Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Похищенная красота, или Необыкновенные приключения красоты в современном мире

№ 3, тема Есть красота, рубрика Тема номера

Пролог

Если спросить любого человека о его отношении к красоте, то можно не сомневаться, что ответ будет положительный: «Красота – это хорошо». Кто-нибудь обязательно вспомнит постоянно встречающееся высказывание «Красота спасет мир», и обязательно найдется человек, который сообщит нам, что эту фразу сам Достоевский сказал.

Вопрос можно усложнить. Его можно сформулировать следующим образом: «Красив ли современный мир?», «Красива ли современная культура?» и вообще  «Что такое красота?» и «Каким образом красота собирается спасать современный мир?» 

И здесь нас ожидают ответы самые разные. Чаще всего люди  согласны, что красота – это некое совершенство, причем это совершенство имеет конкретные формы воплощения, и что красота отличается и от теоретической истины, с одной стороны, и от нравственности  – с другой. Красота конкретной чашки – это не технология ее производства и не сумма добродетелей человека,  который ее сделал. И в то же время красота красивой чашки каким-то образом связана и с технологией ее изготовления, и с ее автором. 

Но абстрактные вопросы о красоте не привлекают наших современников. Все познается в сравнении – этому постулату следуют многие. И люди, к которым мы приставали с нашими вопросами о красоте современного мира и его культуре, достаточно четко делились на три группы. Две группы людей связывают своё представление о красоте социального устройства жизни либо с Советским Союзом, либо с Западом. Первые говорят о советском обществе с симпатией, утверждают, что в нем  было больше нравственности, больше оптимизма. Поэтому, с их точки зрения, нынешнее общество и нынешняя культура  в сравнении с советским обществом и культурой безобразны, принципиально некрасивы.

Люди, представляющие вторую группу, занимают прямо противоположную позицию. Советский Союз они называют не иначе как «совок». Советская культура для них – это образец уродства, некое царство уродливых вещей: машин, одежды и т. д., современная же западная культура с ее культом индивидуализма (в противовес советскому «тоталитаризму») является, по их мнению, достойным объектом для подражания. «Посмотрите, сколько появилось вокруг красивых вещей», — часто восклицают представители этой группы, чтобы подтвердить правоту собственной позиции.

Граждане, составляющие третью группу, в основном вспоминают красоту православной России, «которую мы потеряли». Но эта группа неоднородна. Она делится на две условные подгруппы с многочисленными вариациями. Первая подгруппа в православной России принимает «достижения» капиталистической цивилизации, поэтому она более-менее терпимо относится к «красоте» современного общества, вторая же эти «достижения» яростно отрицает, как следствие – полное неприятие современного общества, обличение его  уродства.

 

Немного истории

В далеком 1919 году в Париже на выставке художников-дадаистов художник  Дюшан представил свое произведение под названием «Фонтан». В реальном виде «Фонтан» представлял из себя обыкновенный писсуар. Подобное «произведение искусства» вызвало небывалый скандал в общественном мнении того времени. «Фонтан» оказался гораздо «круче» «Черного квадрата» Казимира Малевича.

Рассерженные «обыватели» называли подобные  «художественные» произведения надругательством над искусством, над красотой. Но это были еще цветочки. В середине ХХ века авангардное искусство успешно закатывало экскременты в консервные банки и вставляло их в «художественные» рамы, весь мир обывателя: от грязных носков до грязных сковородок – оказывался пространством «искусства»… Для подобной метаморфозы необходимо было произвести совсем  небольшое действие – поставить рамку-знак, выделяющий предмет из окружающей действительности, и – о, «чудо» – твой вонючий носок превращался  в произведение искусства: «Носок Вани Пупкина после напряженной работы».

Именно с помощью этого способа «художники» выставки  «Осторожно, религия» пытались обезопасить себя от ответственности, выдавая свои кощунства над христианством и над Православием в частности за произведения искусства. «Я издеваюсь над тобой, но ты меня не тронь,  потому что мое издевательство – это произведение искусства» – вот «нехитрая» логика устроителей сей выставки и ее защитников.

Подобные выставки стали возможны благодаря тому, что в искусстве ХХ века произошла глобальная «демократическая» революция. Недавние заявления американского президента Буша о необходимости глобальной демократической революции лишний раз доказывают его непосвященность — революция началась давно и принесла уже «отличные» плоды.

Так каковы же результаты этой революции и в чем ее суть? Искусство во все времена было предельно иерархичным занятием…  Красота земная и красота небесная всегда различались, и первая была лишь определенной степенью отражения второй. По степени воплощенности небесной красоты в земных предметах и судили собственно о красоте  конкретных вещей и о художественном таланте их творцов. При этом люди помнили как  главного Творца –  Бога, так и то, что они сами являются Его образом и подобием, пусть и поврежденным в результате грехопадения.

Главная задача «демократической» революции в искусстве – разрушить иерархию красоты, заставить художника поверить, во-первых, не просто в то, что Бога нет, а в то, что Он умер (знаменитый тезис Фридриха Ницше), а во-вторых, в то, что человек – это не образ и подобие Божие, а непонятно, что такое. Федор Михайлович Достоевский в ответ на притязания европейского нигилизма отчеканил: «Если Бога нет, то все позволено». Эти пророческие слова Достоевского можно сформулировать и по-другому: если нет Первообраза, то с образом и подобием – человеком – можно делать что угодно. История ХХ века предоставила нам громадное количество доказательств подобных деяний.

Красота может спасти мир, но «красота» может его и уничтожить (а красивость его уничтожит). Как же это происходило и  происходит?

Творцы эпохи Возрождения первыми внутри христианской цивилизации нарушили соотношение между человеком (образом и подобием) и Богом (Первообразом). Искусство отказалось быть идеологически подчиненным богословию, оно стало претендовать на автономию. Вскоре за искусством по тому же пути последовали физика, философия, история. Практически всех их сразу за отделением ждал серьезный успех. И целые эпохи ждали от них новых откровений. Но проходили годы, и от былой эйфории не оставалось и следа. Оказывалось, например, что с помощью науки гораздо легче не построить рай на земле, а уничтожить жизнь на ней (например, посредством атомной бомбы). А искусство, шаг за шагом продвигаясь в пространстве собственной независимости, окончательно потеряло возможность провести собственную границу – где оно, собственно, начинается и заканчивается. «Фонтан» Дюшана  и работы авангардных художников ХХ века являются лучшим тому свидетельством.          

Успехи искусства эпохи Возрождения, на взгляд современной культуры, бесспорны. Но эти результаты, с точки зрения культуры, сердцевиной которой является религия, оказались плачевны. Когда в качестве модели для написания иконы Богородицы берется простая женщина, иногда просто «возлюбленная» художника, расценить подобный выбор иначе как кощунство невозможно. На подобные «иконы» Возрождения последовал страшный ответ Реформации. Реформация заявила свое предельное иконоборчество: «Бог неизобразим». Христинанство Западной цивилизации возвратилось к иконоборческой позиции иудаизма и ислама.

 

Крепость была взята

В одной из современных книг автор умиляется тем, что в ХVI веке в каждом голландском доме было по нескольку картин, в основном – пейзажи и натюрморты. Смысл этого умиления ясен: вот мы какие убогие в ХХI – у нас только люди с самым тонким вкусом подобным образом украшают свое жилье. Автору и невдомек, что у каждого русского крестьянина в ХVII веке в доме было несколько икон, а бедные голландцы-кальвинисты подобной роскоши уже были лишены, им остался только натюрморт – мертвая природа. Иконы,  этого «окна в иной мир»,  у бедных голландцев уже не было, возможность богообщения предельно сократилась. Ведь богообщение – это единственная возможность человека понять, кто он такой и какой путь нужно пройти, чтобы быть самим собой. Поэтому не случайно, что именно Голландия, державшая пальму первенства в годы Реформации по количеству уничтоженных икон, является ныне самой «просвещенной» страной бывшей западнохристианской цивилизации в области наркотиков и прав сексуальных меньшинств, и только действительно избранные Богом в этой стране – православные христиане – могут лицезреть в своих храмах православные иконы.

Если отрицается икона, то, как уже  было сказано,  предельно сокращается возможность богообщения. В западнохристианской цивилизации иконоборчество оказалось важнейшим шагом в самозамыкании, секуляризации человеческой культуры, в подготовке «демократической» революции в искусстве.

После победы иконоборчества эпоха Просвещения достаточно быстро разрушила традиционную культуру значительного количества людей. Но, разрушив традиционную культуру, Просвещение разрушило и Божественный авторитет власти и было вынуждено создавать собственную систему управления – демократию. При этом строительстве было сделано много  «открытий».

Открытие первое: если человек не принимает систему власти, то его можно заставить сделать обратное. Для этого вовсе необязательно подвергать его физическому насилию, достаточно подвергнуть насилию его сознание. При этом желательно все сделать так, чтобы человек совершенного над ним насилия не замечал.

Открытие второе: легче всего подобное насилие можно совершить с помощью искусства. Подавляющее большинство людей мыслит образами, искусство же постоянно ими оперирует. После открытия Фрейдом подсознания стало очевидным и техническое задание обезбоженной красоты – прорваться, минуя человеческий разум, в подсознание человека и там работать с его смутными желаниями.

ХХ век – это штурм человеческого сознания. Крепость была взята с помощью подкопа под ее стены. И этим подкопом оказалась красота – один из главных даров Бога человеку. Красивые вещи человек воспринимает чаще всего непосредственно, без рассуждений, – последние  появляются позже.

 

Им все позволено

Мы уже говорили, что искусство во все времена было иерархичным. Одновременно существовала традиционная народная культура, которую основная масса населения не только использовала, но и создавала, и высокая культура, которую способны были создать и  оценить немногие – прежде всего представители высших сословий. «Демократическая» революция  всячески способствовала уничтожению традиционной культуры и созданию массовой культуры, с одной стороны, и новых, предельно отличных от христианских канонов норм высокой культуры, с другой.

В чем основное различие между традиционной культурой и массовой? Если в массовой народ только потребляет «красоту», созданную на тысячах фабрик, то в традиционной он еще и непосредственно причастен к ее созданию. Для этого достаточно сравнить народную песню, классический пример народного творчества, и попсовый хит, выпущенный на «фабрике звезд» города Н.: к мелодии, созданной на синтезаторе композитором Икс, крепко прикручен какой-нибудь исполнитель Игрек с соответствующим набором слов поэта-песенника Зет и соответствующей программой для привлечения потенциальных потребителей продюсера Эпсилон.

В результате «демократической» революции в искусстве народ оказывается лишенным не просто красоты, а соучастия в Божественном процессе, в котором с наибольшей силой раскрывается то, что человек – это образ и подобие Божие. Человек отчуждается от Красоты, то есть от Бога, он становится потребителем отчужденной «красоты», вернее, отчужденная красота начинает потреблять человека.

Можно задать вопрос: но чем так уж плоха пресловутая «отчужденная» красота, производимая на фабриках массовой культуры? Может быть, она и похуже неотчужденной, но все же – тоже красота?

На самом деле отчужденная красота к Красоте не имеет никакого отношения. Недаром Красота в христианской культуре – это одно из имен Бога. Поэтому проблема красоты для человека – это не только ответ на вопросы «что такое красота?»,  «что такое истина?», но и ответ на вопрос, как  конкретный человек к ней относится – приближается ли или удаляется от нее. Красота – это путь, и путь всегда только наверх. Красота – это преодоление и преображение самого себя и окружающего мира.

Инженеры «отчужденной» красоты, «творцы» «демократической» революции в своей работе присваивают то, что им не принадлежит. Они просто лжецы и воры. Таланты, данные им  Свыше, беззастенчиво ими присваиваются и направляются на порабощение других людей. В их головах  новый канон красоты — черный квадрат (предтеча современного телевидения и высокой моды), великий иконоборческий, а значит, и богоборческий манифест ХХ века. Вместо образа и подобия, вместо Первообраза – черный квадрат. «Бог умер» – и, значит, им все позволено. Позволено изменять направление жизненного пути людей – не вверх, к Красоте-Богу, а вниз – в плен и хаос собственных страстей. Позволено соединять несоединимые вещи, и в их руках «баунти» — это райское наслаждение, а какой-нибудь «фольксваген-пассат», оказавшийся в «райском» пейзаже, обещает своим потенциальным покупателям возможность «въехать в рай» на подобной машине.

Все высокое служит им для того, чтобы хорошо продавалось низкое. А низкое хорошо продается только тогда, когда на нем лежит отсвет высокого. И миллиарды вещей общества потребления настойчиво лезут в наши с вами глаза при помощи «их» рекламы с отчаянными призывами «Купи меня!» и недвусмысленными обещаниями приобщения к некоему новому миру «идеальных» вещей.

 «Бог умер» для инженеров «отчужденной» красоты, манипуляторов красивостью и потребителей их продукции, но это отнюдь не означает их безрелигиозности. Их религиозность просто принимает другие, более примитивные, формы. Потребители представляют собой армию фетишистов (фетишизм – одна из форм примитивной религии, представляющая собой поклонение определенной вещи, наделяемой всевозможными священными свойствами) всех мастей и направлений. Фетишем может стать что угодно – автомобиль, футбол, женская обувь, пиво, косметика… Список бесконечен.

Манипуляторы же красивостью (похищенной красотой) постепенно становятся почитателями более «почтенного» культа – культа золотого тельца, главного религиозного нерва общества потребления – капитализма, главного антагониста как Ветхозаветной Церкви, так  и Новозаветной. В словосочетании «золотой телец» современному сознанию непонятно второе слово.

На Древнем Востоке телец – это символ половой силы, поэтому культ золотого тельца кроме обожествления денег предполагает и обожествление пола, что влечет  за собой обожествление всех половых извращений. Неслучайно, что в современном либеральном обществе нам активно навязывают типы красоты сексуальных меньшинств, попросту половых извращенцев. Ни для кого не секрет, что среди манипуляторов красивостью встретить нормального в половом отношении человека часто очень трудно и целые сферы искусства доступны людям только с «определенной» половой ориентацией.

Культ золотого тельца предполагал и предполагает свое распространение половым путем. В древности в Финикии женщины всех сословий раз в год в течение трех дней приходили к храму богини плодородия и любви Астарты и бесплатно отдавались иностранцам. Именно таким образом иноземцы вступали в церковь золотого тельца. Поэтому неудивительно, что самую страшную метаморфозу в современном обществе потребления претерпел один из прекраснейших даров Бога человеку – женская красота.

С помощью обнаженного женского тела манипуляторы красивостью готовы взять любую крепость человеческого сознания, продать любой товар. С их точки зрения, «райское состояние» неразрывно связано с половым актом. Поэтому в мире капитализма продажа даже, на первый взгляд, самых безобидных вещей обещает потенциальным покупателям «райские наслаждения» от золотого тельца,  поэтому в этом мире должно соблазнять все.

Какой тип женщины во все времена добивался наибольших успехов в этом тонком деле? Конечно, ведьма, и «красота от ведьмы» победно шествует по просторам бывших христианских цивилизаций. Если раньше отношение в массовом сознании к ведьме было однозначно отрицательное, то теперь ситуация серьезно изменилась. Достаточно вспомнить «милого» Гарри Поттера, где его «плохая» тетя сообщила, как радовались ее родители, что их «хорошая» младшая дочь, родная сестра «плохой» тети, стала настоящей ведьмой, или современный мейнстрим высокой моды с его открытой пропагандой ведьмачества – серыми тенями для глаз и черным лаком для ногтей. Средства массовой информации работают в три смены, одновременно воспевая тип красоты «соблазнись сам – соблазни другого» (один из последних перлов – вино Московского межреспубликанского завода «Исповедь грешницы») и уничтожая альтернативные типы красоты – например тип целомудренной красоты, единственный предполагающий здоровую семью, а  значит, будущее любого народа.

Мир постепенно превращается в большой «глобальный» публичный дом, где каждому настойчиво предлагается принять участие в этом «увлекательном» приключении. Выбор предложений чрезвычайно велик: можешь стать простой вокзальной проституткой или бандершей российского сообщества поп-культуры, высокооплачиваемой валютной проституткой или победителем конкурса красоты — еще более высокооплачиваемой проституткой с возможностью непосредственно участвовать в мистериях культа золотого тельца (смотри фильм Стэнли Кубрика «Широко закрытые глаза»), простым менеджером с правом свободно покупать порнографические журналы в любом газетном киоске или высокооплачиваемым топ-менеджером  по продвижению продукции золотого тельца…

Так какой же выход для нас, для России из этого необыкновенного приключения? Вспомним классику, великого Козьму Пруткова: «Зри в корень». Сначала необходимо увидеть ключ проблемы, а затем сделать волевой выбор. Выбор у нас небольшой: либо Россия превращается в часть глобального публичного дома, отнюдь не парадную, либо  мы возвращаемся к собственному пониманию Красоты, прекрасно выраженному в главной идее нашего народа – идее Святой Руси. Причем современная  Святая Русь –  это не убогая стилизация Древней Руси, а напряженный путь вверх, преодолевающий все вызовы современного западного мира. И если Бог с нами, то кто против нас? Тем более, что побеждать мы умеем!

(60-летию Победы посвящается)

 

       Василий Пичугин

Кандидат исторических наук, гражданин Третьего Рима в третьем тысячелетии.

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru