Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Школа цветущей сложности


Марина Белькинд, Татьяна Ваулина, Петр Пантуев

Битву при Садовой выиграл

прусский школьный учитель.

Отто фон Бисмарк

Когда говорят о технологиях будущего, то на ум сразу приходят какие-то полуфантастические возможности – путешествия во времени или выращивание новых гибридов… А если взглянуть иначе? Существуют ли технологии, которые это будущее определяют, то есть технологии делания будущего?

Лев Лурье, петербуржский историк, показывает, что политика, а значит, и история определяются характеристиками поколения – его взглядами, желаниями, ценностями, опытом… При этом существует такой социальный институт, который оказывает определяющее и, можно даже сказать, формирующее воздействие на поколение. Это, конечно, школа. У нас в стране всеобщее образование. У нас в стране существуют общие государ­ственные стандарты. У нас в стране с недавнего времени даже единый государственный экзамен. Все проходят через школу и более того, через одинаковую школу.

Плоды сегодняшнего школьного просвещения, пожалуй, мелковаты – не крупнее, чем «поступить в институт». А вот дела будущим русским поколениям предстоят великие.

И если сейчас государственная политика относительно школы стремится к нулю, то сама школа обязана породить эту политику и таким образом дать будущим поколениям образец служения Отечеству.

Вопрос о русской школе – это вопрос исторический; это вопрос о прошлом и будущем России.

Данный материал дает довольно общий взгляд на предмет. «Наследник» намерен продолжить тему, рассказывая о перспективных практиках, моделях и проектах русской школы – прежней, настоящей, будущей.

О чужих ошибках

Битву при Садовой в 1866 году профессиональное сообщество «Прусский учитель» выиграло, обеспечив победу прусской политической идеи. Эта была решающая победа Пруссии в борьбе с Австрией за главенство в деле объединения Германии. Австрия отстаивала великогерманскую, а Пруссия – малогерманскую идею объединения германских земель. Отстаивая идею, Пруссия шла войной и строила школу и армию. Спустя пять лет после победы при Садовой, находясь уже во главе Северогерманского союза, Пруссия победила плохо реставрированную имперскую Францию. В 1871 году в  Версале, дворце великолепных королей Франции, победителями был провозглашен Германский рейх. Объединенная Германия решительно двинулась к 1914 году, а там и к судьбе Третьего рейха, к его бесславному поражению.

Помня уроки прошлого и строя русскую школу как технологию русского будущего, стоит посмотреть и на то, что прусский учитель проиграл: последовать совету Бисмарка, не быть дураком – учиться на чужих ошибках. Так что же проиграл прусский учитель, неукоснительно направляя юношество по пути железа и крови?

Политика железа и крови была завещана Бисмарком как технология становления германской нации. Но не мечтал прусский гений увидеть на своем месте, месте бундесканцлера, тетку в пиджаке. И не желал он раздела Германии через семьдесят пять лет после ее победного объединения. Обеспечивая политику вооружений, прусский учитель проиграл истории великую культуру, империю и народ. Спросите любого, кто хоть что-то смыслит в берлинском духе, – и он скажет, что от немцев сейчас ничего не осталось, кроме вины за Вторую мировую войну. В сознании народа это перечеркнуло всю классическую немецкую филологию вместе с философией и фантазией Гете.

Прокладываем маршрут

Ясно, что путь железа и крови не наш, не русский путь. Русские писатели говорят, что наш путь – это путь любви и собора; путь содружества и всеотзывчивости. Стало быть, школа должна на этом строиться и это строить. На чем строить и что взять в настоящем?

Сообщество профессиональных экспертов единодушно с интернет-митингами мамаш признает, что современная государственная  школьная политика в нашем отечестве сводится к стрижке под ноль. Действительно, такой фасон легко поддается стандартизации, не требует расходов на завивку и укладку, вполне гигиеничен и годен для отчетности. Кроме прочего он понятен не вооруженному ничем взгляду, и с ним эффективно справляется любой гарнизонный прапорщик. Этой линии и должен по замыслу эффектологов следовать наш школьный учитель: то же, что министерство делает со школой, учитель делает со школьником. Так клон за клоном формируется школа мумий.

Но если мы хотим остаться живыми, то должны построить школу жизни, основанную на любви. Приходи в живое образовательное сообщество – останешься живым. Как это сделать технологически? Из собственного опыта можем показать несколько приемов.

Совместная детско-взрослая работа на общую цель, где каждый решает задачи и постоянно учится. Общий обед: никаких учительских столов. Общие праздники: ничего не делается отдельно «для детей», противостоя принципу «все лучшее – детям»,  праздник делают все вместе для всего сообщества. Общие правила: не лгать, работать, не халтурить.

Таким образом восстанавливаются сообщества и содружества.

Чтобы не прервалась связь времен, в русскую школу должны прийти живые носители культуры, представители отечественных профессиональных школ, те, кто еще помнит и знает, кто такой Станиславский, Щусев, Докучаев.

Русская школа должна не просто исследовать отечественные образцы мирового уровня, но культивировать их и развивать. Среди них – русская классическая литература Золотого века в содружестве с русским театром системы Станиславского, русская инженерная школа и проектная архитектура, русская агрономическая, земледельческая, почвоведческая школа.

Лицо школы и ее основные направления будут определять те люди, которых она соберет, – и тогда отдельная школа будет отличаться соб­ственным характером, стилем, качеством жизни.  Сделать все школы страны совокупностью, если угодно, сетью, жизнеспособной, устойчивой к внешним воздействиям, – следуюшая технологическая задача. В основе построения такой сети – модель культурного луга, соединяющего в себе мирно, без борьбы за существование, рас­тения разных видов.

Все, что происходит с людьми в школе, должно быть включено в исторический контекст. Это делается, во-первых, через историю семьи и рода, и, во-вторых, через исторический взгляд на повседневность, включение со­временного события в исторический ряд.

Технология

восхождения

к прошлому

Если сейчас высокообразованный человек представляется всезнайкой, эрудитом, свободно разговаривающим на нескольких языках о разных предметах, то школа, построенная на технологии русского будущего, выпускает полноценных деятелей, способных не только говорить, но и созидать, действовать, включаться в практику жизни, определять себя по отношению к России.

Это не мечта, а культурный тип русского человека. Владимир Иванович Даль говорил, что прошел такую школу, которая побуж­дала ум к разносторонности. Так был воспитан один из величайших русских людей: моряк, хирург, член-корреспондент Академии наук по физико-математическому отделению, писатель, создатель потрясающего Толкового словаря живого великорусского языка, собираемого с любовью к каждому словечку в течение десятилетий.

Отечественная школа  строилась  по германскому образцу, так что вспомнить о Бисмарке уместно не только в связи с тем, что он как политик строил государство в учителе. Конец рейха бесславен: немцы стыдятся своей истории. Будущие русские поколения не должны стыдиться ни своей истории, ни своей страны, ни своих учителей. Или этих поколений не будет.

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru