предлагали не только промышленные, военные и государственные технологии, но и собственное вероучение.
И русский царь, несомненно, задумывался: если у протестантов армия хороша, может и их вероучение самое правильное? А протестантизм от Православия ох как отличается: как никак протестанты-лютеране из христианского вероучения выбросили почитание святых и их мощей, почитание Богородицы и икон, отрицали институт монашества, оставили только два таинства из семи. Так как же Петр преодолел сей соблазн?
Из воспоминаний современников известно, что Петр с детства хорошо знал православное богослужение, любил прислуживать в церкви и петь на клиросе. Поэтому икона, нещадно попираемая протестантами, была для него чем-то родным. Хотя сам он несколько раз сталкивался с псевдочудотворными иконами, осуществил несколько разоблачений корыстных священнослужителей, и вполне мог какое-то время колебаться и в этом вопросе: а вдруг то, что говорят протестанты, – правда?
Но все проверяется практикой. Петр всегда почитал преподобного Сергия и им основанный Троицкий монастырь. Он прекрасно помнил, что именно Лавра дала ему приют во время мятежа его сестры Софьи. В благодарность за это он еще в юности выстроил трапезный храм во имя преподобного Сергия в московском Высокопетровском монастыре.
Почитание Сергия, чье житие он знал хорошо, давало четкий ответ на критику монашества со стороны протестантов. И хотя Петр-прагматик особых симпатий к современному ему монашеству не испытывал (впрочем, как и монахи к Петру), но мысль отменить монашество в голову Петра прийти просто не могла.
Икона, которая всегда сопровождала петровскую армию, изображала явление Пресвятой Богородицы вместе с апостолами Петром и Иоанном преподобному Сергию. Эта икона была написана в честь уникального события в жизни православной Руси –  впервые Богородица явилась человеку не в тонком сне или в виде чудотворной иконы (кроме самого Сергия, были и другие свидетели этого уникального чуда). Петр как никто знал, что бывает, когда некоторые монахи сочиняют «лжечудеса», но сомневаться в этом чуде было просто кощунственно. Оно опровергало все на первый взгляд умные россказни протестантов.
Именно поэтому накануне Полтавской битвы, которая была назначена на 26 июня, день памяти Тихвинской иконы Божьей Матери, Петр моментально внял предложению фельдмаршала Шереметева не воевать в этот день, а отслужить литургию.
Литургия была отслужена. На следующий день состоялось грандиозное сражение, которое закончилось грандиозной победой России. Именно в этой битве была сокрушена материальная мощь протестантской Европы, которая всего за два века сумела подчинить себе весь мир, кроме православной России и Японии (уж слишком далеко та была). А вскоре фельдмаршал Шереметев, давший обет в случае победы основать монастырь, вместе с царем определял места закладки церквей женского монастыря в честь Тихвинской иконы Пресвятой Богородицы.
Можно долго рассуждать о религиозности Петра I, но было бы глупо утверждать, что его реформы не поколебали православный дух народа. Петр воевал оружием противника, часто говорил на его языке. И этот язык часто овладевал теми, кто на нем долго говорил. Тем более что в результате победы России в Северной войне в ее состав вошли протестантские земли – Прибалтика. А значит, теперь от протестантов отмахнуться просто так –  мол, иностранцы, что с них взять –  было нельзя. Многие из них пришли на государственную службу. Протестантизм уже бросал не только внешний, но и внутренний вызов, на который нужно было давать ответ.
Влияние Православия на Руси было подорвано церковным расколом. Реформы Петра его тоже не увеличили. Монашество, которое всегда было главным локомотивом развития православной Руси, находилось в упадке.
Но если Петр дал ответ на материальный вызов протестантизма, то на духовный дал ответ преподобный Паисий Величковский. Здесь стоит вспомнить один интересный факт, интересное совпадение. Великий подвижник, возродивший монашескую жизнь на просторах Руси, родился в Полтаве через год после окончания Северной войны, в 1722 году.
Его трудами к концу XVIII века духовная сила православного монашества на Руси была вновь восстановлена. В России возродилось старчество, появилось ученое монашество. Началась не только успешная внутренняя миссия среди увлеченного европейскими идеями русского дворянства, но и проповедь среди других народов.
Именно поэтому возглавлявший тогда русские колонии в Америке адмирал Фердинанд Врангель, оставаясь лютеранином, делал все, чтобы донести православную веру до местных индейцев. Слово истины он нес рука об руку со священником Иоанном (будущим святителем Иннокентием Московским) и преподобным Германом Аляскинским. В результате их совместной деятельности индейцы, которые сталкивались с разными народами белой нации, в том числе и с протестантскими миссионерами, стали называть русских «гуссук пиак» – настоящие белые.
А в конце XIX столетия многие из видных лютеран уже переходили в Православие. Яркий пример –  потомок Фердинанда, герой Белого движения генерал барон Врангель. Православными были уже его родители.
Сегодня люди с удивлением обнаруживают в протестантских церквях православные иконы и с удивлением задают вопрос: как это возможно в церкви, которая отрицает иконы? Ответ очень прост: потому что мы победили под Полтавой. Потому что там живут царь Петр и преподобный Паисий. Потому что мы сохранили Православие, которого протестанты не знали (уничтожали они католические иконы), а потом они его просто увидели… Вера «профессоров», как стали называть протестантов за их излишний рационализм, увидела и свою нищету.
Невозможно поверить, что великие воины Европы – шведы – в ХХ столетии подарили миру «шведскую семью». Не хочется соглашаться, что единственное, что может дать новому тысячелетию протестантская Европа –  это однополые браки и женское священство. Может, все-таки, там родится еще один протест, но теперь не против перегибов католицизма, а против мертвящего «либерального христианства»? Ведь недаром протестанты очень хорошо знают Священное Писание. Хочется верить, что они смогут еще раз, по-настоящему, прочитать слова Спасителя о том, что делают с солью, которая теряет свою соленость.

 

Рейтинг статьи: 5


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru