Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Как заповедано

№ 58, тема Вера и дело, рубрика Родина

Миссионерские походы. Эта практика зародилась в России задолго до разрушительной революции 1917 года. Русская православная церковь всегда считала своим долгом принести свет Христовой веры народам, которые становились частью империи. Как было заповедано Христом, священники, как и апостолы, самоотверженно уходили в таежные леса, сплавлялись по рекам и крестили малые народы. В современной России эта практика по-прежнему актуальна – ведь сколько сейчас по всей стране сёл, деревень, затерянных в лесах, где о священнике слышали в последний раз как раз перед революцией. О том, как зародилась, а точнее, возрождалась практика миссионерских походов, нам рассказал их непосредственный участник отец Дионисий Денисов.

 

Батюшка, расскажите, как Вы впервые отправились на такое дело?

Наша семья была верующая, но не очень воцерковленная. Мне казалось, что церковь – это для бабушек, что молодым людям нечего тут делать. Но при храме святителя Николая в Кузнецах я встретил ребят чуть старше себя. Они произвели на меня такое впечатление! Все учились тогда в вузах уже. Причем, в первосортных: МГУ, МИФИ... Общаться начали как-то легко, мне сразу стало понятно, что с ними намного интересней, чем с другими моими знакомыми, неверующими. Я почувствовал, что люди эти все лучше, образованней, интереснее меня, и мне захотелось стать таким же.

В какой-то момент ко мне подошел мой друг (он теперь священник, отец Иоанн Захаров) и предложил поехать с ними в миссионерский поход. Что это такое, я, конечно, не знал, но предложение принял с радостью.

Как говорил наш батюшка отец Аркадий (сейчас он епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон): «Миссионерство нужно не только тем, кому ты несешь свет веры, но и самим миссионерам». Только спустя время я убедился, что он действительно был прав!

Куда Вы ездили с миссионерскими целями?

Всего я был в четырех поездках: в Архангельской области, два раза в Читинской области и в Алтайском крае. Почему эти направления? Тогда, конечно, я не задавался таким вопросом, но сейчас могу сказать, что там не хватает духовенства. Территории огромные! Бывает, что на несколько десятков километров никаких поселений. И на 5–6 храмов один священник. Телефоны там ловят не всегда, поэтому батюшка имеет четкое расписание, чтобы люди могли подготовиться к таинствам. Священник там дома практически не живет, всё время по кругу объезжает свои приходы. Это очень тяжелое дело. Еще хуже обстоит дело, когда нет храма, негде служить.

Вот наш знакомый, отец Александр Тылькевич, устроил перевозной храм в кузове грузовика. Военный ЗИЛ (или «Урал» – не помню точно), на нем можно и по плохой дороге… Заехал в деревню – и все желающие на службу приходят. Он их исповедует, причастит и дальше едет.

Каким образом вы с группой добираетесь до места?

Обычно еще в Москве идет работа по согласованию действий. Мы связываемся с епархией, спрашиваем, чем и когда можем помочь. Как правило, все очень рады такой помощи. Дальше связываемся с областной администрацией. Она дает нам автобус, и уже на железнодорожном вокзале или в аэропорту нас встречают и везут по заранее согласованному маршруту.

В чем же тогда сложность поездок?

Да, мы едем туда, где есть дороги. Но, поверьте, наличие пути – еще не самый решающий фактор. Весь вопрос в удаленности.

Как определяется, кто поедет?

Круг участников определяется за несколько месяцев до отправления. Понимаете, ведь это поход, там много вещей. И компания, в которой 15 девочек и 1 молодой человек, никуда не поедет. Должны быть парни, которые потащат тяжелые рюкзаки с необходимыми личными вещами: ведь никто не знает, какая погода и где нас застанет. Магазинов, куда можно сбегать и докупить что-то, у нас на пути нет. И еще общественная поклажа – облачения священников, церковная утварь, просветительская литература и листовки.

Что за листовки?

Это такие информационные листы с напоминанием, как нужно подготовиться к крещению, причастию.

Но есть же брошюры...

На практике оказалось так: те брошюры, которые мы раздаем бесплатно, быстро выкидываются, идут на растопку печей. Это недопустимо, там изображение Креста Господня. Тогда мы стали их продавать. Конечно, не по полной стоимости. Там совсем другие финансовые возможности у людей, за сто рублей они и не купят. А за двадцать – купят, но уже не выкинут, пожалеют денег. А тем, кто купить не может, как раз такие просветительские листы, памятки и раздаем.

Что еще необходимо взять с собой в такое путешествие?

Обычно берутся запасные вещи. Потому что всегда оказывается, что кто-то забыл спальник, у кого-то нет пенки… А еще несем с собой переносной храм.

Это какая-то большая палатка?

Не просто большая палатка! Это каркасный палаточный храм. Нам его сшили на заказ, он особенной формы, в нем есть алтарь. Чтобы научиться храм-палатку быстро собирать, мы провели несколько тренировок дома. Ведь когда мы приезжаем в село, надо храм собрать сразу. Местные видят, что что-то необычное происходит, заходят, интересуются.

Как всё это организуется?

У нас жесткий принцип разделения труда. Конечно, труд разный, и он по личным возможностям каждого участника распределяется. Если девушка – ответственная за облачения, то она отвечает за них постоянно: знает, куда они сложены, кто их несет. Она же их должна достать и приготовить для священника, отгладить, если нужно.

Разделение обязанностей очень важно, это организует работу и очень облегчает поход. Например, ребята собирают храм. В это время часть людей расклеивают объявления, ходят по домам, лично приглашают. Кто-то готовит храм к службе, кто-то начинает торговать литературой, кто-то раздает листовки.

Как люди реагируют, когда к ним стучат в дверь незнакомцы?

На это у нас целая стратегия выработана. Во-первых, подбираются люди, которые хорошо говорят, обладают особыми коммуникативными навыками. Потом, например, по двое никогда не ходят – либо один, либо несколько человек.

Почему?

Потому что по двое ходят свидетели Иеговы.

Вы с ними встречаетесь в таких глухих местах?

Огромное количество сектантов и инославных в нашей глубинке. Причем активные заселяются туда семьями. Православному священнику, который бывает там наездами, невозможно с ними конкурировать.

Где вы обычно останавливаетесь?

По согласованию с администрацией нам выделяют помещение школы или клуба. Там мы расстилаем наши пенки и спальники. Но готовыми надо быть ко всему – к отсутствию воды или, напротив, течи в крыше.

Что Вам дали эти походы?

Во-первых, они действительно больше мне оказались нужны, чем тем людям, к которым я ездил. Я отправлялся туда, как в приключение. Да и правильно это: когда тебе 16 лет, сложно завлечь какой-то серьезной работой. Но именно там я встретил будущую жену. И эти поездки сыграли важную роль в решении стать священником. Кстати, многие из тех ребят, с которыми мы там были, сейчас священники.

Почему Вы сами теперь не организуете подобные поездки?

На это есть несколько причин. Во-первых, у меня есть послушание тут, в Москве. Во-вторых, я плохой организатор. И в третьих – мне кажется, время таких поездок прошло. Они были необходимы несколько лет назад. Надо понимать, что совершаются они на спонсорские деньги, но малоэффективны. Как только священник уходит из села, там всё встает на старые рельсы. Чтобы создать там общину, надо прожить много времени, подавать личный пример жителям… Сейчас есть другие возможности для миссионера, приносящие больше плодов, в них и вкладывается больше средств. Хотя есть ряд молодежных организаций, которые подобные походы по-прежнему организуют.

 
Беседовала Александрина Маланина

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru