Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Мироносицы


Интервью с режиссером фильма «Мироносицы» Мариной Добровольской.

 — Марина, расскажите, пожалуйста, как родилась сама идея этого фильма и как случилось, что студентка Свято-Тихоновского университета стала снимать кино.

— Я родилась в семье кинематографистов, выросла в этой среде. Это для меня родное. Как я нашла эту тему? Мы с одногруппником  приехали к нему в деревню в Тульскую область, где, по его словам, «две бабушки восстанавливают храм». Вечные проблемы – денег нет и т. п. Он ни к чему не призывал, просто говорил: «Есть такой храм, осколок классицизма: колоннады, портики, фрески итальянских мастеров». А этим бабушкам – одной восемьдесят, другой – восемьдесят один. И вторая, действительно, почти ежедневно забирается под купол храма и штукатурит его. Если Вы видели, там половина свода более темная, а половина белая – это работа бабы Тани.

— Присутствие камеры настолько незаметно…

— А я просто говорю: «Баба Таня, а если мы Вас снимать будем?» Она согласилась. В кадре она никак на это не реагирует. Она словно размышляет про себя о том, как она прожила. В жизни у нее было очень много трудностей, переживаний: кто-то из детей погиб. Да и сейчас их хватает. Но, несмотря на это она не жалуется, а занимается своей работой. Причем она не делает из этого никакого подвига. Для нее это жизнь, без этого она гаснет.

— Позволила ли эта работа в чем-то по-другому взглянуть на жизнь?

— Помогла скорее именно героиня, общение с ней. Она – очень простой, живой, легкий, с юмором человек. Все, кто был в работе, посмотрев изображение, заражались характером героини. Все воспринимают и ее спокойствие, и ее юмор. Бывает, что человек делает геройское дело и понимает это, и эти, грубо говоря, «понты» не встречают сочувствия, а здесь эта простота всех просто подкупила. И в конце все не столько радовались от сдачи картины,  сколько желали здоровья бабе Тане и всей деревне. Сейчас поколение какое-то расшатанное: многие болеют, если не болеют, то жалуются. Это уже душевное состояние людей. А те бабушки –  столпы. Вот как они могут в 80 лет сохранить такую крепость духа, цельность, характер, не расшатанный депрессиями, жалобами и т. п., оптимизм, мажорный подход к жизни?

— Ее жизненный путь можно считать проявлением верности Церкви?

— У меня не было цели зафиксировать здесь именно церковность, хотя это выходит само собой. Мне очень нравится подход бабы Тани, которая говорит: «Я не могу никого осуждать, но чего-то не хватает, чтобы люди работали». Пришлось при монтаже вырезать звуковой кусок, когда у нее спрашивают: «Вы же задаром работаете?» – а она отвечает: «Ну я-то задаром, а людям нужно кому-то на что-то жить, кому-то семью кормить». Желательно, чтобы по возможности был факт соборности, чтобы люди друг друга не укоряли: «Вот эта ходит, а эта нет». Но скорее здесь не столько верность Церкви, сколько верность своей совести. Баба Таня поступает так не потому, что ей так заповедано: она просто по-другому не может. Хотя есть в этой же деревне люди, которые говорят: «А-а-а, почему тебя снимают, а нас не снимают? Мы тоже работали». Она отвечает: «Работайте дальше, и вас тоже снимут». А на самом деле она как есть одна, так и есть, вторая чуть-чуть помогает, потому что болеет.

— Ставили ли Вы перед собой при съемке какие-либо миссионерские задачи?

— Я учусь на миссионерском отделении. Но я не ставила целью вкладывать в этот фильм какую-либо проповедь. Здесь всего лишь факт документа, как он есть. В этом заслуга документального кино, когда не приукрашиваешь, не делаешь что-либо за героя, а герой целиком показывает себя сам: какой он в своей жизни, в своей деятельности, каковы его жизненные принципы, позиции. Человек просто живет. Можно было, конечно,  написать дикторский текст и сказать: «Вот, такой храм, и никто не помогает...» Но этого нет. Все есть как есть. Жизнь идет своим чередом, а кто как ее проживает – все по-разному.

— Что, на Ваш взгляд, документальное кино и, в частности, кино, которое представляет «Золотой витязь», должно нести людям?

— У «Витязя» есть девиз – «За нравственные христианские идеалы, за возвышение души человека». То есть «Витязь» исповедует вполне конкретную установку фильмов, которые идут на фестиваль. И есть такой небезынтересный факт: когда три года назад этот фестиваль прошел в Рязани, официальная криминальная статистика спустя некоторое время показала, что уменьшилось число самоубийств, количество наркоманов и т. п. Имел место вот такой положительный общественный резонанс. К сожалению, у «Витязя» мало денег, чтобы делать себе хорошую рекламу, — многие просто не знают. Но из того, что становится известным, многое находит отклик. Был фестиваль игрового, детского, мультипликационного кино. Мультфильмы вообще интересны не только для детей. Они очень символичны сами по себе: в рисованной, стилизованной форме можно воплотить очень многое. Но лично мне наиболее близко документальное кино. Мы называем его неигровым. Ведь если взять тех же самых двух бабушек и сыграть, они снизят свои планки, на мой взгляд, потому что сыграть, да еще с помощью спецэффектов,  можно все что угодно.

А когда ты знаешь, что этот человек не актер, что это просто его жизнь, и ты видишь, как он совершенно неподдельно делает в кадре что-то, что вызывает если не восхищение, то хотя бы уважение к человеку, который в 80 лет не боится  подниматься под купол храма, – это совсем другое дело. По этой шаткой лестнице мы с оператором, трясясь и держась друг за друга, едва лезли, а баба Таня каждый день шутя туда поднимается, замешивает раствор, втаскивает очень тяжелое ведро с известью. На мой взгляд, это главная заслуга документального кино, когда оно несет в себе сам факт, как он есть. Он как документ – не сыгран, не придуман. Но при этом оно может быть и художественным: это уже зависит от того, как его увидеть, как снять, как отцветить шумами, музыкой и т. п. В этом смысле мы с оператором шли в одном русле. Он тоже любит кино, когда оно все-таки кино: не просто несет в себе идею, содержание, но и не перестает быть искусством, синтезом изобразительного  искусства, музыки и слова.

 — Что, на Ваш взгляд, тогда должно отличать православное документальное кино? Как Вы расцениваете эффективность назидания на экране?

— Прямого назидания просто не нужно. Люди, которые уже в Церкви, в нем не нуждаются. А людям, которые пока вне Церкви, оно может, как минимум, не дать ничего, а то и вызвать обратную реакцию. На данный же момент важны скорее просто человеческие ценности. Как сказано в апостольских посланиях, сначала  душевное, потом духовное. Скорее даже сначала народное, что сплачивает людей между собой, – совесть и тому подобные понятия. Мы показали в одном месте эту картину, а там человек пять молодежи встают и говорят: «А можно нам помочь этому храму? Мы летом свободны». И вот в июле собираются ехать. Почему была такая реакция? Я думаю, дело даже не столько в храме, прости меня, Господи, а в движении душ людей, которые отозвались. И баба Таня увидит, что не ей одной этот храм нужен: она торопится его сделать, плохо себя чувствует, боится, что не доживет до того времени, когда он будет красивый. Очень важен отклик душ людей на человеческую простоту, человеческое содержание. И на самом деле приятно, когда говорит «Мы поедем, мы поможем» именно сегодняшняя молодежь, по пятнадцать сережек в каждом ухе. В этом отличие живого примера от «Давайте, вот надо!». Здесь не говоришь, что надо, а просто показываешь, что человек этим занимается. И рождается желание помочь, рождается сострадание к бабушке, понимание, что ей, наверное, должно быть тяжело, что у нее может что-то болеть. Она на самом деле ходит вперевалочку, ноги у нее отекшие, сердце болит, глаза слезятся. В фильме видно, когда она наверху мажет мастерком, глаза красные. А этот отклик дорогого стоит.

Слава Богу, фильм получилась именно такой, каким был задуман. Известно, что картина рождается трижды: при написании, при съемке и при монтаже. А родилась она именно как маленький мазочек народной жизни.

 17 октября фильм «Мироносицы» был удостоен Гран-при на международном фестивале кино и СМИ «ПОКРОВ-2005», проходившем в Киеве. Искренне поздравляем Марину Добровольскую с этой победой!

 

Беседовала Ирина Капитанникова

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru