Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

В ритме вальса

№ 58, тема Вера и дело, рубрика Спутник

 

Бал. Даже у самого незаинтересованного человека это слово вызывает хоть какие-то ассоциации: танцы, платья, XIX век, галантные кавалеры, Наташа Ростова, млеющая от счастья... Что-то такое красивое, давно ушедшее в историю. Для кого-то это действительно прошлое, но есть люди, которые по-прежнему ценят ни с чем несравнимое удовольствие кружиться в стремительном вальсе, лихо отплясывать мазурку и звонко притопывать в такт польке. Есть еще галантные кавалеры и прекрасные дамы – на вечер, на один восхитительный вечер девушки надевают потрясающие бальные платья, а кавалеры – смокинги. Но конец бала – это не конец прекрасного. Эти люди умеют делать прекрасной и свою вполне обыденную жизнь.

А еще бал – это место, где царит романтика. Многие встречаются, влюбляются и создают семьи благодаря балам. С двумя такими семьями, во многом похожими, но по-своему разными, я и побеседовала, пытаясь понять, чем же так притягательны фрак и платье с кринолином.

Мы собрались в уютном кафе – я, Андрей с Таней и Саша с Олей.

Скажите, как так получилось, что вы стали ходить на балы?

Андрей: Я в исторические танцы пришел, потому что мне захотелось научиться танцевать вальс. Как-то скучным осенним вечером задумался: «А почему вдруг я не танцую вальс?» Я довольно быстро нашел через интернет студию, которая меня устраивала. Мне там понравилось. Мне там было хорошо, и я задержался, думая уже не только о вальсе. И серьезно увлекся историческими танцами. Жизнь у меня в то время такая была не очень интересная: аспирантура, работа, не хватало ярких, позитивных впечатлений, общения. И весь этот заряд бодрости и хорошего настроения мне давали танцы.

Таня: А мне моя одногруппница прислала приглашение на Русский бал, проводившийся осенью 2008 года. Тогда балы организовывались студией «Танец весны» и были по-своему уникальны.

И ты попала сразу на бал?

Таня: Не совсем. Я сходила на несколько мастер-классов, проводившихся перед балом. Пришла на бал, потанцевала и… как-то всё заглохло. Потом я попала на Рождественский бал и после него продолжила заниматься.

Оля: Я танцами занимаюсь уже лет семь. Узнала про них в паломнической поездке с «Молодой Русью». Одна девушка мне рассказала, что в ноябре будет бал, а к нему есть танцклассы – можно позаниматься немного. Так уж получилось, что бал как раз попадал на мой день рождения, так что я очень заинтересовалась. Получился замечательный день рождения, и я стала заниматься.

Саша: Я случайно. Шел по набережной, увидел брата моего одноклассника, который как раз там в количестве восьми человек что-то такое интересное делал – танцевал. Я к нему подошел, и как-то понравилось. А на балы я стал уже с Олей ходить.

А где вы познакомились, если не на балу?

Оля: На набережной и познакомились. А потом Саша уже начал серьезно заниматься.

Саша: «Заниматься» – это, конечно, сильно сказано. Я просто приходил на занятия.

Оля: Первое время мы просто вместе ходили на набережную – лето было, тепло. Осенью сходили вместе на несколько балов. Потом был перерыв в связи с подготовкой к свадьбе, а после нее еще серьезней стали заниматься.

Андрей: У нас знакомство получилось необычное. При танцевальной студии была любительская театральная студия, меня туда знакомые пригласили на небольшую роль. Там-то в поле моего зрения и оказалась Танюшка. И попала в мои цепкие объятия.

Таня: Собственно, это по роли так полагалось. Это был сложный период: у меня было две работы, аспирантура, я едва успевала на репетиции прибегать. Я пропустила несколько репетиций, и тут узнаю, что у нас новый актер. А потом мы стали ставить новый спектакль: всего на три роли, и мы получили две из них.

Андрей: Пока общались, выяснили, что оба ходим на балы. Даже были на одних и тех же, но взглядами как-то не зацеплялись. Стали ходить вместе. И вот так постепенно, идя этой дорогой, пришли к алтарю.

Правило трех раз нарушали?

Оля и Саша (в один голос): Всегда!

Вам ничего не говорили?

Саша: Я хожу на балы получать удовольствие. Если в программе анонсированы какие-то требования – дресс-код, количество и состав отделений, белые и черные танцы – я соблюдаю те правила, которые прописаны. Если в программе не сказано, что я должен танцевать только три танца со своей дамой, я с ней танцую, сколько хочу. Поэтому моя позиция, даже до женитьбы, была: если я пришел на бал с дамой, я, в первую очередь, слежу за тем, чтобы у меня была довольна дама. Если она хочет танцевать какой-то танец, но ее никто не приглашает, – ее приглашаю я. Если ее кто-то пригласил, тогда я приглашаю кого-то другого. Кавалеров всегда меньше, чем дам.

Андрей: В нашем случае правило трех раз так же презиралось. И нам за это доставалось конкретно. Мне несколько раз дамы делали замечание: мол, я компрометирую Таню.

Таня: Да ладно, неужели?

Андрей: Они говорили, что я бессовестный, мерзкий тип.

Таня: В XIX веке ему пришлось бы жениться на мне после первого же бала!

Балы помогали в общении, в развитии отношений?

Таня: Вообще танец помогает понять характер человека, потому что в танце сразу чувствуется, во-первых, как человек ведет, насколько он способен руководить тобой. Во-вторых, насколько он ведется сам, откликается человек на твою импровизацию или нет – это чувствуется сразу. И третье: насколько вам легко друг под друга подстроиться. Не могу сказать, что нам сразу было просто.

Андрей: Наверное, мне повезло больше – мне мало пришлось подстраиваться.

Таня: Конечно, ты же ведешь!

Андрей: Видимо, все тяготы пришлись на Танину долю. В то время меня с танцев надо было вытаскивать за уши, а Тане, наоборот, нужно было домой пораньше: там мама волновалась. После того как мы поженились, наоборот, меня уже отвлекала работа, а Таня продолжила заниматься хореографией, меня по возможности пыталась куда-то вытягивать. И тут я уже сопротивлялся, я хотел домой, на диван. Что-то, видимо, изменилось.

Таня: Я надеюсь, что это временно, потому что перед глазами есть очень много примеров, когда у людей и дети уже есть, а они танцуют.

Оля: У нас это получается. Надеемся, потом и дети будут танцами заниматься – пока они слишком маленькие.

Саша: Я, собственно, «заниматься» танцами начал уже после рождения детей. До этого учился по ходу танца. Вальсу меня учили три разных человека – все трое по-разному.

Оля: У нас перерыв был в связи с моей беременностью. Но теперь мы спокойно оставляем девочек с бабушкой – и едем на бал.

А брать девочек на бал не пробовали?

Саша: Мы видели, как семейные пары приходили с одним ребенком, но у них есть вариант передавать ребенка друг другу. А когда дочек две – никому не передашь, у каждого своя. С одним ребенком можно потанцевать, с двумя – уже нет.

Оля: Так что будем ждать, пока подрастут. Я думаю, с какого-то времени они начнут этим заниматься. Сейчас они с удовольствием смотрят видео с балов, им нравится слушать музыку и смотреть, как люди друг с другом танцуют.

Помните ваш первый бал? Вопрос Саше и Андрею: в каких платьях были Оля и Таня?

Саша: Точно! Первый совместный был в ГУМе, и платье у Оли было светлое. Я в них не очень разбираюсь, но светлое. Мне больше леденец фигурный запомнился с того бала.

Оля: Да, будущий супруг подарил мне петушка на палочке. Я просто очень люблю леденцы.

Андрей: А я могу сказать так: первый бал, где мы с Таней много и серьезно танцевали, сейчас трудно вспомнить. Но ты, Танюш, была в розовом платье, это я точно помню.

Таня: Что самое забавное, у нас днем был спектакль. Помню, как я потом за кулисами на чем-то – кажется, это были огромные музыкальные колонки – отглаживала свое бальное платье, а после спектакля мы бежали на бал.

К вопросу о платьях. Танцы-то исторические, нужен соответствующий костюм. Как выходите из ситуации: платья в стиле ампир сейчас в магазинах не продаются?

Андрей: Мужчине вообще легче поддерживать марку. Фраки всё-таки продаются. Дамам труднее: для них еще и правило есть: нельзя два бала подряд в одном платье приходить. А фрак – он и есть фрак. Я свой на заказ у мастера шил. Потому что на самом деле готовые фраки очень трудно подобрать по фигуре.

Таня: У меня первый вариант был совсем бюджетный: мое выпускное платье, я добавила только перчатки. Потом уже стала искать варианты с готовыми платьями. А когда уже более серьезно стали заниматься, я начала шить исторические платья у мастеров, которые этим занимаются. А вот Оля, я знаю, сама шьет.

Оля: Да, я шью все свои платья сама. Я специально не училась нигде. Сама постигаю это искусство. Первые платья у меня были современные, я просто их переделывала под исторические, немного украшала. Потом два платья у меня были от портнихи. А вот когда я с детьми стала сидеть, начала сама этим заниматься потихоньку. Я получаю от этого удовольствие.

А платья ты шьешь «точные копии исторических» или псевдоисторические?

Оля: Стараюсь шить именно исторические, насколько мои знания в этом вопросе позволяют. Я читаю источники, смотрю гравюры, картины. Конечно, это не реконструкция, а просто стилизация. Я получаю удовольствие от того, что создаю исторический образ. В последнее время я шью и на мужа. Это сложнее.

На балах сейчас очень жесткие требования к дресс-коду?

Таня: Смотря на каких.

Андрей: Мы сейчас больше ходим на такие, где требования довольно жесткие: например, костюмы в стиле ампир. И извольте прийти в стиле ампир. Прийти не по дресс-коду – дурной тон. Но есть балы, куда можно прийти просто в костюме и вечернем наряде.

Таня: Причем это распространяется и на кавалеров, то есть кавалер тоже должен быть одет в соответствующий фрак, потому что фраки в разные эпохи были разные.

Андрей: Я перед одним балом потерял свои белые перчатки, пришел в черных. А это был серьезный исторический бал, на который прийти в черных перчатках – было примерно то же самое, как если бы я пришел и облил всех ведром холодной воды. Что это за мужлан в черных перчатках? Мне так прозрачно намекнули на мою промашку.

Оля: И чем серьезней реконструкция, тем серьезней требования к костюму. Есть балы, на которых всё должно соответствовать, вплоть до того, что корсет должен быть из оригинальных материалов, ткань наиболее близка по составу.

Таня: Кринолин тоже должен быть историческим, потому что форма кринолина совершенно другая. Прическа должна быть историческая, причем все вот эти жуткие фитюльки, локончики, косички и весь прочий кошмар: это всё нужно делать, закручивать, закалывать. Кто-то получает от этого удовольствие, я лично – нет. Но, если надо, значит, надо.

Оля: Раньше существовало правило, что появляться два раза подряд в одном и том же платье – дурной тон. Понятно, что выполнить его досконально невозможно – слишком дорого сшить столько платьев. Но я пытаюсь перешивать, переделывать, чтоб они по-новому смотрелись. Спасает то, что всё-таки балы идут на разные эпохи, соответственно – разные стили платьев.

Таня: К тому же, одно платье можно «выгулять» в разных сообществах, которые устраивают балы. Но если ты ходишь на балы всё время, то некоторое количество платьев иметь логично. Это становится просто частью твоей повседневной одежды, потому что бал для тебя – это нормально.

А бывали какие-нибудь забавные моменты, конфузы?

Андрей: У меня есть любимое занятие – на юбки наступать!

Таня: Преувеличение! А вот у меня нет, по-моему, ни одного платья, на котором бы я не обкатала себе подол. Один раз Андрей мне наступил. Причем сделал он это, танцуя в соседней паре.

Андрей: Я помню, что на каком-то балу я оказался А. С. Пушкиным.

Таня: Снимали сюжет, посвященный дню рождения Пушкиной-Ланской, и почему-то нас попросили помелькать в этом сюжете.

Андрей: Они, видимо, посмотрели на гостей бала, и я оказался наиболее похожим на Пушкина. Сходство весьма сомнительное, но, как говорится, на безрыбье и рак рыба. И меня попросили изобразить Пушкина. Я сидел за столом, писал стихи. «Двигался в стиле эпохи», важно надувал щеки. Маячил перед камерой.

Оля: На нашей свадьбе был мини-бал, потому что Сашины друзья – не танцующие, и наш танцмейстер попытался втянуть в танцы максимальное количество гостей, рассказывал, как и что танцуется, и гости, при желании, могли в этом участвовать.

Саша: Мы вообще ставили танцы как исторические, так и те, что танцуют на набережной. Но на набережной, не секрет, не всегда танцуют строго исторические танцы. Там есть нововведения: на современную музыку старые схемы, но это весело, народу нравится. И вот на свадьбе объявили один из танцев. Танцмейстер – а он очень хорошо разбирается во всех исторических тонкостях и очень заботится о соблюдении всех правил – не знал, какая будет музыка. Он гостей расставил, объяснил тем, кто не знал, как им двигаться. И тут включилась музыка из «Шрека», у него просто ступор был: «Это?! Под это?!»

После того, как началась активная бальная жизнь, изменилось ли что-то в вашем поведении?

Саша: Я считаю, что нет, потому что я всегда в плане поведения был довольно аккуратен.

Оля: А мне кажется, что изменилось. По крайней мере, про себя могу сказать, что я стала более сдержанной, лучше с людьми стала общаться и сходиться. Кстати, молодежь, которая приходит, через какое-то время очень хорошо воспринимает манеры, учится этикету. Люди начинают и в повседневной жизни вести себя по-другому.

Андрей: Бал, даже самый демократичный, всё равно предполагает какой-то минимальный уровень вежливости, галантности. Для меня танцы были ощущением погружения во что-то, что я всегда подсознательно принимал как для себя естественное.

А много новых друзей появилось?

Оля: У меня да, за семь лет – очень много.

Саша: Я начал ходить на танцы не потому, что я люблю пышные наряды, это мне как раз не очень интересно. Я начал туда ходить потому, что мне понравились люди, с которыми я там познакомился, и потому что там было весело и интересно. Я хожу туда и сейчас исключительно поэтому. А красоваться я не люблю. Всё это пижонство. Что забавно, человек, из-за которого я туда попал, уже сам на балы не ходит. А меня затянуло.

Оля: Бал – это место встречи. У нас есть друзья, с которыми теперь только на балах и можно увидеться и пообщаться. Для этого существуют котильоны. Есть такой котильон, называется «Облатки», когда даме на плечи два кавалера кладут руки, и дама по руке на спине выбирает партнера, с которым будет танцевать. И если уж Саша оказывается сзади, – я его всегда по перчаткам узнаю, – выбираю другого кавалера.

Саша: Котильоны и ручейки – спасение. В этих танцах твоя дама точно не будет стоять у стенки. Во время перерыва времени на общение немного – поэтому стараешься пообщаться со знакомыми во время танца.

А сильно контингент изменился за последние годы?

Оля: Да, достаточно сильно. Очень многие молодые люди и девушки из «старых» переженились между собой или просто обзавелись семьями.

Бал, я так понимаю, способствует?

Оля: Да. Это тусовка МГУ – там практически все танцмейстеры переженились.

Саша: У них уже и дети маленькие у всех.

Оля: На самом деле, те люди, которые хотят найти вторую половинку, рано или поздно достигают на этом пути успеха.

Саша: Да, если ты всё-таки стремишься найти половинку, то там выбор очень большой. Девушки красивые, умные, с разными интересами. Так что совет будущим холостякам: если хотите остаться таковыми, не ходите на танцы!

 

 
Беседовала Мария Медведева

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru