Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Два литра бензина или килограмм сахара

№ 61, тема Подвиг, рубрика Профессия

Александрина Маланина

Как начало крутить и вертеть отечественную экономику, мы почувствовали сразу! Отзываясь на злобу дня, мы решили сделать опрос со студентами-экономистами. Они-то точно должны знать, почему и как развивается сегодняшний кризис, ведь именно они будут завтра спасать страну!

Вся редакция с нетерпением ждала прогнозов на ближайшую и отдаленную перспективу. Но не тут-то было! Оказалось, что готовых к ответам экономистов днем с огнем не найти.

В первую очередь мы обратились в Высшую школу экономики – аккумулятор уникальных знаний во всех областях, оплот передовых исследований и кузницу самых высококвалифицированных кадров. Примерно месяц нас кормили обещаниями найти студентов, которые смогут ответить на наши вопросы. Нашли троих. По факту оказалось, что это студенты факультета государственного и муниципального управления, а не экономисты. И к тому же двое из них на вопросы отвечать отказались.

Мы расширили область поисков и разнообразили тактику: начиная от писем ректору, заканчивая личными звонками на мобильные. Ничего не помогало: с десяток высших учебных заведений, где учат экономистов, попросту отказали нам в беседе со студентами.

Отчаяние накрыло нас в Томском государственном университете, где устами сотрудника пресс-службы Елены Фриц после двух недель телефонных переговоров нам было сказано следующее: «Даже преподаватели не могут сделать какие-то прогнозы сейчас, а студенты – подавно. Тем более, ваш журнал – не научное издание. Не серчайте». Серчать, конечно, не стали, но выводы сделали.

Экономика уже представлялась нам чем-то сродни алхимии. Адепты ее были либо фантомами, либо молчаливыми чернокнижниками. Наше ненаучное издание потихоньку завоевывали средневековое невежество и мистический ужас перед словами «доллар», «бизнес», «кредит».

Из полутора тысяч вузов нашей страны, в третьей по популярности области образования нам удалось опросить только 10 человек! Так состоялся самый многострадальный, самый долгий опрос за всю историю нашего журнала. Наш маленький журналистский подвиг.

Анна Комарницкая, магистрант, факультет государственного и муниципального управления, 2 курс, НИУ ВШЭ

– Аня, кто такой экономист?

– Поскольку я не экономист, я не знаю. Есть финансовые аналитики, есть аналитики валютного рынка, есть сфера бухучета – это все экономисты. Мне трудно сказать, кто такой экономист, потому что слишком многое зависит от сферы. Есть теоретики, которые разрабатывают стратегии, пытаются строить модели.

– Куда вы планируете идти работать?

– Пока я планирую продолжить обучение – очень активно думаю об аспирантуре. Интересно? Надо делать! Мне на данном этапе моей жизни интересна наука и исследования. Если откладывать, то потом тем более не будет времени. А аспирантура открывает прекрасные возможности для обучения за рубежом.

Пока для меня деньги – не самый приоритетный фактор. Мне важно заниматься тем, что нравится. Конечно, я понимаю, что мои бывшие однокурсники получают намного больше, чем те стипендии, которые получаю я. Некоторые из них уже выросли по своей карьерной лестнице. Это их путь.

– Какую сферу вы бы рекомендовали для собственного бизнеса?

– Ту, которая интересна тебе самому! Например, несколько моих однокурсниц, еще будучи студентками, начали собственный бизнес в сфере женских аксессуаров. И у них получилось. Бизнес не убыточен, развивается, они успешны и занимаются тем, что им нравится.

– Как вы определяете успешность?

– Во-первых, они продержались больше, чем полгода. Обычно, если нет средств, если работаешь себе в убыток, то через полгода максимум сворачиваешься. Они работают уже несколько лет, о них упоминается в женских журналах. А позже даже стали возникать фирмы, которые копировали их изделия, поскольку те стали популярными.

– Как будет развиваться российская экономика в ближайшие годы?

– До 2014 года у меня не было сомнений, что экономика будет развиваться. Сейчас ситуация изменилась.

Например, рынок труда. Я искала работу и сейчас ее ищу. Тогда я более избирательна была: смотрела предложения и для себя решала: сюда хочу, сюда не хочу. Места, которые меня тогда заинтересовали, либо закрыли вакансию, либо кого-то уже пригасили. Много-много собеседований и тестов, а в итоге молчат. Но я по-прежнему думаю, что работу всегда можно найти, главное – желание!

Мне кажется, плановой экономики уже не будет никогда. Мы все уже почувствовали, что такое рынок, и никто не согласится с тем, что государство во всех сферах будет устанавливать свои цены и все возьмет под контроль…

Хотя в этом году я прочитала несколько статей, где говорится о намечающейся частичной национализации.

– Доллар рухнет?

– А что вместо него? Нет, это стабильная валюта. Как советуют специалисты, хранить деньги лучше по 1/3 в разных валютах, самая популярная комбинация – евро, доллар и рубль. Хотя еще лучше, если вы их инвестируете!

– Чем каждый гражданин может помочь экономике своей страны?

– Мой ответ не из сферы экономики. Лениться не надо! Я считаю, что нужно больше работать. Не на законодательном уровне сделать 10-часовой рабочий день, а каждый для себя должен решить: не хватает тебе денег, так кто же ограничивает тебя восемью часами? Возьми себе подработку. Главное – желание! Но многие работают на одной работе и думают: зачем что-то делать, куда-то переходить, если у нас такая политика… Легче в своих бедах кого-то обвинить. Почему ты считаешь, что тебе кто-то должен? Ты сам себе должен. Это твоя жизнь: сколько вложил, столько и пожинай.

– Сейчас такая тенденция складывается, что на работу берут узкопрофильных специалистов. Учился на учителя младших классов, вот и работай учителем младших классов. А если ты хочешь уйти работать в детский сад, то сначала переучивайся. Поможет ли это людям любить свою профессию? Может ли этот механизм, который запускает государство, повлиять на удовлетворение от своей деятельности?

– Вопрос спорный. На мой взгляд, если человек получил образование по одному профилю, потратил на это как минимум 4 года, а то и больше, то почему же в итоге он устраивается в другую сферу? А если эта сфера вообще никак не совпадает с полученной специальностью, то зачем тогда было поступать и учиться? С другой стороны, случается, что вот понимаешь – хочется работать в другой сфере. Тогда в этом случае иди либо на программы переквалификации, либо получай второе образование.

А про любовь к профессии и получение удовлетворения от своей работы, повторюсь, делайте то, что нравится, тогда оба этих компонента будут присутствовать.

Богдан Никифоров, факультет экономики, 2 курс, Новосибирский университет экономики и управления

– Кто такой экономист?

– Экономист – это человек, который может анализировать массив данных, делать прогнозы развития предприятия, анализировать структуру различных активных и пассивных счетов организации, предположить, на каком этапе организация сейчас находится.

– Что в будущем ждет мировую экономику?

– Мы можем ждать развития Международного валютного фонда, сохранится превалирование евро и доллара. У них прочно стоит система, и в ближайшие годы она останется. К более ранним системам – использованию монет, бумажных денег, векселей, обмену товарами, мы, конечно, не вернемся. Сейчас очень активно развивается мировое информационное поле. Мы будем переходить на кредитные деньги, электронные кошельки, электронные операции.

– Как будет развиваться экономика нашей страны?

– Что мы видим на данный момент? Притом что творилось осенью 2014 года, когда доллар стоил под 100 рублей, сейчас мы отыгрываем позиции, ведь он уже ниже 55. Вполовину!

– Наша экономика будет оставаться сырьевой?

– Пока да. Как бы мы ни хотели, газ и нефть – наш сырьевой ресурс, и от политического влияния мы тоже не сможем уйти, от взаимодействия и конфронтации различных стран мира. Я бы к решающим факторам добавил и социальную сферу, от нее тоже многое зависит! Завтра экономики будет зависеть от специалистов, которых мы сегодня готовим, – человеческого ресурса.

– Себя вы рассматриваете как «человеческий ресурс»?

– Пока я только на втором курсе, но я не исключаю для себя работу в мировой финансовой системе.

– Какое наиболее актуальное направление бизнеса можно сейчас рассматривать?

– Я бы рассматривал сферу образования детей. Большинство наших соотечественников рассматривают образование как благо, которое они стремятся дать своим детям. Второе, что я бы рекомендовал, – это рынок ценных бумаг.

– А где вы сами планируете работать? Свой бизнес или госструктура?

– Когда поступал, я думал о карьере финансового аналитика. Это анализ макро- и микроэкономических показателей, понимание, из чего эти показатели получились, создание прогноза на перспективу, будь то реструктуризация или антикризисные меры. Сейчас у меня идет блок профильных дисциплин, и пока мне все очень нравится! Надеюсь, на 4-м курсе я пойму, куда лучше двигаться. Возможно, нужно будет еще какую-то магистерскую программу пройти для более тонкого изучения вопросов финансовой аналитики.

– Что каждый гражданин может сделать для экономики своего Отечества?         

– Работать над собой! Не останавливаться на достигнутом! Если я беру наш возраст 20+, то это огромная работа с информационными источниками, законодательство сейчас меняется очень прогрессивно. Нельзя себе позволять быть аутсайдером и не быть в курсе тех правовых аспектов, которые затрагивают сферу экономики.

Кристина Шадрина, факультет экономики, 4 курс, Новосибирский университет экономики и управления

– Кто такой экономист?

– Экономист разбирается в финансовом рынке, может применить свои знания для улучшения своего бизнеса.

– Какое направление бизнеса будет сейчас актуально?

– Сейчас для малого бизнеса есть просто огромные возможности во всех отраслях, особенно в сфере услуг. Такой бизнес себя быстро окупит, а вложений потребует мало. Сейчас очень актуально кейс-стади, когда даже студент может обучать молодых ребят, как правильно проходить интервью, стажировки…

– Вы рассматриваете для себя такое поприще?

– Если бы я планировала заниматься в сфере малого бизнеса, то рассматривала бы для себя более реальные вещи. Например, маленькая СТО (станция технического обслуживания автомобиля), мне кажется, – это сейчас золотая жила. Прямо бум на переделку, рестайлинг машин. Это намного более интересно, чем перепродавать сигареты или косметику. Своих средств мне сейчас не хватает, а заемные очень дороги.

– Кредит – это добро или зло?

– Конечно, добро! Но не в реалиях нашей страны.

– Куда движется мировая экономика?

– Когда я только поступала, я думала, что экономика – это такой глобальный механизм, где есть определенные законы… И я все ждала, что нам эти секреты раскроют. А оказывается, экономика строится по каким-то договоренностям мировых держав. Особенно с 1973 года, когда мы полностью отказались от золота. Мне кажется, эти договоренности будут постепенно пересматриваться, валюты будут пересматриваться, возможности кредитования. Возможно, все перевернется в сторону Китая или же стран БРИКС, потому что та экономика, которая направлена в сторону Америки, постепенно заходит в тупик. Хотя сейчас доллар укрепляется, но это какая-то паника просто.

– Это будет континентальная экономическая система или, все-таки, глобальная, из которой уже нельзя будет вычленить определенную страну? Почему нельзя создать более универсальные валюты, чем доллар и евро?

– Были же попытки создания криптовалюты. Закончилось тем, что страны стали ее постепенно запрещать. Даже в России этот тип не является сейчас законной валютой. Но мне кажется, это рано или поздно все равно произойдет, и мир уйдет в сторону какого-то «нового золота». Может, появится глобальная валюта, которая была бы более удобна.

– Что ждет экономику нашей страны?

 – С одной стороны, правительство пытается создать и защитить наш внутренний рынок. Например, сельское хозяйство: мы закрылись от некоторых стран. С другой – это вредит научно-техническому прогрессу. Когда рынок был закрытый, мы очень сильно отставали в инновациях. Руководители страны просто не знали, что существуют новые технологии.

Если у нас сохранится это правительство, то мы все равно будем сотрудничать со всеми странами! Но мне кажется, что нужно больше поддерживать малых и средних предпринимателей, чтобы они могли конкурировать с теми производителями, которые приходят на наш рынок, создавать качественную нишу для потребителей. Тогда мы сможем стать сильной экономикой и не будем закрываться от остального мира.

– Почему система, где в одной стране развита добыча сырьевых ресурсов, в другой – высоконаучное производство, а в третьей – легкая промышленность, заранее проигрышная?

– У нее нет перспектив. Даже сейчас, в мирное время, мы видим, как могут перемениться отношения с другими странами. И мы с отрезвлением поняли, что у нас наблюдается дефицит. Вот, например, дефицит запчастей для самолетов – сейчас это все поднимается. Нужно поддерживать, как какой-то резервный фонд, промышленность, которая сможет иметь собственный потенциал.

– Это будет госзаказ, или социальная потребность?

– Мне кажется, это все равно должно государство контролировать, рынок не может себя так отрегулировать.

– Так что от чего зависит? Политика от экономики, или экономика от политики?

– Пара слов нашего президента, – и реакция рынка просто фантастическая, что может привести к изменению курса рубля, например. Связь политики и экономики неразрывна в последние годы. Просто иногда мне кажется, что действия политиков слишком спонтанны, возможно, они просто не думают дальше, чем на их выборный срок. Возможно, из-за этого и получаются коллапсы, когда экономисты говорят: надо делать так-то и так-то, а политические деятели, особенно на исполнительных должностях, все равно делают по-своему.

– Чем каждый гражданин нашей страны может помочь отечественной экономике?

– Если каждый человек будет стараться на своей, пусть даже маленькой должности, то в большую цепочку он внесет свой процент. А если все будут диванными экспертами, то это ни к чему не приведет.

– Ну а если человек не работает? Школьники, студенты, пенсионеры – это что, балласт?

– Как можно студентов приравнять к балласту? Некоторое время назад годы студенчества даже входили в трудовой стаж.

Александр Краснов, факультет экономики, 4 курс, Новосибирский университет экономики и управления

– Вы считаете себя экономистом?

– Мне кажется, экономист – это некое обобщенное понятие, не как профессия, а как представление о человеке, который в экономической среде вращается. К экономистам у нас относятся и бухгалтеры, и налоговики, и финансисты… Я бы так объяснил: это человек, который может посчитать выгоду.

– Как научиться высчитывать выгоду? Есть какие-то наработанные схемы?

– Нас учили так: есть стандартизированные операции, методология которых разработана, и есть вторая сторона, которую можно сравнить с искусством, она очень зависит от человеческого фактора. Экономические процессы не всегда можно описать с помощью формул, как в физике или математике, это было бы слишком общо и с большими ошибками. Экономический анализ, в основном, носит ретроспективный характер: мы смотрим старые данные и пытаемся что-то новое предугадать. Мы не можем строить какую-то концепцию развития, не имея данных прошлого. Тут есть и фактор творчества, и фактор внезапности…

Экономистом я себя не считаю, я, в большей степени, финансист. Эта деятельность сложна и меньше стандартизирована, мы имеем дело и с налоговым учетом, и с бухгалтерским, с управленческим учетом.

– Вы без пяти минут бакалавр, завтра выйдете на работу. Вам уже понятно, как развивается экономический кризис, по каким законам, по какому пути все пойдет?

– 50 на 50. Какие-то процессы можно понять и описать. Например, когда снова курс доллара пойдет вверх, когда стабилизируется – есть уже прогнозы. Но есть фактор внезапности. И все происходящее в политическом мире имеет непосредственное влияние на экономику.

– Так как может развиваться экономика России?

– На данный момент, мне кажется, ситуация уже сильно ухудшаться не будет, этого мы не знали еще в декабре 2014-го. Наверное, года через два мы вернемся к уровню кризиса 2008 года, когда 2–2,5 года вся страна выходила на положительный рост ВВП.

– А в более глобальном смысле?

– Чтобы экономика сделала какой-то скачок, надо развивать высокотехнологичное производство, у нас с этим пока очень серьезные проблемы.

– То есть мы будем оставаться сырьевой экономикой?

– Нам сначала надо решить, где деньги брать, чтобы развивать производственный сектор. Надо найти такую точку, чтобы создать резерв, и с импорта переходить на какой-то экспорт. Мне кажется, в ближайшие 30–35 лет это должно осуществиться.

Приведу в пример наш Академгородок в Новосибирске. Он как был построен в середине советской эпохи, так и развивается до сих пор. Но его потенциала не хватает, чтобы развивать всю Россию. Приходят иностранные инвесторы, которые выкупают патенты. Технологии, которые у нас есть в Академгородке, очень быстро уходят за границу, в те же США и Германию. Например, одна из перспективных технологий, связанная с карбоновыми структурами, была практически полностью выкуплена США.

Или вот работы, которые пишутся на современные инновационные темы, – их финансируют из-за рубежа с помощью грантов. И такие условия создаются, что выделенные деньги можно тратить на развитие технологий, но данные не имеют права публикации. Кто-то получает свое, а у нас эта технология успевает устареть в неизвестности.

– Это такой современный тип «утечки мозгов»?

– Конечно, ведь с развитием технологий уже никуда ехать не нужно.

– Куда будет двигаться мировая экономика?

– Евро за год ослабел по отношению к доллару, уже есть признаки того, что евро выходит из оборота. Все основные проблемы Евросоюза – это невыровненные экономики стран, и в таком виде, в каком он сейчас существует, ему недолго осталось.

С другой стороны, у доллара тоже проблема – у них очень большая сумма внешнего долга. У них традиция уже такая: каждый год собираться и продлять свой долг, чтобы не объявлять дефолт экономики. Но печатать купюры до бесконечности тоже невозможно!

Следующей перспективной валютой должен стать юань. И торги должны переместиться в восточную часть Земли.

– Что же, на ваш взгляд, подкрепляет китайскую валюту? Почему весь мир должен поверить их деньгам?

– Да ничего особенного у них нет. Просто там очень интересная политика для иностранных производств. Они предоставляют свою дешевую рабочую силу, а открыть производство достаточно просто. С помощью иностранных инвесторов они раскрутили свою экономику до грандиозного уровня, фактически ничего не вкладывая. Их экономика держится на том, есть ли иностранные инвесторы, которые готовы туда вкладывать деньги. От того, насколько Китай интересен, и зависит его будущее.

– Как вы считаете, какая сфера бизнеса будет актуальна в ближайшее время? Куда бы вы посоветовали вложиться своему другу?

– На средний бизнес у моих друзей денег не хватит…

Все говорят о том, что будет популярна сфера, связанная с технологиями. Это уже достаточно банально. Один из каких-то таких размытых трендов: открываешь что-то из IT-сферы, и лопатой деньги можно грести… На самом деле, эта сфера популярна потому, что не требует особых вложений, и если ты и прогоришь, то максимум, что ты потеряешь, – зарплату за пару месяцев.

Я знаю успешные примеры 2014 года, когда открывались малобюджетные отели, тайм-кафе. То есть сфера обслуживания, которая не требует больших затрат, но имеет свои риски. Та же кофейня небольших денег требует, 2–3 миллиона, эту сумму достаточно просто достать для 2–3 человек. Но вопрос, будет ли она окупаема? И все это решается за 2–3 месяца. Если за этот период бизнес не идет, то можно закрываться. На мой взгляд, нужно вкладываться в маркетинг, рекламу до открытия. Когда ты уже открылся, пошли оперативные затраты на зарплату, аренду, расходные материалы, а надо находить деньги еще и на маркетинг. Как раз за 3–4 месяца люди в минус выходят, а на «Авито» начинают появляться объявления «продам готовый бизнес». Куда еще может выйти малый бизнес? Производства какие-то фактически недоступны, потому что это вложения большие. Малый-то малым называется, но оборот может доходить до 450 миллионов в год.

– А вы бы организовали свой бизнес, или вы о госструктурах мечтаете?

– О госструктуре я точно не мечтаю, это какое-то сомнительное удовольствие. Зарплаты на первоначальном этапе небольшие, и чиновник начального уровня имеет 10 тысяч в месяц, а семью кормить как-то надо, так что этот вариант отпадает. Если и идти в эту область, то с какого-то поста из коммерческой деятельности или с опытом работы, когда тебя готовы взять на более серьезные позиции как эксперта, как человека, имеющего какие-то регалии.

– Чем каждый гражданин может помочь экономике нашей страны?  

– Думаю, самый популярный ответ – поддерживать отечественного производителя и не покупать иностранные товары. Но надо понимать, что это палка о двух концах: с одной стороны, это будет временной вакуум, когда ушла кока-кола и еще не пришел лимонад «Подорожник» такого же уровня, – то есть достаточно большой рынок. С другой стороны, без иностранных инвестиций большой вред будет нанесен экономике. А если мы отказываемся от иностранных производителей на фабриках, на которых работают наши люди, мы теряем рабочие места и производства.

Помощь нашей экономике – на благо своей страны трудиться. Чем больше у нас квалифицированных специалистов, тем больше экономика будет развиваться в будущем.

Никита Морковцев, факультет финансов, 1 курс, Бузулукский финансово-экономический колледж

– Кто такой экономист?

– Экономист – это человек, который занимается деятельностью в сфере экономики. В нашей стране экономисты сейчас имеют очень большой вес.

– Куда движется мировая экономика?

– К очередному кризису. Что будет потом, мне сложно сказать, я еще не так глубоко заглянул в мировую экономическую систему. Но, думаю, страны должны задуматься о том, чтобы полностью обеспечивать себя сами, – это в первую очередь касается продовольствия. А полезные ископаемые останутся у каждой страны свои.

– Сменится ли мировая валюта?

– Сейчас мы постепенно отказываемся от доллара. Когда-нибудь, возможно, он рухнет. Возможно, это будут юани, возможно, будет какая-то новая валюта…

– Какие пути развития экономики России вы видите?

– Думаю, через два года мы должны уже стабилизировать экономику. Начнем все с нуля… Но бедненько и плохенько мы жить уже не будем. У каждого человека должна быть нормальная крыша над головой, пропитание и возможность реализовать себя.

– Какой бизнес наиболее выгоден сейчас?

– Конечно, сейчас это сельское хозяйство. Особенно хранение и переработка. Еще могу отметить такую сферу, как транспорт. Мой отец – индивидуальный предприниматель, он занимается перевозками. Для нашей страны это всегда актуально!

– Куда вы планируете идти работать? Когда вы поступали, то представляли, что через 10 лет станете финансовой элитой страны?

– М-м-м, да… Колледж – очень престижное место обучения, и, надеюсь, когда-нибудь у меня будет свое дело.

– Что может каждый сделать для экономики своей страны?

– Каждый должен уплачивать налоги! Мы должны избавиться от зарплаты в конвертах! Это не страна у нас нищая, а распущенность! Надо чувствовать себя гражданином…

– А вы уже живете как настоящий гражданин? Фильмы, книжки в интернете «на халяву» не скачиваете?

– Мы должны понимать, что, извлекая маленькую выгоду для себя, мы не даем извлечь выгоду другому. Автору произведения, например.

Екатерина Иванова, факультет экономики и бухгалтерского учета, 3 курс, Бузулукский финансово-экономический колледж

– Кто такой экономист?

– Это дипломированный специалист. Это человек, который может грамотно формировать, использовать и сохранять материальные блага.

– Как может развиваться мировая экономика?

– Глобальные изменения в ближайшем будущем не видны. Привязка к доллару как к мировой валюте останется. Со временем можно будет подвинуть доллар и евро и вывести рубль на мировую арену.

Пока не настанет мирное время, мировая экономика не двинется с места. В наше время политика – это основной двигатель экономики.

– Как будет развиваться экономика нашей страны в ближайшие год, два, десять?

– Я думаю, нынешнее положение продлится еще долго. Особенного развития в ближайшие два года мы наблюдать не сможем.

Чего нам не хватает сейчас – это поднять уровень жизни населения, он за последние месяцы значительно упал. Мы оказываем гуманитарную помощь всем нуждающимся: пострадавшим в землетрясениях и катастрофах, направляем гуманитарную помощь на Украину, в Непал, голодающей Африке… А кто позаботится о своих незащищенных слоях населения? Да хотя бы вот поднять пенсии? Получается, мы помогаем за счет тех же пенсионеров и ветеранов!

– Какой бизнес будет развиваться в ближайшее время?

– Я думаю, что это сфера услуг. Люди постоянно умирают – сфера ритуальных услуг будет востребованной всегда!

– И все-таки, чего не хватает человеку, чтобы открыть свой бизнес?

– Во-первых, молодому человеку не хватает трудового опыта, ведь простого желания мало. Во-вторых – отсутствие связей. Если мы говорим о маленьких городках, тот тут каждый друг другу – кум, сват, брат.

– А где вы планируете работать?

– Я хочу пойти работать в корпорацию. Не рискнула бы начать свое дело в маленьком городе, где и так всего слишком много.

– Чем каждый человек может помочь своей стране?

– Честностью! Трудолюбием! Многие жалуются, что в нашей стране низкий уровень жизни, маленькая оплата труда… Многие молодые люди отказываются работать или работают недобросовестно, мотивируя: «какая зарплата, такая и работа». Конечно, выполнять тяжелую работу за небольшое вознаграждение трудно. И трудно, и обидно! Но человек туда сам пришел, он сам согласился на такую зарплату. И тут уже надо на совесть выполнять свои обязанности.

Владислав Раковский, факультет банковского дела, 4 курс, Бузулукский финансово-экономический колледж

– Кто такой экономист?

– Это человек, который правильно распределяет средства.

– Куда движется мировая экономика?

– От капитализма мы пока не отойдем. Что будет с мировыми валютами? Доллар когда-нибудь да упадет, ведь известно, что он ничем не подкреплен, да еще с таким внешним долгом… Да ему пора уже развалиться, этому доллару. Думаю, будет другая мировая валюта, к сожалению, не юани…

– Какие возможны экономические пути развития России?

– Интересно было бы предположить, как и что будет развиваться внутри страны. Сейчас мы сидим на добыче полезных ископаемых. А если мы оглянемся на Советский Союз, то увидим, что гораздо больше отраслей промышленности было. В ближайшие 10 лет будет набирать обороты сельское хозяйство, спасибо Владимиру Владимировичу, который пинка дал.

– Какое направление бизнеса наиболее актуально сейчас?

– Перспективной будет сфера услуг. Кафе и столовые будут востребованы всегда – люди хотят кушать! Есть такая древняя индийская мудрость: «Как только мы убьем последнего зверя, поймаем последнюю птицу, будет выловлена последняя рыба, только тогда мы поймем, что деньги есть нельзя».

– Кредит – это способ жить здесь и сейчас?

– Нет, как раз кредит заставляет жить завтрашним днем!

– Где вы планируете работать?

– На первых порах, естественно, это работа по специальности – в банке. У меня уже был небольшой опыт работы на себя в сфере услуг – в автомобильной мастерской, тогда не выгорело дело.

– Как каждый человек может помочь своей стране?

– В сложившейся ситуации нужно затянуть пояса и немного подождать.

– Немного – это сколько? Как вы говорите, кушать хочется всегда!

– Да, ситуация такая, что килограмм сахара стоит как два литра бензина… Хотя, если проводить аналогии с Европой, то мы как раз вышли на тот уровень, когда литр бензина стоит меньше 50 центов. Я не про уровень жизни, я про соотношение цен.

P.S. В общем, доллар или юань, сельское хозяйство или сфера услуг, надо больше работать или лучше учиться? Ответы так и не найдены, а мнения будущих специалистов расходятся.

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru