Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Таинственный остров

№ 37, тема Тайна, рубрика Родина

ТАИНСТВЕННЫЙ ОСТРОВ

 

– Эх, хоть бы одним глазком глянуть на Соловки!..

– У тебя пятисотка есть?

– Ну, есть. Так на билет же все равно не хватит.

– Не нужно ее тратить. Ты посмотри на нее!

 Из подслушанного разговора

 

«…А я вот что скажу, – заявил моряк, – Пенкроф никогда от работы не отлынивал! И если хотите, мистер Смит, мы из этого острова сделаем маленькую Америку! Понастроим здесь городов, проложим железные дороги, проведем телеграф, и в один прекрасный день, когда мы тут все преобразим, цивилизуем, мы преподнесем этот остров правительству нашей страны».

Это была первая в жизни книга, которую я не прочел, а «проглотил». Лето накануне поступления в школу тянулось медленно. Но когда я раскрывал толстый том с падающим воздушным шаром на обложке, время неслось еще стремительнее, чем падал шар. Пять человек, высадившихся на далеком необитаемом берегу, стремительно покоряли природу: распахивали поля, обжигали кирпич, плавили металл, приручали животных, взрывали скалы…

Одинокий технический гений из Индии в сверхсовременной подводной лодке, обитавший неподалеку, уже тогда казался сказочным. Но главные герои были самыми обыкновенными людьми, просто они много умели и еще больше знали. У них был только один недостаток. Это были американцы. А значит, шансы встретить кого-то похожего рядом, в родном нечерноземье резко снижались. Да и сам таинственный остров, скорее всего, находился далеко за пределами моих возможностей. Что ж, зато я хоть читал о нем.

Прошло почти двадцать лет, и снова настало лето. Я закончил гуманитарный факультет и почти дописал диссертацию. Далекие экзотические острова (например, Кунашир или Ольхон), увиденные въявь, оказались очень красивыми, но ничуть не таинственными. А люди, жившие там, гораздо чаще уничтожали природу, чем преобразовывали ее. Чтение Жюля Верна давно навевало скуку. Да и может ли православный человек всерьез вдохновляться прогрессистским рационалистическим пафосом Европы XIX века? Конфликт человека с природой неразрешим, поскольку предопределен грехопадением Адама.

Такие или приблизительно такие рассуждения приходили мне в голову в ожидании вечернего поезда. Паломнические группы по России я возил уже года четыре, поэтому спокойно, без особых эмоций взялся и за этот пока незнакомый маршрут на север. Главное – доставить, хорошо разместить и накормить людей, а потом вовремя вернуть их обратно. А достопримечательности? Что ж, будет время и для поклонения святыням, и для осмотра достопримечательностей. Хотя, честно говоря, что уж такого удивительного можно найти в ста двадцати километрах от полярного круга, чтобы ради этого сутки трястись в плацкарте, ночевать в холодной избушке на берегу и три часа плыть по морю на весьма утлом кораблике?

Странности начались еще до посадки на корабль. Когда я воочию увидел, сколько людей готовы сидеть и ждать его всю ночь на полуразвалившемся причале. А самое главное, какие это были люди! Публика привычного паломнического вида составляла не более половины. Остальной народ как будто только что вышел из вагона обычной пригородной электрички: дачники и туристы, конкретные пацаны и романтичные девушки, сезонные рабочие и бизнесмены средней руки. Что же их так притягивает? В ответ на эти вопросы новички растерянно пожимали плечами, а ветераны заговорщически переглядывались. И честное слово, в глазах у них что-то сияло.

Ощущение это усиливалось по мере приближения к острову. А когда судно вошло в бухту, и прямо перед нами вдруг выросла крепостная стена, сложенная из необтесанных валунов величиной с холодильник, я почувствовал, как просияло мое собственное лицо. Как откуда-то свободно и ликующе нахлынули пушкинские строки: «Стены с частыми зубцами, и за белыми стенами блещут маковки церквей да святых монастырей… Город новый, златоглавый, пристань с крепкою заставой, пушки с пристани палят, кораблю пристать велят. Пристают к заставе гости…».

Сказка! Мы приехали в настоящую сказку! Как это у них получилось?

Кстати, у кого – у них?

О преподобных я тогда почти ничего не знал. Святитель Филипп Колычев помнился лишь как борец с тиранией Ивана Грозного. Имена монаха Феоктиста или архимандрита Иоанникия не говорили вообще ничего. Соловецкий монастырь был известен, прежде всего, как первый советский концлагерь.

Как бы там ни было, эти огромные стены и выглядывающие из-за них храмы выстроили явно не заключенные ХХ века. Больше всего они напоминали египетские пирамиды. Казалось, их складывали столетиями. Но первый же услышанный обрывок экскурсии опроверг это впечатление:

– …Несмотря на обширность территории Соловецкого кремля и долгую северную зиму, трудники монастыря под руководством старца Трифона возвели за 12 лет. Напомню, что ширина основания стен – около 15 метров. Выстроенные в конце XVI века, они легко выдержали бомбардировку англо-французской эскадры в 1854 году. Осажденные нанесли ей чувствительные потери…

Фантастика! Из глубины памяти неожиданно опять всплыли герои Жюля Верна, отразившие нападение пиратов, сидя в Гранитном дворце. Но ведь тот «дворец» укрепила сама природа, и пиратский корабль был всего один. А тут – победа над целой эскадрой.

Сайрес Смит и его спутники еще не раз приходили мне в голову в следующие дни походов по острову и монастырю. Действительность, как это обычно бывает, превосходила воображение любого фантаста. Грандиозные многоярусные комплексы, возведенные за считанные годы и снабженные системой центрального отопления. Десятки озер, еще при игумене Филиппе соединенных системой судоходных каналов и шлюзов (по некоторым можно проплыть и сегодня). Комплексное осушение болот и искусственные рыборазводные сооружения. Промышленная соледобыча. Одна из крупнейших в России библиотек, и одна из старейших биологических станций. Высокие урожаи самых разных культур (включая яблоки и арбузы!) в полярной зоне. Собственный океанский флот и единственный в своем роде храм-маяк на вершине Секирной горы. Венцом этого технологического парада для меня стала прогулка по гигантской полуторакилометровой валунной дамбе через пролив между двумя островами, выстроенной по чертежам нигде не учившегося монаха Феоктиста всего за шесть лет и до сих пор не требующей ремонта.

Но, пожалуй, главная загадка островов заключалась в том, что большая часть как местного, так и приехавшего народа почти не замечала всего этого титанического труда. Многие всерьез считали, что наслаждаются «нетронутой природой». Тогда как значительная часть окружавших их лесов, озер, береговых линий, даже почва под ногами, создавалась руками человека. При этом острова не утратили своей первоначальной природной красоты и не превратились в подобие какого-нибудь Манхэттена или Гонконга. На протяжении пяти веков здесь велось не только ресурсосберегающее, но и экологически обоснованное хозяйство. А ведь в отличие от выдуманного острова Линкольна, Соловецкий архипелаг лежит не в тихоокеанских субтропиках, а в самой середине Белого моря, замерзающего зимой на несколько месяцев. И большую часть своего времени монахи все же должны были посвящать молитве, а не работе на производстве.

Размышляя над этой загадкой, я вступил под тридцатиметровые своды древнего Преображенского собора и приложился к мощам святых основателей обители, преподобных Зосимы, Савватия и Германа. Трех новгородских подвижников из доколумбовой эпохи, прибывших в это пустое, необитаемое место вовсе не для того, чтобы сделать его доступным или «культовым». Их вера смогла тихо, но твердо преобразить целый мир, а любовь – сделала это преображение доступным для нас. Тайна этой любви до конца времен останется неразгаданной. Но прикоснуться к ней, ощутить ее может всякий.

 

Спасо-Преображенский Солове́цкий ставропигиальный мужской монасты́рь Русской Православной Церкви расположен на Соловецких островах в Белом море. Возник в 1420-е – 1430-е годы, отстроен в камне через столетие трудами св. Филиппа (Колычева). При советской власти на территории монастыря действовал первый в стране лагерь особого назначения. 25 октября 1990 года Священный Синод постановил вернуть монастырь к жизни. В 1992 году комплекс памятников Соловецкого музея-заповедника был внесен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, в 1995-м – в Государственный свод особо ценных объектов культурного наследия народов Российской Федерации.

 

В начале XX века при архимандрите Иоанникии на Соловках действовало шесть заводов – салотопенный, свечной, лесопильный, кирпичный, кожевенный, гончарный, мукомольная мельница, а также многочисленные мастерские: сапожная, портняжная, серебряных дел, малярная, слесарная, переплетная, корзинная, экипажная, литейное и механическое заведения и кузница. В 1912 году здесь была выстроена одна из первых в России гидроэлектростанций, в 1915-м – проведена телеграфная линия и внутренние линии электропередач.

 

Современная программа реставрации Соловецкого монастыря предполагает несколько этапов. На первом этапе предполагается реставрировать восемь объектов, в том числе гидросистему Большого Соловецкого острова (при участии ОАО «Русгидро»), Свято-Троицкий Зосимо-Савватиевский собор, Больничные палаты. Вторая очередь предусматривает реставрацию двадцати одного объекта, среди которых Спасо-Преображенский собор, монастырская колокольня, кладбищенская церковь преподобного Онуфрия Великого. В рамках третьего этапа планируется реставрация двадцати объектов, в том числе Голгофо-Распятского и Свято-Троицкого скитов на острове Анзер, церкви святителя Филиппа, здания Биологической станции.

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru