Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Православие и каратэ: нам по пути?

№ 62, тема Свет, рубрика Умные люди

Визитка

Андрей Кочергин, президент Международного союза боевого каратэ «Кои но такинобори рю», многократный чемпион по стрельбе.

Дмитрий Иванов, 7-й дан ийадо, кёси, сихан, Мастер боевых искусств России Российского союза боевых искусств.

Беседовал Николай Асламов

Часто можно слышать, что восточные боевые искусства решительно отличаются от западных тем, что обязательно имеют некий религиозно-философский подтекст. Скажите, в боксе или грэпплинге на самом деле отсутствуют фундаментальные (религиозно-философские) мировоззренческие установки, или они там просто поглубже закопаны? И наоборот, возможны ли айкидо или ушу без азиатских просветлений?

Андрей Кочергин: Каждый находит только то, что ищет; кому-то нужна секта и чувство элитарности, а кому-то – просто навыки и крепкие мышцы. Мне трудно судить, отчего люди идут по пути восточных сект, часто не имеющих ничего общего ни с буддизмом, ни с синтоизмом, видимо, духовная пустота заполняется нечистотами... Я православный, и чем бы ни занимался, я прежде всего православный, а потом уже все остальное.

Дмитрий Иванов: Мне кажется, что прилагательные всегда лишние. Боевые искусства взялись из человеческой деятельности. Человечество всегда воюет, люди раз за разом попадают на поле боя. И на поле боя их волнует всего один вопрос: ты убиваешь или тебя убивают? Жизнь и смерть. Но решение этого вопроса напрямую связано с религиозной деятельностью. Что на Руси, что на Востоке, что на Западе рождались воинские традиции, имеющие религиозную подоплеку: там тевтонцы и храмовники, здесь Пересвет и Ослябя. Мы всегда ищем какой-то формализации в этом, какого-то разграничения понятий, но внешняя форма – это одно, а внутренняя сущность – совсем другое. И, на мой взгляд, если человек решил убивать или жертвовать своей жизнью, у него внутри все равно должен быть механизм, с помощью которого он работает со своим состоянием. Нужно родить мотив, почему ты готов забрать или отдать жизнь. И религиозное сознание дает лучшие ответы на эти вопросы. В этом смысле не важно, какая у воина религия. Потому что ответы очень похожи.

Почему даосизм и дзен-буддизм породили специфические виды единоборств (по крайней мере, специфические методики подготовки), а христианство – нет?

А.К.: Потому что русский мужик имеет кулаки размером с пивную кружку, а обезжиренный китаец опасается порывов ветра... Не в духовной сфере дело, как бы ни шаманили адепты очередной теософской группы, не в поисках истины, а в размахе крыла – мы народ богоносный, под нашими ногами 1/6 часть суши, если бы наши верования были менее победоносными, то эта часть суши была бы индийской, китайской или японской... В этой связи мне очень странно слышать о «победоносном Китае», который сдавался в плен всем, кто в него входил. От монголов до тибетских племен...

Д. И.: Действительно, с чего ты взял, что у нас ничего нет? В России масса интересных фигур: Ощепков, Харлампиев, Домнин, Калачев... Масса забытых фамилий, но они же были! Я сейчас называю людей, которые были связаны с клинком, потому что мне именно это близко. Есть выдающиеся русские мастера владения холодным оружием. Да тот же Буденный! Он не просто командовал Первой конной, он за свою жизнь не получил ни одного сабельного ранения, был царским стипендиатом за победу в соревнованиях, был инструктором. Мы обозвали его «красным командиром» и задвинули на пыльную полку. А почему, собственно? Что, у него методики подготовки не было? Примеры есть, только основываться на них пока не хотят. Да, здесь не будет прямой передачи от учителя к ученику, как у азиатов. Хотя есть и такие варианты: вот Тышлеры, которые создали советскую школу фехтования, разве это не пример? Ну нет у нас прямой передачи в 450 лет, ну и что? Что за национальные комплексы неполноценности?

Вы позиционируете себя людьми, укорененными в православной традиции. Каким образом для вас сочетаются восточные боевые искусства и православие?

А. К.: Вы когда-нибудь ездили на японской машине? Чувствовали греховность процесса? Нет? Как странно. Так вот и я, взяв технику и тактику каратэ в 1978 году, переделал ее под наши задачи и использую в мирных целях, веруя в Бога и исполняя Закон Его. Где тут проблема?

Д. И.: Изучая японцев, можно экстраполировать и понять, что когда-то было у нас. Принципы формирования школ, умений, состояний сознания могут называться как угодно: по сути «дистанция взаимного поражения» и «маай» – это одно и то же. В существительных разницы нет, только в прилагательных. А что касается ситуации с изучением японских боевых искусств вообще, то здесь есть два фактора. Во-первых, японцы активно торгуют своей культурой, они сделали из нее товар. Начиная с чая и танцев и заканчивая боевыми искусствами. Но сначала все это надо было довести до состояния готового продукта, что японцы и сделали. Во-вторых, в России это стало интересно, потому что это интересно Западу. Это как с суши-барами, которые к нам пришли из Америки, а не из Японии.

В последнее время во многих секциях боевых искусств появилась странная тяга к неоязычеству. Какие-то псевдославянские «традиции», руны, упоминания языческих богов и прочее. Скажите, с чем это связано? Это действительно значимая тенденция, или речь идет о спорадических случаях? Вот, к примеру, Александр Поветкин, совсем недавно входивший в Патриарший совет по культуре, осуществил разворот на 180 градусов, объявил о «возвращении к истокам», о «поисках корней», сделал неоязыческие татуировки. Как вы считаете, за этим стоят какие-то глубокие личные мотивы, или это просто пиар-акция?

А. К.: Не готов обсуждать чужие грехи, тем более за спиной. Каждый ответит перед Господом в очном порядке. А вообще, мы, православные, погрязли в псевдосмирении, сверхположении на волю Божью, и это напускное уныние отвернуло от нас невоцерковленную часть молодежи, на радость врагам Родины нашей, которые спят и видят закат православия. Мы обязаны явить миру пример воинства Христова, и тогда вокруг спасутся тысячи!

Д. И.: Сон разума рождает чудовищ. Понять корни, истоки – похвальная задача, но зачем до абсурда доходить? Надо понимать, что если нечто умерло, – оно умерло. Не надо свои идеи и ощущения, полученные в личном опыте, возводить в традицию. На мой взгляд, там в основе везде Китай. Сколько я видел ребят в пятнистых штанах с шашками, которые делали формы ушу! Это можно назвать чем угодно, хоть «русским стилем», хоть «гиперборейским топотом». Есть принципы? Да. Динамические стереотипы? Да. А прямая передача искусства от древних времен до наших дней? Точно нет. Это новодел. Он полезен для того, чтобы люди во дворе пиво не пили. Но поднимать свой статус, говоря про древние славянские корни, – это просто маркетинговый ход. Японские боевые искусства – это законченные системы, продуманные от принципов движения до способов формирования ментальных состояний. Если этого нет, мы имеем «гимнастику», «драку», что угодно, но не боевое искусство. Люди это понимают, поэтому начинают формировать собственные аспекты и ритуалы. Мы ведь не можем тупо скопировать японские поклоны святыне и походы в синтоистские храмы. Невозможно сварить японский борщ. Отсюда и возникают поиски собственных смыслов, норм этикета и ритуалов. Но надо, чтобы они вырастали из каких-то корней, стояли на твердой почве. На мой взгляд, в основу боевого искусства вполне можно положить православие, чтобы сформировать ощущение Пути.

Я часто езжу в Иоанно-Богословский монастырь в Пощипово, это под Рязанью, и постоянно наблюдаю абсолютно неформальные приезды курсантов-десантников, которые крестятся, купаются в тамошнем источнике. Это нормальный воинский ритуал, потому что люди понимают, что рано или поздно они убьют или их убьют. Православие для них – не субкультурный элемент. Но надо привести эти начинания к понятным русским стереотипам мышления, выстроить систему ритуалов, которая не была бы искусственной, а органически вытекала бы из предыдущей вековой традиции. Беда, конечно, что в рамках православия напрямую не рассматриваются вопросы единоборств. У нас масса примеров, которые не получили никакого осмысления с этих позиций. Это, на мой взгляд, большое упущение. Я недавно был в Улан-Удэ, где при дацане создан центр по местной борьбе на поясах, проводятся соревнования. Но у нас, у православных, ведь тоже все было! Где клубы боевых искусств при храмах?

В каждом городе есть огромное количество секций единоборств. Скажите, на что обращать внимание, чем руководствоваться при выборе секции для себя или для ребенка? Могут ли другие виды спорта, скажем, футбол или теннис, закалить не только тело, но и дух, сформировать характер бойца?

Д. И.: Мне трудно говорить о футболе, но чем бы вы ни занимались, не надо рваться в спорт высоких достижений. Потому что есть такое большое-большое понятие «физическая культура», которая в свою очередь есть часть культуры национальной. Японцы изучают дзюдо и кендо в ходе школьных уроков физкультуры. Не важно, станут они великими спортсменами или нет, важно, что они формируются как люди, укорененные в своей национальной традиции. Вот этого многим точно не хватает.

А.К.: Ищите не секцию или вид спорта, а достойного тренера.

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru