Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Он испортил мой звездный час

№ 39, тема Наслаждение, рубрика Учись учиться

       Гости уже собрались. Взрослые давно не виделись, и поэтому с радостью делились друг с другом последними новостями. Я с замиранием сердца ждала, когда меня спросят. Ведь мне было чем похвастаться. Наконец-то – а я мечтала об этом с самого детства – я стала по-настоящему работать журналистом. И не в какой-нибудь там школьной газете, а в серьезном городском рекламном издании, где мне выделили целых полполосы для моих еженедельных отчетов о выставках. А для моего подросткового возраста это было немало, да что там говорить – даже слишком здорово! Мои ровесники максимум газеты по почтовым ящикам раскладывали, а я уже вон как!

       Тетя Таня заканчивает говорить о своем непутевом шефе, тетя Света с кухни несет горячее… Вот сейчас. Еще минуточку… И наконец: «Ну, а ваши как дела, дети, что нового, как учеба?». Набрав воздуха в грудь и приняв весьма важный вид, я с достоинством объявила: «Теперь я – журналист». Выждав драматическую паузу, хотела рассказать о том, как стала редактором школьной газеты, как целый год обивала пороги редакций, как мечта наконец начала сбываться… Но гости так об этом и не узнали. Зрелый человек с печальными глазами весь вечер тихо сидел в стороне и безучастно глядел на пышное застолье. Это всем известный Игорь Олегович, бывший корреспондент самого крупного печатного издания в городе. Он слыл чудаком, потому что непонятно по какой причине вдруг бросил свою престижную работу и устроился в организацию по очистке фонтанов. Говорили, что во всем его православность виновата, свалилась на него как снег на голову. Впрочем, до того злополучного вечера судьба этого странного человека не очень-то меня волновала. Но мое заявление привело его, скажем мягко, в состояние эмоциональной нестабильности. Его грустное спокойствие сменилось вспыльчивой нервозностью, но глаза почему-то выражали больше мольбу, чем злобу. «Зачем в журналистику? – восклицал он. – Ты маленькая, светленькая. Зачем лезть к этим хищникам?! Да как ты не понимаешь, это не жизнь, а просто игра в жизнь!» Красноречивый монолог экс-акулы пера меня разоружил. К такому повороту событий я была не готова. «Чего ему надо? – думала я. – Себе жизнь поломал, теперь меня на это толкает. Ну уж нет! Я точно знаю, что мне от жизни надо, и буду к этому стремиться!» А тем временем Игорь Олегович продолжал, и, казалось, все взрослые были на его стороне. Новости о моих достижениях были уже не актуальны. Он испортил мой звездный час! Я была зла на него. Но последнее его заявление меня окончательно вывело из себя: «Если уж работать девушке, то уж точно не в журналистике». «А где?» – с недовольством спросила я. – «Как где? – искренне удивился он. – В детском саду, конечно». Это было последней каплей. Меня – запереть в детском саду? Закопать в землю все мои творческие таланты? Неужели я и правда не способна ни на что, кроме мытья горшков и вытирания соплей? И что, так всю жизнь и прозябать там, где платят копейки? Обида, боль и разочарование переполняли меня. Я ничего не ответила, просто встала и, едва сдерживая слезы, пошла домой. Несколько дней ходила расстроенная, жаловалась знакомым. Они сочувственно кивали, уговаривали верить в себя, в счастливое будущее и блестящую карьеру.

        Со временем этот случай забылся. Я продолжала работать в газете, потом в нескольких газетах. Создала себе приличное портфолио для поступления в университет, где стала учиться на бюджетной основе. Факультет журналистики подарил много новых знакомых, творческих проектов, ярких перспектив. Я хорошо училась, активно занималась общественной деятельностью, ездила по стране, побеждала в различных творческих конкурсах, не раз удостаивалась звания Лучшего студента. Одновременно я продолжала сотрудничать с несколькими СМИ, зарабатывая себе имя и закладывая фундамент будущей карьеры. Мне хотелось реализоваться в профессии, занять приличное место в обществе и однажды стать руководителем со всеми вытекающими привилегиями. И вот прогремел выпускной вечер, юные акулята пера отправились в свободное плаванье. Я была во всеоружии: красный диплом, содержательное портфолио, прекрасные рекомендации, семь лет журналистской практики.

         Сначала с работой не очень везло: нежданно-негаданно обрушился экономический кризис. Почти все мы, молодые журналисты, сидели без денег, перебиваясь случайными заработками. И вот удача! Мне предлагают работу. Да еще какую! Центр города, хорошая зарплата; обеды, транспортные расходы и телефонные счета оплачивает организация. Крупный проект федерального значения, где мне предложили возглавить деятельность, касающуюся средств массовой информации в области. Я согласилась не раздумывая. Креативный молодой коллектив, деловые переговоры, встречи с официальными лицами, организация и проведение BTL-акций, брифингов, пресс-конференций, семинаров, экскурсий, концертов… Передо мной были открыты все двери, казалось, весь мир улыбается и радуется мне. Счастье свалилось на меня так внезапно и намного раньше, чем я его ожидала. «Ну и слава Богу, – думалось мне, – значит, Ему так угодно». О Боге в тот период своей жизни я стала задумываться все серьезнее и глубже. В результате непростых жизненных перипетий я пришла в храм и крестилась. Начальная пора неофитства пришлась как раз на то время, когда я получила работу своей мечты.

            Вскоре меня стали тяготить буйство красок и радуга событий. Показалась и обратная сторона медали. Недосып, напряжение, неорганизованность подчиненных, задержки на работе допоздна, телефон включен круглые сутки, а выходных мало, да и тех едва хватает на попытки отоспаться. Усталость и раздражение нарастали. Новый рабочий день сначала не радовал, потом  начал и вовсе пугать. Безумная беготня, бесконечная суета меня просто сводили с ума! Не оставляло ощущение чего-то искусственного, ненастоящего, приторно-тошнотворного – того, в чем нет никакого смысла. Но ведь внешне все было идеально и, в сущности, жаловаться было не на что. Мне было стыдно за свои мысли, но и избавиться от них я тоже не могла. Лишь редкие минуты в храме, куда я успевала забежать по пути на очередное мероприятие, спасали меня, они будто наполняли меня жизнью и помогали пережить следующий день.

Однажды моя знакомая, Лера, спросила:

– Что ты такая хмурая? Ведь это самая замечательная работа, работа твоей мечты.

Я молчала, устало уставившись в одну точку.

– Сбежать бы мне с работы моей мечты, – последовал грустный ответ.

– Ну и куда?

– Хоть куда.

– А ты закрой глаза и скажи первое, что придет в голову, – посоветовала она.

Я закрыла, а потом возьми и ляпни, не подумав:

– В детский садик хочу, вон тот, за окном.

За окном и правда был детский сад №152 с уютным двориком и пышными акациями.

– Ну, это ты загнула, кто ж тебя возьмет-то без образования, да и деньги там смешные. Как жить-то будешь?

Как жить, я и правда не знала, да и мысль была бредовая. Да только согрела меня эта мысль, будто теплый лучик солнца коснулся моего истрепанного сердца.

         Уже готовая уволиться с самой лучшей работы в мире, я вдруг узнаю, что в связи с кризисом проект приостанавливает свою деятельность, и всех нас отправляют в отпуск до лучших времен. Я выдохнула с облегчением. Отоспавшись, начала искать новую работу. Стопки газет с объявлениями не радовали ничем, кроме промоутерства и сетевого маркетинга. Ничего не могла найти, все больше потому, что не знала, чего ищу. Мечта-то уже сбылась. И с момента ее рокового осуществления я стала мечтать осторожнее.

          Вдруг я увидела объявление о вакансии воспитателя в частный детский садик. Оно вызвало у меня улыбку, ведь я помнила недавний разговор с Лерой. Но всерьез об этом думать не стала, ведь образование у меня не то. Детей всегда любила, но учить их – уж очень большая ответственность. Тем не менее, мысль прочно засела в моей голове и никак не выходила. «Позвони, за спрос денег не берут», – звенел один голос. – «Не позорься», – шептал другой. И все же я позвонила. Мне назначили собеседование. После нескольких испытаний я получила эту работу. Удивлению моему не было конца. Казалось, свершилось настоящее чудо.

           Позже появились ребятишки постарше, но сначала ко мне приводили малышей. Пока им не нужно было образование, а только понимание, ласка и любовь. Мы вместе говорили первые слова, рисовали зеленую травку под голубым небом, здоровались с солнышком каждое утро. Осенью хрустели листьями, прыгая с одного на другой, а зимой ловили снежинки. Новости: Вадик посадил шишку, Женя перестал плакать, когда уходит мама, у Карины новые бантики, – стали для меня самыми важными.

Строгие брюки и пиджак сменились платьями и юбками, туго завязанная «шишка» – длинной косой, папка с документами – мягкими игрушками. Каждый рабочий день был радостью для меня, каждый час, проведенный с детьми, – настоящим счастьем. Да, я чувствовала себя счастливой. Душа моя пела, а сердце грелось взаимной любовью. Господь заповедал нам быть как дети. Как же далеко нам до детей…

              Когда проект федерального значения возобновил свою деятельность, я не вернулась на работу своей мечты. Да и потом легко и без сомнений отклоняла все поступающие выгодные предложения, время от времени искусительно стучащиеся в мою жизнь. Знакомые и друзья пытались образумить: мол, как же карьера, деньги, будущее. «Когда же ты наиграешься с детьми?» – то и дело восклицали они. Конечно, мы играли. И в догонялки, и в прятки, и в клоунов, и в снеговиков… Только чувствовалось в этой игре нечто настоящее и нужное, наполняющее жизнью и ведущее в будущее. Родители отдавали мне самое дорогое, что у них только есть, доверяли сделать с их детками первые шаги. Тогда-то я и вспомнила слова Игоря Олеговича, который почти десять лет назад пророчески указал мне на источник моего счастья. А мне понадобилось столько времени, чтобы убедиться, что он был прав. (Кстати, удивительно, но летом мы переезжали в тот самый садик №152, на который я так легкомысленно кивнула одним важным осенним вечером).

            Сейчас я вернулась к своей профессии, но уже спокойно и ровно, без помпезности и триумфов. Работаю в небольшой газете, а в остальное время получаю педагогическое образование и играю с детьми. Только теперь мои подопечные немного старше, мы учимся делать спектакли. Как важно уметь играть, а еще важнее – уметь различать наигранность и отрытую искреннюю игру ребенка, который живет внутри каждого из нас.

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru