Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Суп на Киевском вокзале

№ 58, тема Вера и дело, рубрика Милосердие

 

– Добрый день, – окликнул меня уже знакомый голос. Лена, с которой мы договаривались вчера по телефону, вопреки моим ожиданиям и представлениям, оказалась молодой, энергичной и очень улыбчивой девушкой. Она тут же подвела меня к группе людей, за которыми я до этого потихоньку наблюдала, пытаясь понять, наши ли это волонтеры. Я почти угадала. Большинство из них оказались теми самыми бездомными, которых приехала кормить Лена.

Одеты они были очень прилично, хоть и скромно, улыбались, о чем-то оживленно беседовали. Поручив переноску больших термосов с чаем и супом четверым мужчинам, Лена уже сосредоточенно разговаривала с одним из подошедших к ней с вопросом о работе: «Да, есть одно место. Охранником. Тогда чуть позже я дам телефон».

Расположились на скамейке в скверике. Рядом шумел Киевский. Бездомные быстро организовались в очередь, кто-то открыл термос с супом. Лена, предложив мне не стесняться, уже разливала его большим половником по пластиковым тарелкам. Волонтеры раздавали хлеб и ложки. Бездомные, получив свою порцию, отходили кто куда: кто-то – на соседнюю лавочку, кто-то садился на бордюр, кто-то прислонялся к дереву. По лицам было видно, какая это радость – есть горячее в такую погоду.

Меня окликнул пожилой мужчина, сидевший на лавочке рядом с термосом. Представился Николаем, сказал, что пишет книгу «О судьбах России», и я обязательно должна его сфотографировать. Пока я снимала, он оживленно рассказывал о том, что он из Одессы, пишет стихи, а сейчас работает над романом. Взволнованно поинтересовался, как лучше фотографироваться: в очках или без? От этого разговора меня отвлек так и не назвавший своего имени человек, который с жаром уверял меня, что «всё это вот от того, что нет в Москве любви и человечности». Именно поэтому он оказался на улице и вот уже шесть лет как бездомный. В ходе разговора стало ясно, что он не совсем бездомный – живет у каких-то инвалидов, причем со старушкой лет восьмидесяти даже расписан – чтобы было где жить.

Пока шла эта беседа, Лена начала разливать по второй порции супа. Меня в очередной раз поразил тот контраст, который нельзя было не заметить: все эти люди, пришедшие сюда, четко разделялись на две категории. Первые вполне соответствовали моим представлениям о бездомных людях: обветрившиеся лица, «капуста» из грязной одежды, мешок «всё свое ношу с собой» и легкий запах. Но были и люди в пиджаках, во вполне офисной, хотя и утепленной свитером одежде, выбритые. Все с удовольствием уплетали вторую порцию супа, хотя кто-то успел мне пожаловаться:

– Ну что это такое? Разве мужик может эту «водичку» есть?

Многие просили их не снимать. Но были и те, кто улыбался в камеру. Ко мне подошла женщина в черном платке:

– Девушка, Вы же для журнала снимаете? Снимайте меня. Я совершенно не против. Чего тут стыдиться? И так люди живут.

В толпе сильно выделялась пожилая женщина в большом количестве одежд и накинутом поверх всего этого великолепия синем дождевике: она не реагировала на ругань соседей и радостно восклицала: «Ой, наваристый!» Потом уже Лена сказала, что между собой ее все называют Примадонной Киевского вокзала. Тем временем остатки супа активно разливались по пластиковым бутылкам и бережно упаковывались в целлофановые пакеты. Открыли термос с чаем. Лена продолжала орудовать половником, параллельно выслушивая просьбы о том, что кому-то нужны кроссовки, кому-то – теплые носки и свитер. Кто-то спрашивал, нет ли какой работы.

В очереди уже начали ругаться: почему так медленно? Лена терпеливо всех успокаивала, отвечала на вопросы. Потихоньку бездомные начали расходиться, унося с собой в бутылках суп и чай. Каким-то образом стаканчик с чаем оказался и у меня. Я пила горячий чай и пыталась понять: как же Лена справляется с этим постоянно? Это же никаких нервов не хватит! Оставшийся чай разлили по стаканчикам и оставили на скамейке. Всю грязную посуду убрали в большой мусорный мешок.

Наше внимание активно привлекал Николай. Как оказалось, он и правда поэт. Он буквально заставил Лену включить камеру и минут пять вдохновенно читал свои стихи, одно из которых он посвятил Лене:


Елена – ангел во плоти.
Рука ее легка,
Ошибки, мать, мои прости.
Жизнь – бурная река...
Когда печальный небосвод
подымется в бреду,
К Елене бомж всегда придет –
И я ее пойму...
Вам плохо? Ангел прилетел,
Спускается с небес,
Златым крылом он вас задел.
Трепещет гордый бес...

 

Что-то было такое в этом стихотворении, полном благодарности и теплых чувств. Пока он искал что-то в своих бумагах, Лена дала мужчине, спрашивавшему о работе, обещанный телефон, и он сразу же стал звонить. Тут же подоспели другие заинтересовавшиеся, стали искать бумагу и ручку. Николай, предусмотрительно записав тот же телефон, вновь потребовал нашего внимания к рассказу о своей судьбе.

Он родился в Одессе, в семье, имевшей дворянские корни. Писал стихи с 10 лет, много путешествовал, даже баловался контрабандой в Голландии. Сложно сказать, можно ли ему верить, но сам себе он верил. «Пришел, увидел, наследил» – таково жизненное кредо Николая. По его словам, именно поэтому он пишет сейчас роман «О судьбах России», именно поэтому приехал в Москву – издать его. Как и почему он оказался на вокзале, он так и не смог объяснить. «Это же такой материал!» – восторгался он. – «Такие люди!» Сложно сказать, во что еще он верит. И верит ли вообще. Разве что в то, что Лена завтра принесет две тетради и бритву, а после обязательно поможет ему издать роман. Как? Он не вдавался в подробности. Лена может всё!

 

Не попасть мне после в рая теплый сад.

Я простой, несносный, с причудью солдат.

Заповеди сивые я не перечту.

Обойду игриво зыбкую мечту.

«Не убий» – возможно. «Не украдь» – едва ль.

Стать вампиром можно, если в силе сталь.

Помяни, родная, истины бойца:

Мне не нужно рая – спеть бы до конца.

Как старался тщетно не упасть с коня.

Ангел раболепный, рай не для меня.

 

Когда мы с Леной уже собрались уходить, чтобы где-нибудь тихо побеседовать, к скамейке подошла бабушка. Сначала понять, что она говорит, было очень сложно. Бабушка оказалась татаркой. С марта она не получала пенсию, потому что родные из Тобольска как-то перевели ее получение на себя. Лена задала несколько вопросов. Выяснилось, что бабушке сейчас и жить-то негде. Подошел человек, звонивший по поводу работы. Сказал, что завтра поедет на собеседование. Увидев старушку, тут же вспомнил, что на Курском вокзале работают социальные работники, дал точный адрес и назвал имя. Пока разбирались со старушкой, которая переминалась с ноги на ногу в холодных балетках, которые Лена обещала заменить на теплые ботинки, и плакала, что она не хочет в психушку (как Лена всё это выдерживает?!), Николай успел написать стихотворение и посвятить его мне. Нас он не хотел отпускать до тех пор, пока Лена не заверила его, что завтра обязательно привезет ему две тетради, чтобы он мог продолжать писать свой роман.

По дороге к Лене подошла женщина, спросила про работу. Я уже не удивилась, когда эта энергичная девушка тут же стала листать список контактов в телефоне и диктовать номер. А потом мы стояли и пили горячий чай.

 

Лена, знаешь, я заготовила целый список вопросов. Но после того, что я увидела, не могу не задать вопрос, которого в моем плане не было. Не тяжело тебе всем этим заниматься? Вокруг все чего-то требуют, ругаются, если ты просто объективно не можешь помочь и решить какую-то проблему...

Я как-то была уже ко всему этому готова. Я стараюсь молиться про себя. Мы все – и я, и волонтеры, когда приходим, молимся. А когда заканчивается это кормление, заходим в часовню на Киевском вокзале: молимся, благодарим Бога за то, что вот он нам дал возможность покормить бездомных. Бывают разные ситуации. Честно сказать, бывает, что я и срываюсь на них. Они меня понимают. Они, бывает, тоже на меня и кричат, и ругаются. Один раз нашему волонтеру один бездомный нос расквасил, даже поломал. Но волонтеры понимают, зачем они сюда идут. И меня Господь поставил на это место.

И давно ты занимаешься кормлением бездомных на Киевском вокзале?

Я занимаюсь этим с 2011 года. Я с разными людьми общалась, которые этим занимались. И одна женщина, которая сама кормит на Павелецком вокзале, мне сказала: «На Киевском никто не кормит». И вот мы с ее легкой руки стали здесь кормить людей. Уже кормим два года. Эта наша программа сейчас входит в программу «Помоги ближнему» Синодального отдела по делам молодежи.

А как люди становятся бездомными?

Бездомными становятся по разным причинам. На вокзалах, по крайней мере, четко выделяются две категории людей. Очень много тех, кто сам себя до этого состояния опустил и на самом деле уже привык к этому образу жизни. Такие люди не хотят из этого состояния выбираться. Они здесь живут, нашли здесь среду обитания, нашли знакомых. Они довольны положением дел, хотя Вам могут заявить о совершенно обратном. Вот, например, те бабушки, с которыми я разговаривала: они здесь живут, спят, приходят, обедают, уходят опять. Им, по-моему, уже и выбираться-то некуда, они никуда не хотят.

А есть те люди, которые случайно попали в положение бездомных: их обокрали здесь, на вокзале. Люди с сумками садятся отдохнуть в Киевском парке, покупают пиво или что-то другое попить. К ним подходят, садятся рядом, забалтывают и подсыпают клофелин. Они теряют сознание и засыпают. Их в это время обкрадывают. Очень много таких случаев было.    

Таким людям как-то можно помочь?

Таким людям обязательно нужно помогать. Их обязательно надо как можно быстрее вытягивать из этой среды. Вот для этого, я считаю, по большей части, мы и существуем. Есть бездомные, которых по внешнему виду от обычных людей и не отличишь.

Да, я обратила внимание: думала, что это волонтеры, то есть они очень прилично одеты и держатся уверенно.

У некоторых даже квартиры есть, но они малоимущие. Это отдельная категория. Понятно, что и на государственном уровне нужно что-то менять. Но еще важнее поменять психологию людей, их внутренние установки. Многие люди любят разгульный образ жизни, бродяжнический – это в крови. Им не сидится на одном месте, они никогда не откажутся от выпивки. А в качестве бонуса – отсутствие какой бы то ни было ответственности. Очень многие именно из-за этого здесь оказались. Вспомнить хотя бы Николая.

Мы проводим православную миссию среди бездомных – это обязательно. Несем им слово Божие. Как патриарх Кирилл сказал, чтобы они были не нищие, а нищие духом. Чтобы они смирились, попросили Бога о помощи, чтобы к Нему обращались в первую очередь, чтобы Господь им помог из этой ситуации выбраться.

Не было каких-то случаев неприятия, отторжения?

Нет. Они всё очень хорошо воспринимают. Я ни одного такого случая не помню. Здесь есть и мусульмане, но они говорят: «Мы уважаем православных». Так что распрей на религиозной почве у нас здесь не бывает. И молятся, и крестятся все. 

Меркантильный вопрос: откуда берутся средства на все ваши акции? Еда, одежда, билеты?

Спонсируют нас частные благотворители. А одежда – сейчас мы сотрудничаем с Патриаршим подворьем в Сокольниках. Опять-таки, есть частные благотворители. Нам вчера завезли большую партию продуктов и одежды. С завтрашнего дня будем приносить и раздавать одежду бездомным. А если завоза нет, мы в каком-то смысле на заказ работаем. Если, например, кому-то нужна обувь теплая, мы ищем ее либо по складам, либо через знакомых. Или я обращаюсь к людям, которые могут помочь и которых в Москве немало.

На билеты для отправки людей домой тоже раньше деньги давал частный благотворитель. Но сейчас этого уже нет. Так что пока собираем деньги своими силами. Даем объявления «ВКонтакте».

И как, получается из этого что-нибудь?

Да, люди жертвуют. Еще мы обращались в фонд «Помощник и благотворитель». Я туда приводила людей, у которых не было денег на билеты до дома. И им покупали билеты. То есть идет сотрудничество с разными организациями в плане социальной поддержки, но в дальнейшем мы планируем всё делать своими силами, не обращаясь за помощью к другим организациям.

Поговорим о больном. Какие сейчас есть проблемы?

Бездомным надо помогать. Их нужно социализировать. И мы одни не сможем. Тут хорошо бы, конечно, чтобы подключались и другие службы, и социальные работники. Ведь мы не специалисты. Ко мне сегодня бабушка подошла с вопросом о пенсии. А я об этом ведь вообще ничего не знаю. Тут нужен человек со специальным образованием. Но мы в обязательном порядке оказываем экстренную помощь: билет до дома быстро купить, лекарства какие-то, одежду.

Можно ли как-то поучаствовать в вашей работе? Уверена, многие из наших читателей если не в качестве волонтеров, то хотя бы материально захотели бы помочь.

Есть группа «ВКонтакте». Там всегда есть информация: http://vk.com/club26015539. А так мы кормим на Киевском вокзале по вторникам, четвергам и пятницам в 13:00. Всегда собираемся рядом с «коровой» – рестораном «Му-Му». Всегда рады добровольцам.

 

Мария Первозванская

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru