Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Меня не шибко ждали

№ 40, тема Воля, рубрика Образ жизни

 

Михаил, 30 лет

На свободе меня не шибко ждали. Мать умерла, когда я еще сидел, а родственники стали меня сторониться. Отсидел я семь лет, по дури – захотел легких денег. В тюрьме заболел туберкулезом. Мне не к кому было идти, смысла жизни не было. Это главная вещь в жизни – смысл. А вот у меня его не было. И жизнь на воле я себе не представлял. В моей жизни сложилось так, что мне помогли прихожане одной церкви из Москвы. Присылали самое простое – носки, мыло, пасту, таблетки и витамины. Иконки, литературу про Православие. Так я понял, что нужен кому-то. Ну, нужен, не нужен, а чужие люди, которые меня в глаза не видели, заботятся обо мне. И это мне даже смысл придало, смысл жизни. Люди чужие тебя простили, поверили и помогают. А ты что? Нужно добром отплатить. И после выхода на волю мне некуда было идти, только в церковь. Прибился к одной церкви, потом к монастырю, где как раз община была – бывшие наркоманы. Священник там очень хороший, понимающий. Начал трудиться. Туберкулез удалось вылечить. Ездил в родное село, родные все держались подальше, не разговаривали, от тетки услышал, что я мать свою в гроб загнал. А что – права тетка, и правда загнал. Ей бы внуков, сын чтоб опорой был, а сын в тюрьме вон. Это уже мой грех. Ну что, если жизнь такая… Это уж как Бог ведет, я вот счастливый, потому что Бога нашел, успел. Встретил в общине свою жену, Свету, раньше кололась, подсадил друг. Батюшка нас обвенчал, вот сыну полгода было. Тоже ездил в родное село, показывал жену и сына. Ну, уже меня приняли, говорят: «А вот бывают чудеса, одумался Мишка, и сына родил, не пьет, по хозяйству всё делает». Слава Богу. Времени много потерял, это да. Сел в 19 лет. Но хорошо, что Бог не оставил, и уберег, и жену послал. Доверяет мне, наверное. Это батюшка наш так сказал, что и жить теперь надо стараться так, чтобы доверие Бога оправдать. Так и стараемся.

 

Вовка Морозов, 29 лет

Возле нашего футбольного поля постоянно стояла машина. Мяч как нарочно постоянно летал в ту сторону. Сколько ни просили хозяина переставить ее, он только ругался. И вот как-то раз мы решили его проучить. Взяли его «мерседес» и на руках перенесли на другое место. Так я сел первый раз. Дали мне 4 года за угон. Из тамошних только у меня было окончено девять классов. А там либо ты учишься, либо просто сидишь целый день. Работы на «малолетке» нет. Я сначала радовался, что учиться не надо. А потом бегом побежал в мастерскую. От скуки в четырех стенах с ума можно сойти. Отучился на электрика.

Потом освободился. В армию зэков не берут, в институт никогда я не мечтал. Специальность у меня была. Думал, сейчас жизнь начнется. Ага, началась. Куда ни приду, все видят судимость сразу, меняются в лице и отказывают. Даже не придумывают повода, напрямик говорят: «Ты уголовник, как тебя впустить в квартиру?» Устроился кое-как на «Горбушку» тоговать телефонами. Там и документы-то особенно не смотрели. Платить обещали каждую неделю. Неделя проходит, другая, третья – оплаты нет. А я и так без работы долго сидел. Деньги нужны, есть хочется. Я к хозяину, мол, когда зарплата. А он мне: «А ты и так поработаешь, ты ведь зэк, тебя больше никуда не возьмут». Терпеть я не стал, взял телефон, по цене как раз на три недели моей работы, и ушел. Так я сел второй раз. Пока сидел, освоил профессии сантехника, краснодеревщика… Всего у меня сейчас шесть специальностей и семь лет отсидки. Мне 29, на работу не берут никуда, боятся, ведь две судимости – это уже не случайность. Мать старая и отец, на их пенсию как жить? Стыдно! Никакая девушка за меня за безработного замуж не выйдет. Мать устроилась уборщицей. Документы ее, пол мою я. Опять же стыдно: мужик в расцвете лет пол натирает. Только, видимо, это единственный честный труд остался. Хорошо, что хозяин на это глаза закрывает. Ну и так, соседям что починить – за 100-200 рублей сделаю. Я коплю сейчас на компьютер, говорят, можно через интернет работать спокойно без документов.

 

Андрей

В первый раз я загремел в «Кресты» в 15 лет. Мы с друзьями пили пиво. Немного – бутылки по две на брата. Вот так я и узнал, что пить мне нельзя. Вообще. Сидел-сидел я в углу с бутылкой пива, а потом Ваня что-то мне сказал, я уже даже не помню, что. И мой нож оказался у него в ноге. А я – в «Крестах». На три года. Но вот алкоголь с тех пор не употреблял никогда. Не понравилось мне в тех «Крестах».

Когда вышел, пошел работать в мотосалон. В мотоциклах я всегда хорошо разбирался, да и платят там вполне себе неплохо, и прошлое твое мало кого волнует – лишь бы гайки крутить умел. Так я и жил, тихо, мирно и спокойно, пока шесть лет спустя не вернулся в «Кресты» за дизайн интерьеров.

Что удивляешься? Ну вот смотри, если я возьму вот этот цветок в горшке и переставлю его, допустим, на шкаф, потому что мне так больше нравится – это будет дизайн интерьеров. Я сделал то же самое. Но с целым складом.

В следующий раз я оказался на свободе через семь лет. И вернулся в тот же мотосалон крутить гайки. Проработал там пять лет. Потом ушел – на этот раз уже не в «Кресты». А на следующий день после того, как уволился, в Москве открылся новый авто- и мотосалон. Мой салон.

 

Петр, 28 лет

В тюрьму я попал за убийство. В тот вечер я в… хм… не очень трезвом виде шел по Арбату. А местной шпане зачем-то понадобился мой мобильный. И почему все считают, что если человек выпил, его надо обязательно обобрать, а если вас больше, то вы сильнее, а значит, правы? В общем, больше-то было их, а вот сильнее оказался я. И злее вдобавок. И ведь три раза сначала предупреждал, что не надо ко мне лезть… Вот в той драке я одного и прихлопнул.

Вообще, и в тюрьме жить можно. Если это тюрьма, а не изолятор для людей с психическими отклонениями… или людей, которых в них подозревают… или тех, которых выгодно в них подозревать. Вот там тебя методично превращают в овощ. Я в таком два месяца пробыл. А потом полгода еще отходил от их медикаментов.

А в тюрьме… Я сначала в камере, где тридцать шесть человек было, сидел, а под конец – где всего двенадцать. Есть там и телевизоры, и книги, и мобильники. И даже встречаться с другими заключенными можно – даже и с женской половины. Там можно почти всё. Только это «всё» стоит денег. Единственное – вот болеть там не рекомендуется совсем. Тут только одно спасение – если кто из заключенных врачом окажется, а так – пиши пропало. Ни нормальных лекарств, ни хоть сколько-нибудь компетентного врача, который будет тобой заниматься, ты не увидишь.

Единственное, что могу сказать – в тюрьму стоило бы ходить всем один раз в жизни где-то на полгодика, чтобы люди делали всё, чтобы туда больше не попасть. Уровень преступности бы снизился гарантированно.

На волю я вернулся два месяца назад. Раньше, еще до ходки, был кузнецом. И неплохим, кстати. Люди месяцами в очередь стояли, приезжали из других городов. Сейчас вот со всеми формальностями закончу и снова вернусь в кузницу. Ведь говорят, что мастерство не пропьешь, – вот и проверим.

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru