Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Где тело?

№ 4, тема Сохранить верность, рубрика Личное

Когда я узнал, что у друга умерла мать, естественно, я сразу бросил все дела и быстро поехал к нему…

 

Яркая эмоция

Я вырос в Грузии, и у нас обычно, когда умирает человек, его тело сразу привозят в дом, приходят родственники, друзья, во всяком случае, не оставляют его родных одних в беде. Постоянно кто-то находится рядом.

Я ехал с теми мыслями, что вот сейчас я приеду к нему в дом, я там должен быть и поддержать его в этой ситуации.

У него трехэтажный особняк в элитном коттеджном поселке. Он очень обеспеченный человек, места в доме достаточно, чтобы устроить поминки. Когда я приехал, мне открыла дверь его жена. Я, естественно, со скорбным лицом захожу. А она так спокойно говорит: «Здравствуй, Шота, заходи». Я захожу и спрашиваю, где N. «Он, – говорит, – в бассейн пошел, плавать». Честно говоря, всего ожидал, только не этого. Я был шокирован. Я зашел в дом. У них горел камин и был включен телевизор. Она смотрела какую-то программу, пока муж был в бассейне. Первое, что я искал глазами, – где тело? Потому что у меня даже не было мысли, что можно тело оставить в морге и не привезти домой. Где-то минут через 40 пришел хозяин дома. Я выразил свое сочувствие, посидел с ним пару часов, потом понял, что в принципе-то поддерживать особо и не нужно. Ну да, мать умерла, но чтобы человек был в глубокой скорби, я не заметил. Вот это была для меня яркая эмоция, неожиданность. Даже если дома и нет тела, я представлял, что он, например, лежит и в подушку рыдает. А он вошел спокойно, в спортивном костюме, бросил сумку в угол, сел, со мной поговорил – и все. Ни на второй, ни на третий день мое присутствие не было нужно, потому что ничего не надо было делать. Единственное, правда, – он не выходил на работу в эти дни.

Я не смог бы пойти в бассейн и плавать, если бы был в глубокой скорби. У меня бы в первый день лились слезы градом, а на второй день, может быть, у меня высохли бы все слезы, и я не мог бы выражать свои эмоции внешне, но внутри мне все равно было бы плохо.

Я уехал. Я, правда, задал ему вопрос: «А тело привезут?» Он говорит: «Нет, оно в морге будет». – «А чем можно помочь, какие ресурсы привлечь?» Он сказал: «Ничего не надо. Через три дня будут похороны, приезжай к трем часам».

 

Не нарушая комфорта

Я в первый раз в жизни столкнулся с такой системой похорон. Привык немного к другому. Получилось так, что в день похорон мы все собрались у N. Тело домой так никто и не привез. Мы поехали в морг, там уже все было заранее оплачено. Когда мы вошли, тело уже лежало в гробу: красиво подкрашенное лицо, все оформлено аккуратно. Я не заметил, чтобы N как-то ущемил свое спокойствие, кроме как материальными расходами. Заплатил за дорогой гроб, за ритуальные услуги…

Была церемония прощания – мы прошли полукругом вокруг гроба в морге, после чего гроб вынесли в небольшую часовню, где прошло отпевание. Сразу после этого перенесли гроб в катафалк и отвезли на кладбище. Там похоронили, и после этого все приехали к нему домой, где уже был накрыт стол, и сели поминать.

 

Дело житейское…

Часа через три-четыре, я извиняюсь за выражение, все были в дюпель пьяные, и, честно говоря, по-моему, забыли, зачем собрались; пошли анекдоты, хохот, смех, разговоры о делах…

В Грузии мне случалось бывать на похоронах русских людей, у меня немало друзей там, но все было по-другому. Честно говоря, я был шокирован самим отношением к покойнику. Я в первый раз был в Москве на похоронах и понял, что все было сделано так, чтобы ни в чем не ущемить комфорт тех, кто остался жив. Я испугался того, что это принято в Москве в каждой семъе. Но оказалось, что нет. Все-таки принято забирать тело, держать его три дня дома, после чего везти в храм и потом уже на кладбище. Я успокоился: может быть, это был из ряда вон выходящий случай, а может быть, это просто зависит от веры человека в загробную жизнь.

 

Вода и негативные эмоции

Я не сомневаюсь в том, что он скорбел. Но больше всего меня потрясло и врезалось в память не то, что тело пролежало в морге три дня и ни на минуту не было принесено в дом, а то, что он плавал в бассейне в день смерти матери.

Я пришел домой и рассказал это своей маме. Она у меня дипломатичный человек и  хорошо знает N. Чтобы у меня не испортилось к нему отношение, она сказала мне, что он пошел снимать стресс, – вода забирает негативные эмоции. Она меня не убедила. Я считаю, что она неискренне это сказала, вряд ли она поступила бы так же.

Если бы в Грузии произошла подобная ситуация, об этом говорили бы несколько месяцев. Человеку, который так поступил, было бы очень трудно, потому что он постоянно чувствовал бы разговоры за своей спиной.

Возможно, кто-то соблюдает традиции из-за мнения окружающих, а кто-то чувствует в этом действительную необходимость.

Каждый человек по-разному воспринимает смерть близких. Сама обстановка тех похорон, где я был, у меня оставила такое впечатление, что в принципе ничего из ряда вон выходящего не произошло. В жизни N это была как будто рядовая ситуация, он не ущемил себя практически ни в чем.

Беседу записала Наталья Архутич

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru