Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Собака пошла на поправку


Вот уже в который раз за это лето в новостях по центральным каналам я натыкаюсь на репортажи следующего содержания: москвичи подобрали выброшенную ночью из машины в их дворе большую породистую, но страшно больную и запущенную собаку и теперь всем подъездом двенадцатиэтажного дома ее выхаживают (собрали деньги на ветеринарную помощь, научились делать уколы, чтобы лечить ее самим, а не отдавать в приемник, кормят по очереди) – собака пошла на поправку. Или: милая, хрупкая, с доброй улыбкой женщина лет пятидесяти содержит в своей квартире 24 собаки, подобранные на улицах города или взятые у тех, кто больше не мог по каким-то причинам у себя оставить, – на их содержание уходит вся ее пенсия; кинологи подают заявку на грант в один из западных фондов, чтобы таким людям платить зарплату. Или еще: московский скульптор создал памятник дворняжке, безобидно кормившейся не один год у станции метро и однажды зверски убитой неизвестным живодером (денег на установку памятника мэрия выделить не захотела, и потому их собирали в виде добровольных пожертвований со звезд эстрады и тех, кто знал собачку лично). Памятник, изображающий добродушную псину, назвали «Милосердие».

Так вот я и хочу спросить у тех, кто что-нибудь в этом понимает: так ли выглядит милосердие? Эта ли, простите, мордашка – его истинное лицо?!

Приношу извинения читателям за свой возмущенный тон – пишу ведь о наболевшем.

Не буду сейчас останавливаться на отдельно взятых любимцах-волкодавах, гуляющих на детских площадках, и на том, что отвечают их хозяева на просьбу взять животное на поводок. Пугает настрой людей в целом. В последнее время у меня такое впечатление, что я живу в обществе защиты животных, где иногда собственно человеку не остается места, где тема милосердного отношения к животным становится единственным проявлением милосердия. В репортаже про памятник очередная звезда, передавая скульптору конверт с пожертвованием, с чувством говорит: «Да убивать таких людей надо! Я бы сама убила!» И я представляю не одну сотню телезрителей, энергично кивающих ей в ответ… Вы не думайте, мне ведь тоже собачку жалко. Но еще жальче, что не слышно в эфире ни одного всхлипа о душе того, кто с ней это сделал.

И что-то не слышно о том, чтобы люди всем многоэтажным подъездом выходили какого-нибудь бомжа, скинулись ему на прокорм, ради него научились делать уколы, помогли восстановить документы и устроили на работу… Я не верю, что людей, способных на это, у нас нет. Есть они, мы изредка о них слышим (не по телевизору, правда, а так, от знакомых), но соратников, да и просто сочувствующих, у них немного. Почему-то милосердие к людям не очень-то культивируется нашими СМИ.

Так откуда же взялся в нас этот культ любви к животным? По-другому я это назвать не могу, так как думаю, что большинству людей по определению свойственны нежность и умиление по отношению к «меньшим братьям»,  но именно сейчас они стали нередко преобладать над чувствами к «братьям большим». Вот и у этой милой женщины с доброй улыбкой, хозяйки двадцати четырех собак, не осталось в сердце места ни для соседей, не разделяющих ее страсти к собакам («Запах им мешает, тоже мне, господа нашлись!»), ни для мужа, с которым она развелась по той же причине.

Вы скажете: но ведь проблема бездомных животных есть! Есть. И в Москве она стоит очень остро.

Мне скажут: брошенным животным не выжить в городе – они замерзают, гибнут от голода и под колесами автомобилей.

А дети? Брошенные дети не гибнут, не замерзают? Что ж мы их не подбираем десятками? Чужую больную собаку отдать в приют жалко – что мы, не люди, всем подъездом авось вылечим. А вот чужими детьми пусть детприемники занимаются – это не наше дело.

И все-таки не хочу остаться непонятой. Я ведь тоже люблю животных, и кошки-собаки всегда у нас дома жили, и подбитую мальчишками чайку выхаживала – все это мне не чуждо. Но мне кажется, это у многих из нас – с детства. И не стоит об этом вот так, с экранов. Даром, что люди вокруг нас нами же недолюблены. Даже самые близкие. Вот какой бы любви поучиться стоило.

А во всем ныне происходящем мне видится незаметная на первый взгляд, но очень ощутимая подмена понятий. И вообще некоторое, простите, очеловечивание животных (гостиницы, конкурсы красоты, всепонимающий комиссар Рекс…). Когда и почему это с нами случилось? Не знаю.

Дарья Находкина, г. Москва

 P. S. Впрочем, вопрос-то серьезный, и хотелось бы знать, а как, собственно, должен относиться человек к животному, как раньше на Руси относились, стоит ли вообще в городской квартире заводить животных, могут ли они быть «членами наших семей» и отвечает ли сейчас человек за «меньших братьев» так, как в райском саду он за них отвечал?

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru