Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Человека надо искать среди невозможного


Греки и римляне были людьми образованными. Они учились в академиях и лицеях и знали, что есть законы природы и эти законы никому нельзя нарушать. А потом появились христиане, люди невежественные и темные, ибо в академиях они не учились и думали, что у них есть бог, которого можно схватить и гвоздями прибить к кресту. Римлянам казалось нелепым называть богом того, кто смертен. Бог – это Юпитер. Разве мог кто-нибудь из людей арестовать Юпитера, заковать его в наручники, посадить в тюрьму? Юпитер испепелил бы людей, уничтожил мир, ибо он бессмертен и всесилен.

В третьем веке нашей эры жил Тертуллиан. Он был защитником христианства, апологетом, одним из первых он указал на сущность веры. Да, говорил он, Христос распят, но мы этого не стыдимся, хотя это и постыдно. Сын Божий умер, мы верим в это, потому что это нелепо. Погребенный, Он воскрес. И это верно. Ибо невозможно. То есть греки и римляне открыли горизонты знания, а христиане открыли горизонты веры. Вера не нуждается в знании, в ссылке на цепочку причин и следствий. Для веры нет иных оснований, кроме предмета веры. Если я знаю, то я не верю. Нельзя верить со ссылкой на такие языковые формулировки, как: «потому что», «если… то». Ибо эти ссылки уводят в мир наличного, фактического. А мир этот всегда относителен, для него есть понятия, метафоры и аллегории. Но нет символов.

Для того чтобы появился символ, нужна тайна. Но в мире относительного нет тайны. Вернее, она есть, но носит характер языкового секрета. Носителями таких секретов являются даже не мудрецы, а их секретари. Онтологическая тайна – встреча абсолютного и относительного. Логически эта встреча невозможна. Ведь для того чтобы встретиться, либо относительное должно перестать быть тем, что оно есть, либо абсолютное. Тем самым сама встреча теряет смысл. Так вот, эта встреча — тайна. Она требует веры, поэтому у веры всегда есть символы и нужно быть верным символу, если даже ты не знаешь, можно ли верить другу.

Верный друг – это тайна. Здесь относительное встречается с абсолютным, и дружба перестает быть простой полезностью. Верен тот, кто верит. А тот, кто потерял веру, тот неверен. Если я говорю, что у меня неверная жена, то это не обязательно значит, что она мне изменила. Это значит, что я потерял в нее веру. Я ей не верю. Конечно, легче от фактического, наличного потребовать соответствия своему понятию, чем от себя потребовать соответствия символу. Ведь твой друг — это не тот, кто соответствует понятию друга, а тот, кому ты веришь, узнавая в нем друга.

Вера и верность — не из мира фактического, в котором все случайно и преходяще. Вера и верность — из мира символического. А символы неизменны. Они не подведут. Поэтому не следует искать человека или человеческое среди возможного. Человека надо искать среди невозможного, в вечном нездешнем мире, подтверждением существования которого и является вера.

С верой связана верность. Но верность нельзя понимать как правильность. Правила губят и веру, и мысль. Верность нельзя заменить истинностью, ибо истина требует соотношения с вещами, а верность соотносима только с самой собой, с верой. В мире веры простые мысли и твердые основания. В современном мире много знания и мало веры. Поэтому в нем преобладают сложные мысли, и человек строит свою жизнь на зыбких основаниях.

Федор Гиренок

 

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru