Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Там, где восходит солнце

№ 62, тема Свет, рубрика Любовь и Семья

Есть у подвига крылья,

И взлетишь ты на них,

Без труда, без усилья,

Выше мраков земных...

А. С. Хомяков

Ирина Федорова

Я родилась и выросла в дальневосточном городе, откуда до границы с Китаем – буквально рукой подать, всего лишь 75 километров. Школьницей, бывало, с интересом наблюдала за китайцами на местном рынке, в поездах, на летней полевой практике, удивляясь подчас терпению, какой-то внутренней дисциплинированности, сплоченности и незаурядной настойчивости в достижении цели сынов этого народа. Но, странно признаться, почему-то всегда, сравнивая китайцев и индийцев, я отдавала предпочтение и симпатии миролюбивым, веселым, поющим и танцующим в ярких экзотичных одеждах жителям далекой Индии.

И вот недавно, когда я вспоминала детство, скучала по родным местам и беспокоилась о судьбе родных и друзей – дальневосточников, которым одних природных катаклизмов отмерено ого-го как щедро, я получила в подарок необычную книгу «Семья» Нины Федоровой. Чем удивительную? Во-первых, творческий псевдоним автора полностью совпал с именем и фамилией моей мамы, во-вторых, повествование о жизни одной семьи исподволь поведало о волне культурной русской эмиграции именно в Китае в 1920–1930-е. Эмиграции, которая стремилась вести русский образ жизни, поддерживать русский дух, веру, сохранить национальную культуру, чистоту речи и более – создавая уникальные духовные и культурные ценности, щедро делиться ими с соседними народами и впитывать все лучшее от них, что, в-третьих, приняло уже не просто международные, но и межконтинентальные, всемирные масштабы. На обложке книги в глубокой, бескрайней космической пустыне вращалась наша планета, обернувшись ко мне таким родным и разнообразным евроазиатским континентом. Закрыв последнюю страницу, я поняла: что-то в моей картине мира сдвинулось. И Китай, когда-то близкий географически, вдруг преодолел километры недоверия и непонимания в моей душе и сознании.

Мне никогда не был близок образ Бога, похожий на строгую классную даму с указкой и сводом правил типа «можно-нельзя», как, впрочем, и рай как место, устроенное и прибранное для благополучных формалистов, безошибочно выстраивающих свое строение веры на Земле. Счастье верующего православного человека – быть позванным Господом и освещенным светом Его откровения и любви, согреться и научиться среди людей, которых также нашел, исцелил и утешил страдающий вместе с грешниками и взявший на Себя нашу боль и болезни Христос. А дальше на пути находить узнаваемые сердцем Его следы там, где людям тяжело; где Свет ищут, спотыкаясь по бездорожью; где пульсирует боль и давит несвобода. И на этом пути обнаружить не только следы, но и большую силу идти и поступать так же, как Он, среди обделенных, несогретых, отчаянных и отчаявшихся, и светить горячо и ровно.

Роман «Семья» перенес меня на Восток в небольшой китайский городок Тянцзин первой половины XX века. Одна из семей русских эмигрантов, в прошлом большая, богатая и знатная, после Первой мировой войны, революции 1917 года, скитаний, голода, пожаров, болезней и гибели близких находит убежище на территории британского сектора города и снимает пансион – пансион №11, где фактически без дохода, лишь для покрытия текущих издержек сдает комнаты разнообразным жильцам.

Все члены Семьи (совсем недаром в романе это слово пишется с большой буквы, и слова «Бабушка» и «Мать» – тоже) очень трепетно, с большим вниманием, заботой и любовью относятся друг ко другу и готовы жертвовать собой ради общего благополучия. Несмотря на страшные воспоминания и лишения, незащищенность, постоянную жизнь в долг и неопределенность будущего, как путеводная нить в самых разных обстоятельствах, при непредсказуемых и несуразных поступках жильцов пансиона, всех членов Семьи (от восьми до семидесяти лет) ведет живая вера и бодрость духа. Замечательно подмечено, что русский ум неспособен ограничиваться лишь личными интересами или бытовыми хлопотами, но ищет и находит силу в духовной жизни, поэзии, музыке, размышлениях о пути человека на Земле. Все повествование книги проникнуто настоящим патриотизмом, который выражается не во внешних атрибутах, но в таинственной связи сердец с тем главным и высоким, чем живы дух, душа, что чувствуешь кожей и чем наполнена вся жизнь русского человека, связи поколений через время, через расстоянья…

Источник силы и света с изумлением узнавали в Бабушке, как старшей Семьи, и родные, и постояльцы пансиона №11 – люди разных национальностей, положения в обществе, возраста – различали в хрупкой старушке единый для всех язык любви, участия и находили опору при шаткости всей жизни в период военных действий Японии в Китае. В разное время Бабушкин пансион становился ковчегом спасения и пристанищем для потерявших Родину русских эмигрантов, монахинь, больной алкоголизмом англичанки, экзотичной гадалки мадам Милицы из Бессарабии, скрывающегося от японских властей лидера освободительного движения Китая и многочисленных потерявших кров людей. И это подвиг не только как одномоментный героический и самоотверженный поступок в экстремальных условиях, но – как подвижничество, движение и постоянный переход «от веры в веру, от силы в силу» в каждом дне той жизни, которую посылает человеку Промысел. Вспоминая Бабушку, в общем-то добрая и жертвенная миссис Парриш понимает, что ей самой чужда такая сердечная открытость и неизменная доступность, «как незапертая дверь» для всех, без дистанции от человеческого горя, его неприглядных и неприятных сторон.

И, когда Бабушка легко и естественно готовится к смерти и покидает Семью, неведомым и непостижимым образом, поднявшись над женской слабостью, эстафету подвига принимает Мать. Принимает непредсказуемость выбора пути и изменений в жизни членов Семьи, приходящих и оставляющих пансион №11 людей. И с течением времени дети и взрослые замечают, что Мать становится все более похожей на Бабушку. К ней – не имеющей средств, утратившей былую привлекательность, уязвимой и порой растерянной – словно к магниту, тянутся все окружающие, ее даже старшие называют мамой и вместе с чашкой чая для каждого входящего в дом получают часть ее сердца.

В пансионе №11 создается уникальная атмосфера с философскими спорами о смысле жизни, русском характере и судьбе человечества, зваными вечерами, церковными песнопениями, ариями и романсами, чтением книг, горячими молитвами и приютом для нуждающихся. Здесь сохраняются и поддерживаются бесконечная, неизбывная нежность и преданность любимой и покинутой Родине, самоотверженность и достоинство, глубокий ум и тонкость в различении фальшивого, надуманного и наносного. Здесь не приживаются нравоучительная манерность, желание утвердиться за счет других, лицемерие ради личной выгоды и дешевая популярность. Здесь неразделимы вера и дело, торжество русского духа и искренняя благодарность приютившему эмигрантов Китаю – стране на краю Земли под покровом Божьей Матери. Там, где восходит солнце...

P.S. Слава Богу, что и сейчас во многих семьях и людях вокруг я встречаю искреннюю любовь и верность России, несмотря на все повороты ее истории; совершенно нерациональную и не поддающуюся логике распахнутость души, такие вот незапертые двери, в которые можно войти здоровым или больным, добрым или ожесточенным, с недюжинной энергией и предприимчивостью или еле тлея. Когда я плохо вижу путь впереди, в свете веры таких семей, таких людей идти намного легче. И хочется стать лучше.

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru