Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

У меня татуировка

№ 59, тема Битва, рубрика "Наследник" едет к вам

Здравствуйте, журнал «Наследник»!

Я рассорился с родителями по поводу татуировки. В нашей секции у многих они есть, у тренера тоже есть. Я тоже себе по случаю сделал, знакомый предложил подешевле. Когда мать увидела, наорала на меня. Вроде как татуировка – это не по-православному, клеймо на всю жизнь, уголовщина и много чего еще. Я серьезно не понимаю, что тут такого! В храм я хожу не очень часто, раз в месяц примерно, но ходить не перестал. Всё так же осталось. У Сергея Бадюка, Андрея Кочергина, Федора Емельяненко есть татуировки, хотя они считают себя нормальными православными. С матерью почти не разговариваем, но ваш журнал она читает и уважает, вот я и решил написать. Может, вы объясните нам, как там по-правильному с татуировками?

Алексей Д.

 

Здравствуйте, Алексей!

С Вашей проблемой я знаком не понаслышке: сам не так давно имел дискуссию с братом на эту тему, так что я Вам перескажу, о чем шла речь, а Вы уж там сами решайте.

Вообще, татуаж, как и скарификация (шрамирование), возникли, конечно, задолго до появления христианства. В традиционных языческих обществах татуировки выполняли целый ряд важнейших функций.

Во-первых, служили оберегами. Носить какой-то материальный предмет в качестве амулета (например, медвежьи клыки на шее) – это всегда риск потерять этот предмет, а вместе с ним и защиту духа-покровителя. Татуировка надежно решала эту проблему, закрепляя талисман на коже. Известно, что некоторые кельтские воины выходили в бой обнаженными, но покрытыми татуировкой, которая должна была служить им своего рода доспехами.

Во-вторых, татуировки указывали на социальный статус носителя. Например, когда юношу посвящали в мужчину, в ходе обряда инициации ему делали на теле соответствующую пометку, чтобы все знали, что это уже не мальчик, а полноправный член племени со всеми вытекающими правами и обязанностями. Так, например, у взрослых представителей племен, в древности населявших территорию нынешнего Китая, в ходе обряда инициации вырывали или выламывали два передних зуба.

В-третьих, татуировки четко маркировали принадлежность к некоторому отдельному сообществу, что очевидно связано с первым и вторым пунктом. Например, гунны делали своим младенцам на щеках надрезы и втирали в них грязь, чтобы получить особые незаживающие шрамы, по которым гуннов всегда было легко отличить от представителей других племен.

То, что все три перечисленные функции татуировок благополучно сохранились до наших дней, станет легко понятно, если взглянуть на тюремные наколки. Тут есть и указание на статус носителя, и безошибочное подтверждение судимости. Оберегами здесь, видимо, должны служить иногда встречающиеся купола, кресты и вытатуированные иконы.

Использование татуировок – это конкретная попытка построить антицерковное сообщество со своей символикой на сознательном попрании христианских заповедей – не воруй, не убий. Самые большие уголовные умы прекрасно это понимали, поэтому сознательно копировали не только церковную символику, но и церковную структуру, извращая ее наполнение. В итоге воры в законе в тюремной иерархии наделены полномочиями епископов в Церкви. Кроме того, татуировка – один из элементов уголовной инициации – то, что окончательно оставляло человека в этом мире. Мире сознательного попрания христианских заповедей.

Конечно, очень наивно думать, что все татуировки обязательно связаны с миром уголовников; в этом случае они просто не позволяли бы определять «своих» и «чужих». Но это принципиально важно только для «своих». «Чужим» всё равно, они по татуировкам читать не умеют, поэтому метут всех одной метлой. К примеру, в современной Японии людей с татуировками не пускают в общественную баню, поскольку всех их считают представителями организованной преступности. Здесь отчетливо видна одна важная проблема: дело не только в том, какой смысл я сам вкладываю в татуировку, дело еще и в том, что в этом увидят другие. Если Вы еще не столкнулись с бытовыми неудобствами из-за татуировки, будьте уверены, они у Вас появятся: например, в ходе всех медосмотров будете сдавать дополнительные анализы на ВИЧ и гепатит. Если захотите устроиться на работу в банк, рисунок на коже во время собеседования придется скрывать.

Татуировки у людей, занимающихся единоборствами, попадают в ту же категорию определения границ сообщества: сложилась некая негласная традиция, вот люди и делают. Насколько я понял Вашу ситуацию, у Вас в секции это широко распространено. Но все ли занимающиеся рядом с Вами сделали татуировки? И так ли это необходимо для того, чтобы быть хорошим бойцом?

У моего отца-самбиста нет татуировок, как и у его тренера. У меня тоже нет, хотя единоборствами я занимаюсь давно. У моего тренера – есть, но в целом в нашей секции нетатуированных больше, чем татуированных. В данном случае это личное дело каждого – делать или не делать. Вообще, принадлежность к миру боевых искусств должна накладывать совершенно иной отпечаток: развитая мускулатура, образцовая осанка, спокойствие и доброжелательность, порожденные осознанием собственной силы, – вот отличительные признаки тех, кто с единоборствами всерьез и надолго.

Теперь о второй части проблемы – как совместить наличие татуировки и принадлежность к православию.

Этот вопрос многократно возникал в раннем Средневековье, то есть в ту пору, когда активность миссионеров приводила к тому, что в христианство обращались целые народы. Представьте себе какого-нибудь лангобарда: татуировки с головы до пят, длинная бородища и весьма оригинальная прическа, к тому же волосы и борода окрашены в неестественный цвет. В общем, группа ZZ Top отдыхает, а панки, живи они в то время, с горя порвали бы на себе ирокезы, поскольку были бы тотальными конформистами.

И вот эти замечательные лангобарды обратились в христианство. Вы думаете, они тут же массово постриглись? Даже если и так, то куда они татуировки-то денут? Это же касается и кельтов, и германцев, и славян, и других изначально языческих народов. Раскрашенная кожа мешала их богообщению? Среди них нет святых?

С другой стороны, татуировка, сделанная после крещения, противоречит одному из главных принципов православия – иконичности, то есть тому, что человек – образ и подобие Божие. Дело в том, что тело не является собственностью человека, поэтому принцип «тело мое, что хочу, то и ворочу» в православии не работает (иначе такой же логикой можно было бы оправдывать проституцию).

В вопросе о татуировке вполне можно воспользоваться тем же правилом, которое апостол Павел когда-то выработал для решения проблемы с обрезанием у новокрещаемых иудеев: «Призван ли кто необрезанным, не обрезывайся» (1 Кор. 7:18-19). Иными словами, если татуировка уже есть, сводить ее перед крещением не нужно, а если нет – делать после крещения тоже не стоит.

Правда, есть один момент. Сам апостол Павел обрезал одного из своих учеников – Тимофея, когда оба они уже были христианами. Но этот факт никак не отменяет вышеозначенного правила, ведь это обрезание сделано как раз для успеха христианской проповеди. В любой книжке по миссионерству написано, что проповедник должен говорить с паствой на ее языке. Если существует сообщество, которое радикально не приемлет не имеющих каких-то отличительных знаков на теле, и Вы всерьез собираетесь нести этим людям Слово Божие – надо так или иначе соответствовать их правилам.

Словом, делать татуировку, чтобы считаться «своим» в секции, – совершенно необязательно. Удалять татуировку, чтобы быть хорошим христианином, – тоже.

Николай Асламов

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru