Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Записки из Белорусcии

№ 21, тема Дружба, рубрика Родина

– С чем у тебя ассоциируется Беларусь? – спросила я в «аське» у первого появившегося в онлайне друга.
– Минск. Беловежская пуща. Брестская крепость. Песняры форева!=)

Из этих ассоциаций и сложились вопросы, которые я задавала своим собеседникам – интереснейшим минчанам.

автор Елена КОРОВИНА


В Минске в Издательстве Белорусского экзархата мы встретились с Виктором Поповым. Мне повезло – я буквально перехватила его перед велопоходом на Браславские озера.

Визитка: Попов Виктор Валентинович. Родился в 1976 году в Слониме. Закончил Брестский государственный университет, Минскую духовную семинарию. Историк, главный редактор Издательства Белорусского экзархата, бакалавр богословия.

Беларусь – это земля, трагически исковерканная церковным расколом, Брестской церковной унией. Сердце природы Беларуси – Беловежская пуща.

– Виктор Валентинович, «Песняры́» – пионеры фолк-рока. Их песни на слуху уже многие годы. С чем связана их популярность?
- Я думаю, «Песняры» (по-русски – сказители) – это прежде всего Владимир Мулявин, редкий многогранный талант, прекрасный человек, певец и композитор, кавалер ордена Франциска Скорины, высшей белорусской награды. Удивительно, как русский человек, родившийся в Свердловске, полюбил Беларусь, – она стала для него второй родиной…


 – Вы прожили в Бресте, рядом с Беловежской пущей, 11 лет. Что для Вас и для Беларуси Беловежская пуща?
– Если говорить просто, Беловежская пуща – это самый старый в Европе лес. В переводе с белорусского «пусча» значит «большой лес». Она разрезана границей: половина у нас, половина – в Польше. Самый крупный зверь Европы – зубр – сохранился в этой пуще в естественных условиях. Это сердце природы Беларуси. Если человек хочет узнать Беларусь – пущу ему надо обязательно посетить. Это место, которое притягивает первобытной, нетронутой красотой. Беларуси вообще повезло с природой: у нас самые большие в Европе болота с богатейшей флорой и фауной и самые большие запасы пресной воды в этих самых болотах. Я много где побывал, но Пуща – это необыкновенное место, ничего подобного пока не встретил. И народ там живет очень интересный – полещуки – народ, сохранивший православную веру.


– Насколько я знаю, в Беларуси мирно соседствуют костелы и православные храмы?
– Раньше это было государство многоконфессиональное, в котором соседствовали православные, католики, иудеи, мусульмане. И до сих пор в Беларуси есть действующие мечети, синагоги, которые прекрасно сосуществуют с костелами и православными храмами.
Беларусь – это государство, на земле которого всегда присутствовало противоборство: Запад – Восток, Православие – католицизм. Беларусь – земля, которая была трагически исковеркана церковным расколом, Брестской церковной унией. Брестская уния 1596 года – объединение католической и Православной Церквей на территории Речи Посполитой. Согласно Брестской унии, Православная Церковь Украины и Беларуси признавала своим главой Римского папу, но сохраняла богослужение на славянском языке и внешнюю православную обрядность. В итоге – 200 лет гонений, притеснений и несвободного существования Православной Церкви, переход в униатство фактически всех крупных духовных, культурных центров Беларуси.


– Я слышала об уникальности белорусской храмовой архитектуры…
– Да, на нашей земле выросла местная, архитектурная школа, для которой характерны украшение стен храма крестами из шлифованного камня. Также в Беларуси есть уникальные церкви-крепости, которых больше нет нигде в мире, храмы оборонительного типа.
С XV века здесь появились католики и привнесли в православную культурную традицию элементы светского западнохристианского искусства, в частности барокко. Налицо ситуация, когда раскол церковный привел к расколу и кризису культуры и к кризису социальной жизни. В этом-то, наверное, и корень того, что где-то в глубине белорусского общества, именно в интеллигенции, тлеет влечение к Западу, к западной католической цивилизации. «Религия панов» – католицизм, и «религия холопов» – Православие.

– Виктор Валентинович, Вы были сотрудником музея Брестской крепости?
– Да, четыре года. Это удивительное место. В гарнизонном храме крепости я крестился в 22 года. Брестская крепость – самый западный оборонительный объект на нашей земле, западная граница. Строительство началось в 1833 году. Крепость состояла из цитадели и трех защищавших ее укреплений.
Цитадель, или центральное укрепление, представляет собой две двухэтажные казармы с 500 казематами, рассчитанными на 12 тысяч солдат с боеприпасами и продовольствием. Стены там двухметровой толщины. Крепость обнесена земляным валом (10 метров) с казематами в нем.
Штурм крепости во время Великой Отечественной войны – это поразительный пример силы духа и верности Родине ее защитников. Немцы ставили своей целью прежде всего взятие цитадели и довольно быстро сумели ворваться в нее. Гарнизон перешел в контратаку, старался отбить попытки немцев овладеть Холмскими и Брестскими воротами. Одиночные бойцы собирались в группы, рассеивались, погибали. Кто-то пытался прорваться из крепости и уйти к партизанам в Беловежскую пущу. Одна из уцелевших надписей в крепости: «Я умираю, но не сдаюсь. Прощай, Родина. 20.VII.41 г.».

В тот же день я посетила музей-усадьбу «Дом Ваньковичей». Валентий-Вильгельм Ванькович – знаменитый белорусский художник ХIХ века – закончил факультет свободных наук Полоцкой академии и отделение литературы и искусства Виленского университета. Одно время Ванькович жил в Петербурге и был близок со многими русскими и польскими деятелями культуры. Он написал портреты А. Пушкина, П. Вяземского, В. Жуковского, несколько видов Петербурга.
Экскурсию проводил Владимир Володин – парень с отпечатком богемности на узком лице.
– Володя, а Вы случайно – не художник?
Он улыбнулся.

– Ну, как сказать… Я пишу про граффити. Граффити в современном понимании – любые нелегальные надписи, рисунки, процарапывания, надписи на поверхности в городском пространстве. Поскольку я работаю в художественном музее, то занимаюсь художественным граффити, интересуюсь, разрабатываю эту проблематику.
Сам я закончил истфак БГУ, музейное дело и искусствоведение. А сейчас продолжаю учебу в магистратуре Европейского гуманитарного университета Вильнюса. Это учебное заведение, существующее на гранты Евросоюза, оно частное, но обучение для граждан Беларуси там бесплатное. Я не уверен, что смог бы заниматься в БГУ такой проблематикой, а в Вильнюсе можно экспериментировать, там есть открытые для разнообразной работы научные руководители.

После музея я отправилась в Белорусский государственный университет. Мой друг, тамошний студент, посоветовал встретиться с его преподавателем истории России. Мне это показалось любопытным.

Визитка: Мартынюк Алексей Викторович. Родился в 1972 году, в Минске, кандидат исторических наук, доцент,
преподаватель Белорусского государственного университета.

– Алексей Викторович, почему Вам интересно изучать и преподавать историю России?
– Во-первых, мои родители из России. Отец из Сибири, мама с Урала. Во-вторых, Россия – это феномен мировой цивилизации, чрезвычайно интересный предмет для изучения, даже вне зависимости от того, являемся ли мы русскими, белорусами, украинцами, немцами, китайцами. В-третьих, для Беларуси это – ближайший восточный сосед, и российские исследования никогда не потеряют здесь своей актуальности.
Моя специальность – это средневековая история России. Мне более интересна история до XVI века, когда формировались Россия и восточное славянство как особая историко-культурная реальность, когда были заложены основы того, что определило своеобразие и России, и Украины, и Беларуси по отношению к другим народам и культурам.
А о современной истории я всегда говорю студентам: «Те процессы, которые мы видим сейчас, еще не закончены, и здесь нет и не может быть суждения, которое являлось бы абсолютно верным, да и просто устоявшимся. Поэтому как историки мы наиболее квалифицированы в тех вопросах, в отношении которых у нас уже есть определенная временная дистанция».


– А есть студенты, которые особо интересуются русской историей?
– Есть, конечно, они специализируются на кафедре истории России Белорусского государственного университета.
Сейчас мы пытаемся реализовать проект под названием «Летняя школа молодых историков Беларуси и России – 2008». Замысел его в том, чтобы собрать примерно 25–30 магистрантов, аспирантов, молодых преподавателей, серьезно занимающихся историей восточных славян. Постараемся, чтобы там пропорционально были представлены граждане России и Беларуси, пригласим ведущих специалистов по данной проблематике. К нам часто приезжают коллеги из России, они не всегда знают, что происходит в исторической среде Беларуси. Соответственно, наши ученые не всегда в курсе тех исторических исследований, которые ведутся в России. И надо каким-то образом постепенно это сотрудничество восстанавливать.


– Алексей Викторович, на Украине история преподается совсем иным образом, появились новые национальные герои, новые праздники... А в Беларуси?
– Мне кажется, преподавание русской истории не так сильно отличается от того, как преподавали прежде. У нас в стране принята такая точка зрения: история восточных славян (русских, украинцев, белорусов) имеет общие корни. Я лично считаю, что до определенного периода это вообще была единая история, которую невозможно разделить на «национальные квартиры». Поэтому история России рассматривается у нас в общем контексте истории восточнославянских народов.


– А как сейчас воспринимается Россия – скорее как враг, друг, партнер?
– Конечно, есть разные политические точки зрения. Но есть общая концепция истории России, которая заложена в учебниках, в образовательных стандартна и программах. И эта точка зрения доброжелательная, открытая, с понимаем того, что русские – это близкий соседний народ. Между Россией и Беларусью были и всегда будут тесные исторические связи, это очевидно все-таки большинству населения.


– От одного студента я услышала такую точку зрения: Беларусь – независимое государство, надо бы окончательно порвать связи с Россией и держаться поближе к Евросоюзу...
– Мне кажется, таких экстремальных точек зрения: порвать с Россией, прийти к Западу или порвать с Западом, прийти к России – придерживаются все-таки сравнительно немногочисленная часть населения. Большая же часть рассматривает государственный суверенитет Республики Беларусь как безусловную ценность. Особенно у молодежи очень заметно, что она идентифицирует себя не с осколками бывшего Советского Союза, не с какими-то западноевропейскими реалиями, а с независимой Республикой Беларусь. Именно это и является определяющим фактором, на основе которого и строятся взаимоотношениями с соседними государствами.
 

Рейтинг статьи: 2


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru