Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Фанфикшн

№ 63, тема Настоящее, рубрика Кто такие...

Полина Цедрик

В последние годы необычайную популярность обретает феномен фанфикшн (от англ. fan fiction – «фанатские измышления»). Преданные фанаты книг, фильмов, компьютерных игр и других художественных произведений создают на их основе тысячи собственных литературных сочинений. Формат «фанфика», как принято такие сочинения называть, не несет в себе совершенно никаких ограничений и запретов и позволяет каждому, более или менее владеющему русским или другим языком, выразить собственные идеи и фантазии. Даже на самую безумную, пошлую или безграмотную писанину находятся свои читатели.

Отнюдь не всегда фанфик говорит о тех же вещах, что и оригинал, – часто авторы используют исходное произведение только как основу, канву, в которую вплетают собственные задумки. Скажем, автор фанфика по книгам Джоан Роулинг «Гарри Поттер и методы рационального мышления» решил донести до широкой аудитории устрой­ство мыслительных процедур. Его герой, совершенно отличный от книжного Гарри Поттера, задает вопросы, о которых в книгах речь не шла и идти не могла (в частности, как объяснить законы магии с помощью науки).

Этот фанфик, как и многие подобные ему, воспринимается уже отдельно от своих «основ». Порой для прочтения подобных произведений даже не требуется знание оригинала, настолько они различаются. По мотивам таких практически независимых книг даже пишут другие фанфики – «фанфики по фанфикам».

Вопрос о том, насколько близки к оригиналу созданные по его мотивам произведения, применим не только к любительскому творчеству. Известно, сколько критики получают экранизации книг на предмет несоответствия сюжету. В одних случаях в фильме просто отсутствуют какие-то ключевые сцены, в других сюжет фильма лишь поверхностно связан с оригиналом. Очевидно, что такая экранизация уже не может считаться прос­той киноадаптацией книги. Но считается ли она самостоятельным произведением, ведь она все же основана на книге? Насколько «копия» должна отличаться от оригинала, чтобы считаться самостоятельным художественным произведением?

Условно говоря, у автора «копии» есть два пути: либо он стремится сохранить первоисточник, не внося в оригинал ничего нового, либо развивает собственную мысль, пренебрегая деталями первоисточника. И у той, и у другой стратегии есть свои преимущества и недостатки; последователи обеих добивались успеха. Скажем, у рассказов Артура Конан Дойла о Шерлоке Холмсе есть как близкие к канону экранизации (скажем, британский телесериал с Джереми Бреттом или советский многосерийный фильм с Василием Ливановым), так и довольно самобытные (скажем, британский сериал «Шерлок» с Бенедиктом Камбербэтчем или американский сериал «Элементарно» с Джонни Ли Миллером).

Однако отнюдь не всегда ясно, изменился ли в «копии» смысл, заложенный в оригинале. Разу­меется, невозможно сохранить абсолютно все, что есть в исходном материале: существуют естественные препятствия, не позволяющие это сделать. Невозможно совершенно точно передать смысл фразы при ее переводе, ведь разные языки обладают разной структурой. Невозможно совершенно точно показать то, что происходит в книге, на киноэкране: кино и литература пользуются разными выразительными средствами.

Но даже в относительно каноничных «копиях» порой есть изменения, которых, казалось бы, можно избежать. Изменил ли фикрайтер, переводчик или экранизатор изначальной задумке, убрав из оригинала какую-либо второстепенную сцену? С одной стороны, эта сцена особо не влияет на сюжет, и без нее адаптация много не теряет. Но ведь даже в таких не самых важных сценах раскрываются, уточняются, дополняются характеры персонажей. Отказ от любого эпизода ведет к утрате какой-то части характеров. Получается, что герои, представленные на экране или в переводе на другой язык, отличаются от авторских. Разве это не большое изменение?

А если, наоборот, автор «копии» добавил сцену, которой в оригинале не было? Несмотря на то, что эта сцена – уже додумка адаптатора, она может выражать основную мысль произведения, причем порой более точно, чем это сделал сам автор. Так, создатели киноадаптации романа «Вокруг света за восемьдесят дней» 1956 года решили добавить в нее сцену с путешествием на воздушном шаре, которая отсутствовала в книге. Летательный аппарат так удачно вписался в общую атмосферу фильма, что теперь он ассоциируется не только с этой экранизацией, но и с самим романом Жюля Верна.

Также затруднительно определить степень самостоятельности тех «копий», в которых и сюжет, и персонажи остались прежними, но внимание уделяется другим вещам, нежели в оригинальном произведении – остался ли там авторский замысел или нет? Два фильма на основе романа Станислава Лема «Солярис» – Андрея Тарковского 1972 года и Стивена Содерберга 2004 года – сохраняют исходную сюжетную линию, но в них тема поворачивается другими гранями, нежели в книге. В экранизации романа «Ходячий замок» Хаяо Миядзаки сместил акцент с героини повести на героя. Авторы таких адаптаций избрали в некотором роде переходный вариант между сохранением оригинального замысла и воплощением своего: оставив изначальный замысел нетронутым, они все же развивают в нем те моменты, которые сами считают важными.

Конечно, можно взглянуть на фанфики как на явление постмодернистской культуры с ее бесконечным и бессмысленным умножением копий, но как тогда быть, например, с маньеризмом XVI–XVII веков и вообще с феноменом интерпретации канона и классики, характерным для любой культуры?

Понятно, что если художник (в широком смысле этого слова) вообще никуда не ушел от повторения классики, то он просто хороший изготовитель копий, и не более. Но если он совсем потерял связь с каноничным, то его уносит в никому не понятные творческие дали. Приверженность корням не дает взлететь, но полет без старта с твердой опоры тоже невозможен.

Из приведенных примеров видно, как сложно провести границу между сочинением-«дополнением» и самостоятельным произведением, между настоящим изначальным и настоящим фикрайтера, экранизатора или переводчика. Одна из этих двух составляющих любой «копии» непременно будет преобладать, задавать тон всему произведению, и, если правильно идентифицировать ее, можно определить, фанфикшн перед нами или нет.

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru