Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Русские. Между крокодилом и львом

№ 57, тема Чудо, рубрика История

 

            Школьная история – полная идиллия: все объединяются вокруг Москвы. В реальности – страшный раздрай, и именно внутри московской элиты.

            Еще при жизни митрополита Алексея, который был в преклонном возрасте, Константинополь, вняв постоянным жалобам Литвы (митрополит Алексей открыто поддерживает Московское княжество), назначил митрополита Киприана, который должен был окормлять всё православное население Литовского княжества (три четвертых всего населения). После смерти Алексея Киприан должен был занять его место митрополита всея Руси.

             Решение Константинополя возмутило Дмитрия Донского. Он желал видеть Московским митрополитом своего человека. И сразу после смерти митрополита Алексея в 1378 году его духовник, священник Митяй, за несколько дней делает головокружительную карьеру. Белого священника постригают в монахи и поставляют в епископы. Именно он, по мысли Дмитрия, должен возглавить Русскую Церковь. Подобное своеволие князя вызывает жесткое неприятие среди иерархов и старцев Церкви. Дмитрий готов жестко подавить церковную оппозицию. Митрополиту Киприану он прямо заявляет, что арестует его, если он приедет в Москву. Нижегородского митрополита Дионисия он заключает в темницу за последовательное неприятие Митяя. Подобное поведение князя вызывает еще большее недовольство в церковных кругах. За Дионисия вступается Сергий Радонежский, он обещает князю, что если тот отпустит митрополита, то последний больше не будет выступать против Митяя. Дмитрий Донской идет на предложение Сергия. Но как только освобождают Дионисия, тот нарушает свое обещание и Дмитрию Донскому, и Сергию – и срочно отправляется в Константинополь, чтобы помешать поставлению Митяя в митрополита Московского и всея Руси. Дмитрий Донской в происшедшем винил и Сергия Радонежского. Раскол в московском обществе был налицо. Самые главные враги Москвы того времени – и орда Мамая, и Литва князя Ягайло – подобным обстоятельствам были чрезвычайно рады – теперь легче всего будет нанести смертельный удар по Москве.

            И именно в это время происходит одно из величайших чудес русской истории – явление Пресвятой Богородицы преподобному Сергию. Сам Сергий прекрасно понимал, что данное явление – не ему одному, а всей Руси. Поэтому об уникальном событии стало известно буквально всем.

            И князь Дмитрий Донской, чтобы преодолеть столь очевидный раскол, отправился накануне Куликовской битвы за благословением к Сергию Радонежскому. Сам князь и представить не мог, какое уникальное благословение даст ему преподобный. Сергий благословил участвовать в битве двух бывших бояр, иноков Троицкого монастыря. Причем прямо перед битвой он постриг их в Великую схиму (схимников всегда считали полководцами в сражении с силами зла).

            Современный секулярный человек, зная об этом факте, ничего не понимает в языке Средневековья, поэтому содеянное Сергием полностью ускользает от его сознания. В 1375 году, когда Дмитрий Донской начал войну против Мамая, Сергий Радонежский выступил против этой войны. Теперь же он не просто благословляет войско Дмитрия Донского на решающую битву, а дает четкое понимание всем – предстоит бороться с армией, которая является материальным воплощением зла в данный исторический момент. И можно предположить, что это сакральное знание Сергий Радонежский мог получить именно от Богородицы. Ведь Дмитрий Донской позвал на Куликово поле даже простых ратников, то есть вчерашних крестьян – у них шанса уцелеть в этой битве практически не было. К тому же любой русский человек мог сказать, что выступление против ордынцев – это выступление против законной власти, и во всём виновата гордыня князя. Поэтому свидетельство Сергия Радонежского о предстоящем противнике было прочитано всеми – перед нами зло, и его надо либо победить, либо погибнуть. Тем более что единственный раз в отечественной истории битва началась поединком, причем с русской стороны участвовал СХИМНИК в СХИМНИЧЕСКОЙ одежде. С этим фактом не могла смириться советская пропаганда, поэтому на хрестоматийной картине Авилова времен Великой Отечественной войны «Поединок Пересвета с Челубеем» Пересвет изображен в воинских доспехах. Напомним еще раз – сражение схимника Пересвета в схимнической одежде – это последнее напоминание всем русским воинам на Куликовом поле, какой враг стоит в этот раз перед ними. Забавно, что и в наше время бред вокруг интерпретации одеяния Пересвета продолжается. В таком популярном источнике как Википедия представлена следующая версия: дескать, у Челубея было копье, которое было на метр длиннее других копий, поэтому обычно вооруженный воин не имел в сражении никаких шансов, а мягкие ткани схимнической одежды позволяли надеяться на то, что копье прошьет их, и Пересвет сможет достать своим копьем противника.

            Итог сражения всем известен – грандиозная победа. Все понимали, что произошло какое-то небывалое чудо. Ведь разгромили не просто какое-то ордынское войско, а армию, у которой не было слабых мест (у ордынцев была даже прекрасная пехота – наемники из Европы). В результате Дмитрий Донской примирился и с митрополитом Киприаном, который возглавил Русскую Церковь.

 

            После Куликова. «То секам, а то пал»

            Но буквально через два года законный чингизид Тохтамыш, который благодарил Дмитрия Донского за победу над узурпатором Мамаем и предлагал возобновить выплату дани, нанес мощнейший удар. Москва была сожжена благодаря в том числе и предательству главного союзника Москвы – Нижегородского княжества. Именно нижегородский князь убедил москвичей, что к ним Тохтамыш, их законный правитель, не имеет никаких претензий – все проблемы в Дмитрии, в его гордыне, и что надо просто сесть за стол переговоров. Итог переговоров известен – вся московская делегация убита, Москва сожжена – Дмитрий захоронил 24 тысячи трупов, старшего сына Василия пришлось отправить в Золотую Орду. Казалось, что теперь Тохтамыш настолько жестко держит свою руку на пульсе Москвы, что о каком-то ее возвышении можно было забыть всерьез и надолго.

            Но Тохтамыш отплатил черной неблагодарностью великому Тамерлану, с помощью которого он и стал правителем Золотой Орды (тот поддерживал его почти два десятка лет). Тохтамыш начал завоевывать земли, принадлежавшие его покровителю. Взбешенный Тамерлан лично возглавил поход против Тохтамыша и разгромил его войска в битве при Кондурче (нынешняя Самарская область) в 1391 году. После такого разгрома Тохтамышу нужна была уверенность в своем русском тыле и деньги. И то, и другое могла дать только Москва. Поэтому без всяких битв Москва от вчерашнего разорителя получила такой подарок, который окончательно застолбил за ней место кандидата номер один в деле объединения русских земель. К Москве в 1392 году решением Тохтамыша было присоединено Нижегородское княжество. Еще 30 лет назад Нижний Новгород наравне с Москвой, Литвой и Тверью мечтал возглавить все русские земли, затем состоялся стратегический союз с Москвой, а затем последовало разобранное выше предательство. Итог известен – Нижний прекратил свое самостоятельное существование. Московская правящая элита, даже та ее часть, которая после поражения от Тохтамыша впала в «законный» пессимизм, снова была уверена, что Промысел Божий ведет к возвышению Русской земли.

 

            Железный Тимур

            Пока москвичи ошарашенно переваривали новое приобретение, перед московским княжеством снова встала смертельная опасность, причем казалось, что шансов ее избежать нет никаких. На Москву шел непобедимый Тамерлан. Для него Москва была лишь одним из уделов его противника – Тохтамыша, из которых тот черпал ресурсы для войны против него. В 1395-м Тамерлан разгромил Тохтамыша на реке Тереке и прошел огнем и мечом почти по всем основным волжским городам Золотой Орды. Именно нашествие Тамерлана окончательно подорвало могущество Золотой Орды. Последней в списке земель Золотой Орды, которые подлежали полному разорению, значилась Москва. И этот поход состоялся. В Москве нашествия ждали и прекрасно осознавали, что шансов достойно противостоять на поле боя лучшей армии того времени нет. Надежда оставалась только на помощь СВЫШЕ. По свидетельству очевидцев, об избавлении от нового нашествия в Москве молились все. По решению митрополита Киприана в столицу перенесли одну из главных святынь Руси – Владимирскую икону Божьей Матери. И чудо произошло. Тамерлан после сна, в котором видел громадное войско во главе с «Царицей невиданной силы и красоты», отступил. Безусловно в отступлении Тамерлана присутствовали вполне земные мотивы. Его войско находилось за четыре тысячи километров от своей столицы – Самарканда. Тамерлан всегда серьезно относился к разведке и, уже находясь в русских землях, прекрасно понимал, что никакой поддержки Тохтамышу Москва оказывать не собиралась, как всегда, на окраинах его гигантского государства было неспокойно, а тут еще сон, который его личные толкователи сочли неблагоприятным... В общем, он ушел. Русские люди того времени пережили шок – масштаб происшедшего чуда был настолько явен, что дух захватывало. К тому же все прекрасно понимали: кому многое дано, с того многое и спросится. Ведь буквально за три года без всякого пролития крови – сначала главный враг делает сногсшибательный подарок и устраняет конкурента, а затем враг врага приходит и уничтожает врага, заносит меч и над Москвой, но так и не опускает его. Мало того, после похода против Золотой Орды Тамерлан разгромил в битве при Анкаре в 1399 году турок Баязета, чем на полстолетия продлил существование Византийской империи. Недаром событие 1395 в сознании современников значило больше, чем Куликовская битва.

 

Между крокодилом и львом

            Для удобства повествования выше говорилось только о проблемах Москвы на восточном направлении. Но на Западе существовал еще один сверхгрозный соперник, который в 90-е годы XIV века четко поставил задачу захватить все северорусские земли, – Великое Княжество Литовское. На три четверти это государство состояло из православных русских людей, но правящую элиту составляли литовцы-язычники, которые всё четырнадцатое столетие решали, какой вариант христианства принять – католицизм или православие. В случае последнего выбора, безусловно, шансы на то, что именно Вильно стало бы новой столицей объединенных русских земель, были бы громадными. И многие деятели православной цивилизации искренне надеялись на это. Но Литва сделала другой цивилизационный выбор. Ее знать выбрала католицизм. Поэтому если в присоединении древних русских земель к Литве в середине XIV века многие видели благо, то подобные попытки в конце столетия воспринимались как однозначное зло. Ни у кого не было сомнения, что сделает со временем католицизм с православием на присоединенных землях – католики со схизматиками не церемонились – от былого христианского единства почти ничего не осталось.

            Именно литовское войско во главе с Ягайло как шакалы ждали исхода Куликова поля –  надеясь на то, что им удастся добить слабейшего. Но, несмотря на понесенные потери, войско Дмитрия Донского было тогда еще боеспособным.

            В 90-е годы XIV столетия наступление на Русь возглавил литовский князь Витовт. Этому наступлению способствовало то, что московский князь Василий, сын Дмитрия Донского, был женат на его дочери Софье. И Витовт, организовавший этот брак, который, безусловно, повышал статус Василия (но и делал зависимым в определенных вопросах), очень надеялся, что с помощью него многие русские земли войдут в состав Литвы. Самый грандиозный шанс представился Витовту в 1399 году. Тохтамыш, разгромленный Тамерланом, никак не мог смириться с поражением. За помощью он обратился к Витовту. Витовт согласился помочь ему вновь вернуться на престол Золотой Орды, но при одном условии – русские земли должны отойти к Литве. По сути, то, что произошло с Нижним Новгородом, теперь должно было произойти с Москвой.

Витовт не сомневался, что без помощи Орды он с Москвой разберется. Главная битва, в которой решалась участь Москвы, произошла на реке Ворскле без участия москвичей. Армия Витовта была уникальна по составу: в ней были литовские отряды, отряды русских князей, татары Тохтамыша, польские отряды, рыцари Тевтонского ордена (подобного этнического сочетания больше невозможно найти ни в одном другом сражении). У армии была артиллерия. Армии Витовта противостояла армия Темир-Кутлуга, ставленника Тамерлана. Казалось, у последнего не было никаких шансов. Ордынский полководец, казалось, сам осознавал это и начал мирные переговоры. Но условия Витовта были настолько оскорбительны, что Тимур-Кутлуг предпочел поражение в битве, чем подобный мирный позор. Но победили татары Тимул-Кутлуга, войска Витовта были разгромлены полностью, хотя и потери ордынцев были колоссальны. Не увидеть в этом Промысла Божьего было очень трудно. Москва в очередной раз за небольшой промежуток своей истории могла говорить о совершившемся чуде. Показательно, что в этой битве пал знаменитый герой Куликовской битвы – воевода Боброк-Волынский, который нанес тот известный всем удар запасного полка, решивший исход Куликова поля. Боброк-Волынский, по всей видимости, после разгрома Тохтамышем Москвы, после того, как князь Дмитрий Донской снова начал платить дань Орде, ушел в независимую Литву. 15 лет, прошедшие после его ухода, показали его неправоту, хотя в момент его выбора многие бы его поддержали и были уверены, что именно Литва снова объединит русские земли в великую православную державу.

            Витовт по инерции еще продолжал натиск на Москву. Но всё завершилось стоянием на реке Угре в 1408 году – армии готовились к решающему сражению, но как только Витовт узнал о прибытии в московское войско татарских отрядов, сразу согласился на мир – память о разгроме на Ворскле была еще очень свежа. Больше ни разу Литва не угрожала независимости русских северо-восточных княжеств. В следующие войны Литва уже только оборонялась. Орда тоже по инерции продолжала удерживать русские земли – в том же году состоялся последний большой набег на Москву Едигея. Но никаких последствий, хоть как-то

напоминавших последствия набега Тохтамыша, не было (Москву в этот раз взять не удалось). Золотая Орда ослабела. И вопрос ее распада был уже только вопросом времени.

            Таким образом, в течение четырех десятилетий конца XIV – начала XV веков Москва и контролируемые ею русские земли напоминали мультипликационного барона Мюнхгаузена, который оказался между крокодилом и львом, каждый из которых мечтал его съесть. В мультфильме Мюнхгаузен в самый последний момент с помощью уток, которых он до этого поймал, поднимается над землей, а лев, совершавший свой решающий прыжок на барона, попадает в пасть крокодила. Утки «вознесли» Мюнхгаузена над хищниками. Подобное реальное вознесение Московского княжества наблюдали русские люди, между тем совершавшие неимоверные подвиги в описанный нами период отечественной истории. Ибо – на Чудо надейся, а сам не плошай!

             

            Василий Пичугин

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru