Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Квинтэссенция жизни

№ 58, тема Вера и дело, рубрика Кто такие...

 

Необходимое и достаточное

«Донор» – слово, заимствованное из латинского языка. Латинское donor, в свою очередь, произошло от глагола dono – «дарить».

В больницах, поликлиниках, общественном транспорте и даже на рекламных щитах вдоль дорог висят плакаты: «Поделись кровью!», «Стань донором!», «Подари жизнь». Что это: выполнение закона о социальной рекламе или попытка решить остро стоящую сегодня проблему нехватки крови?

Почему в канун 25-летия вывода советских войск из Афганистана, в самый разгар торжества, на праздничную сцену поднимается воин-афганец Тагир Исламович Чекушин со странным, совсем не торжественным призывом: «Соратники! Однополчане! Сейчас в Москве, в Крыму, на Украине не хватает крови. На операционных столах десятками умирают люди просто потому, что нет обычной человеческой крови. Люди, которых можно было бы спасти. Давайте организуем централизованную сдачу крови на базе городских поликлиник…»

По статистике, переливание донорской крови или ее компонентов хоть раз в жизни требуется 99% людей. В России (при необходимом минимуме доноров 40–50 человек на тысячу) реальное количество людей, сдающих кровь, не превышает 13–14 человек. И оно только уменьшается – приблизительно на 9,8% ежегодно.

По данным социологических опросов, 64% россиян ни разу не сдавали кровь, 11% поделились гемоглобиновой жидкостью всего один раз, 17% – от трех до пяти раз, 8% делают это часто, 63% не хотят сдавать, 21% – только при определенных условиях, и лишь 1,6% жителей страны являются донорами. 15% населения проблема нехватки донорской крови кажется важной.

Лучше ситуация вряд ли станет. А без донорской крови и ее компонентов невозможно помочь людям с заболеваниями крови и онкологией, жертвам аварий и террористических актов, хирургическим больным, пострадавшим от ожогов и травм и беременным женщинам... Список заболеваний, при которых требуется донорская кровь, почти бесконечен. А во время вооруженных конфликтов без нее умрет в разы больше людей, чем могло бы…

По мнению доктора экономических наук Михаила Делягина, после принятия закона, прекращающего выдачу донорам денежной компенсации за сдачу крови, нехватка будет только увеличиваться. Но и после вступления этого закона в силу еще находятся те, кому не лень встать рано утром и натощак поехать в пункт забора крови. Что же движет этими людьми?

 

Алексей Павленко

– Алексей, как давно Вы впервые сдали кровь?

– Кровь я начал сдавать примерно шесть лет назад. С тех пор я делаю это регулярно – раз в два месяца. С таким графиком связаны определенные трудности – приходится всё время следить за здоровьем, держать себя в тонусе. За неделю до кровосдачи важно не есть ничего, что может испортить кровь: жирного, жареного, молочного, алкогольного, острого (кетчуп, перец, чеснок); в идеале – курица, чай некрепкий, выпечки немного – лучше хлеб. В пост проще всего, но для крови нужно мясо, поэтому я обычно стараюсь сдавать кровь заранее – чтобы гемоглобин успел восстановиться.

 У нас с моим врачом регулярно возникают споры – он утверждает, что мне нельзя поститься. Но пока здоровье позволяет, я его не слушаюсь, и кровь всё равно проходит по показателям.

– Что подтолкнуло Вас сдать кровь впервые?

– Что подтолкнуло? До прихода к осознанной вере я достаточно сильно пил, запоями. Один из них закончился клинической смертью. Наверное, на этом месте должен был быть рассказ о том, что я видел там, но... Я не помню ничего. Помню только врачей вокруг, когда открыл глаза. Мне повезло – плохо мне стало много раньше, и меня уже везли в больницу. Моторчик остановился практически в дверях клиники. Не знаю, почему, но, с тех пор во мне что-то изменилось.

К вере я пришел в осознанном возрасте. Вернее, старушки привели. Я им на работе часто мелочь отдавал, когда они бутылки собирали. Одна меня всё время крестила: «Спаси Господь тебя, сынок!» Ну, видимо, Господь и услышал ее...

После смерти я начал искать смысл своего существования. Очень четко после больницы понимал, что раз Господь оставил меня здесь, то, стало быть, я не готов, нельзя мне к Нему – грехов вагон, надо что-то делать. Я действительно хотел, чтобы мое существование приносило пользу. И Господь ткнул меня носом в один плакат. Я его помню до сих пор: это был плакат с фотографией ребенка и заголовком: «Доноры – особенные люди». А под заголовком текст: «Донор может подарить еще один день рождения. Еще один день на пляже. Еще одну ночь под звездами. Еще один разговор с другом. Еще один танец. Еще одно свидание. Еще одну минуту смеха. Еще один шанс». И концовка: «Стань донором!».

 С этого момента вопрос «сдавать – не сдавать» уже не стоял. Я месяц (как раз пост был) просидел на хлебе и воде, дабы последствия пьянок вывелись из организма, и пошел. Не боялся абсолютно.

С тех пор так и пошло. Уже лет пять сдаю постоянно.

В больнице и чудо Господне видел. Малышке по роковой случайности влили кровь, инфицированную ВИЧ. Ей нужно было срочное переливание, а анализы опоздали на десять минут. Влили, и пришел ответ – ВИЧ. Мы всем храмом молились, я был в курсе ситуации, так как очень хорошо знал главврача. Его бы под суд отправили, но Господь явил чудо – через несколько месяцев анализы у девочки оказались отрицательными – не нашли ничего. Вообще. Абсолютно здоровый ребенок.

– Почему для Вас важно сдавать кровь?

– Потому что человек в этой жизни растет эгоистом. Я точно такой же, но не хочу таким быть. Приходится принуждать себя к добру. Тем более, много вокруг больных детей. Некоторые уже ангелами стали... а я, здоровый кабан, дожил до своих лет, но ничего этого не заслужил. Мне слишком много Господь простил, надо долги раздавать.

 Если бы можно было обменять жизнь алкоголика на жизнь ребенка, я бы не раздумывая согласился. У меня у самого растет дочка, что такое болезнь детей и как это воспринимается, я очень хорошо понимаю. Есть много мотиваций у доноров. Кто-то приходит за деньгами, кто-то – за выходными (день отгула + день к отпуску), кто-то считает, что это полезно – кровь сдавать. Я туда прихожу отдать другим частичку себя. Как раз получается, что в воскресение – к Чаше, а в понедельник я сдаю кровь.

– Привлекли ли Вы каких-то знакомых или друзей к донорству?

– Глядя на меня, начала сдавать кровь моя жена. Правда, она это делает при работе (к ним автобус приезжает), но делает. Я не могу, конечно, с уверенностью сказать, что это именно я сподвиг ее на решение стать донором, но не помешал – уж точно. Всё добро, в принципе, от Бога. Она сдает нечасто (женщины, в принципе, сдают реже), но всё же сдает. И кому-то это помогает.

Был сильно удивлен, когда близко знакомый священник, на мое предложение поехать вместе кровь сдать, отреагировал почти что омерзением. Вроде как – мою кровь, да кому-то?! У меня был друг Михаил. Когда он узнал, что я донор, он отреагировал более чем странно. Он мне радостно сообщил, что в детстве переболел желтухой и теперь ему донором быть нельзя! Как бы ни уговаривали и ни просили! Ура-ура-ура!

 Это одна сторона медали, есть и вторая сторона...

 Жил был один начальник станции железнодорожной. Когда к ним приезжали собирать кровь (такое практикуется на больших предприятиях), он всегда очень нехотя отпускал людей, говоря, что нечего ерундой заниматься, ведь им потом еще и выходной надо давать! А работать кто будет?! Господь, как всегда, самым лучшим способом дал понять... Мужик попал в аварию. Кровь нужна срочно, а ее нет. Ему прямым текстом говорят: ты умрешь, у тебя 4-я группа, в наличии ее нет. Спас врач, который лег на прямое переливание рядом с ним. Мужчина выжил. А бригаду врачей в следующий визит, когда они приехали за кровью, встречал с цветами...

– Как к этому относятся Ваши знакомые, коллеги, родные? Не считают ли Ваши неверующие знакомые основной мотивацией веру?

 – Из моих знакомых знают только жена, мама и священники в нашем храме, с которыми служим. Я стараюсь не афишировать. Если спросят – скажу. Если нет, то зачем кричать? Я так понимаю, что если есть в человеке желание отдавать, оно и так есть. Если его нет, то с ним хоть какие беседы проводи, всё равно ничего не докажешь.

Сейчас ситуация критическая: раньше платили 890 рублей, и народу сдавало много. Когда я ходил сдавать в прошлый раз (опять отменили выплаты), дали всего 270 рублей. Там не было никого – абсолютно пустой коридор. Я пришел один. Так что, видимо, смысла распространяться нет. Маме всё равно, она хмыкнула, когда узнала. Близкие друзья не в курсе. На меня, после того как из алкаша Господь сотворил что-то более приличное, многие уже рукой махнули. Кто-то откровенно глумился: кровь сдаешь, в церковь свою ходишь! Дом еще продай и нищим раздай!

Я не могу сказать, что привело меня на кресло донора. Вера ли? Или, наоборот, желание отдавать бескорыстно привело меня в храм? Не знаю, Алёна! Отдавать, в принципе, гораздо приятнее, чем брать. Так что, пока есть силы и здоровье, я не брошу сдавать кровь. Я видел, как умирают дети. Хотя бы ради этого стоит быть донором, пока есть что дарить...

– Алексей, спасибо…

– Алёна, еще одно. В заключение мне хотелось бы рассказать историю-быль. Я не знаю авторов, не знаю лиц – мне рассказывали как правду.

В один лагерь беженцев из Сербии после бомбежек приехали наши врачи – спасать тех, кого еще можно. Нашли тяжело раненную девочку и ее брата – вполне здорового. Нужна кровь, доноров нет. Мальчику 12 лет, девочке и того меньше. Как могли, спросили на ломаном русско-сербском, смог ли бы он отдать кровь сестре? Он помедлил и говорит – да. Взяли стандарт – 450 граммов. Он лежит и плачет. Врач спрашивает: «Неужели больно?» Тот отвечает: «Нет, страшно! Скажите, когда я умру?» Врачи в недоумении. Оказывается, из-за языкового барьера парень решил, что ему нужно отдать ВСЮ свою кровь сестре. И всё равно согласился.

 Эту историю я прочитал в то время, когда готовился пойти первый раз сдавать. С тех пор уже столько времени прошло, но плакат и этот рассказ до сих пор в памяти.

Алёна Калабухова

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru