Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Господи, верни мне ребенка!

№ 57, тема Чудо, рубрика Образ жизни

 

Чудеса любят все, то есть люди всех верований и неверований.

Похоже, это еще из области детства, когда мы пребываем в наивном неведении, а наши мечты осуществляются стараниями любящих родителей.

Взрослея, мы начинаем понимать, что есть ситуации, выправить которые никакими земными средствами и силами нельзя, и тогда (к сожалению, зачастую только тогда) мы обращаемся к Силам Небесным.

И в разговорах, если речь заходит о чуде, каждый, вспоминая свой личный опыт, радостно и согласно улыбается и кивает головой: «Да, конечно, и со мной это было!»

 

Кто-то вспомнит, как по молитвам к святителю Николаю нашлись ключи. Или как неожиданно, при одном только растерянном вздохе, вдруг бухгалтер пригласил получить зарплату. Кого-то по утрам регулярно будит Ангел Хранитель, а не прерванная песня будильника.

Но самые главные, самые весомые чуда мы обычно храним глубоко в памяти своего сердца. Глубоко, потому что связаны они бывают с жизненными потрясениями и даются нам на самом пределе напряжения нервов и душевных сил.

И слава Богу, что когда что-то случается, вся трагичность случившегося, вся его безысходность осознается нами постепенно, не сразу в полном объеме, как бы щадя нас и учитывая наше несовершенство. Постепенно заслоняется беспечальное солнце нашей души и какое-то время не верится, что уже нельзя найти выход, но приблизившаяся тьма сгущается, накладывает свою тревожную тень, а чуткое сердце замирает, и губы непроизвольно шепчут испуганное «Господи, помилуй!»…

Еще мгновение – и осознание беды всей своей безысходной тяжестью готово упасть на твое сжавшееся в страхе сердце.

 

Замирает мысль, она уже не ищет лихорадочно выхода, и душа, всем своим невидимым взором, устремляется с мольбою в доселе неведомую, вдруг открывшуюся ей огромную бархатную бездонность! Устремляется в сверхнапряженном ожидании помощи, ответа на мольбу и решения твоей судьбы.

В глубокой глубине маленький трепещущий комочек теплящейся надежды вопреки всему заставляет закричать уже не голосом, а каждой рвущейся от боли клеткой всего твоего существа: «Господи, помоги! Богородица, спаси!»…

А дальше… стоп кадр… и… тишина…

На мгновение остановилось время. Движение в сторону, казалось, неминуемой катастрофы прекратилось, и падающая на тебя скала вдруг замерла, удерживаемая чьей-то невидимой, могучей рукой, и, как послушный детский кубик, встала на место…

Снова светит солнце. И то непоправимое, что вот-вот должно было произойти, – остановлено Тем, к Кому ты воззвал из последних своих человеческих сил.

 

Все эти чувства мне дано было пережить, когда моей дочери было 8 лет.

Из всех моих волнений за нее, пожалуй, в это время преобладал страх потерять ее где-нибудь в толпе.

Нам нужно было навестить нашу родственницу…

Подземный переход станции метро «Выхино» часам к шести вечера выбрасывал лавину возвращавшихся с работы. К этому времени из ближайшего Подмосковья обычно съезжались бабушки, в надежде продать нехитрое свое имущество. Они вставали двумя шеренгами от выхода из метро, образуя узкий коридор, по которому и двигался усталый людской поток, направляющийся основной своей массой на огромный рынок, живший своей торговой жизнью за спинами бабушек.

 

Меня и мою дочь метро выплеснуло вместе с людским потоком прямо в «бабушкин коридор». Пройдя быстрым темпом метров двадцать и судорожно держа (чтобы не оттеснили) дочь за руку, я остановилась около продавщицы шнурков (ну нужны они мне были).

Лишь какое-то мгновение мне понадобилось, чтобы расплатиться и… потерять дочь!

Я растерянно оглянулась по сторонам, прошла взглядом коридор продающих, с опаской посмотрела в сторону рынка, уже заблокированного

народом. Дочери нигде не было!

«Ариша», – вполголоса позвала я.

Потом громче… громче… и громче! Я перешла на панический крик!

Я отбегала от «шнурков» вдоль коридора на несколько метров, звала и снова возвращалась, понимая, что если дочь отошла, то вернется и будет искать меня там.

Десять метров назад к выходу из метро – десять метров вперед к рынку… десять метров назад – десять метров вперед… назад-вперед… назад-вперед с разрывающейся от ужаса и боли душой!

Солнце быстро садилось, надвигалась серая мгла осеннего вечера. Люди превратились в силуэты и просматривались как сквозь мутное стекло.

Я продолжала метаться от одного конца продающих до другого и уже до хрипоты звала дочь, а сердце, замирая, стучалось в Небесные Обители.

Но кричала не я одна!

Рядом со «шнурками» стояла усталая женщина, держась за ручки инвалидной коляски. В коляске, бессильно свесив голову и ручки, была девочка лет семи, видимо, с ДЦП. На груди женщины висела табличка с просьбой оказать помощь.

До сих пор она стояла молча, но как только я стала звать дочь, стала кричать и она: «Помогите моему больному ребенку!» И чем громче взывала я, тем громче кричала и она, уже явно обращаясь ко мне.

В моем оцепеневшем от ужаса сознании мелькнуло досадливое: «Да не против я помочь твоему ребенку! Ну, подожди же, мне не до тебя! У меня ребенок пропал!!!»

Мысль о том, что дочь могла каким-то образом уйти на рынок, была самой невыносимой: «Там я ее точно не найду!»

Когда уже в полной истерике я в очередной раз поравнялась с коляской, женщина опять крикнула, хлопнув рукой по табличке.

Лихорадочно-досадливо я раскрыла кошелек. Сверху лежало 5 тысяч рублей. «Пускай много, ну и возьми!» И из последних сил: «Матерь Божия, ПОМОГИ!»

…Я пробежала всего несколько шагов – за мной уже бежали с радостными криками: «Женщина! Ваш ребенок нашелся!!!»

«Богородица!» – только и выдохнула я.

 

Мы вернулись домой в слезах обретения друг друга.

– Доченька, ну как же ты ушла от меня?!

– Мамочка, а я от тебя и не уходила! Ты купила шнурки, взяла меня за руку, и мы пошли на рынок.

– Как за руку?! Может быть, это была не я?

– Нет, мамочка, это была ты. Ты была в такой же курточке, с такой же сумочкой и в очках. Мы подошли, где продают зелень. Я посмотрела в сторону, а когда обернулась – ты исчезла. От горя я даже не кричала и не могла плакать. Я боялась куда-нибудь идти. А потом ко мне подошла какая-то женщина и спросила, как меня зовут. Она взяла меня за руку и сказала: «Пойдем, Ариша, тебя мама ищет…»

 

Впоследствии я много раз перебирала все подробности произошедшего.

Как я бегала и твердила: «Господи, верни мне моего ребенка!»

Но и у той, которая была с инвалидной коляской, тоже был ребенок! Ее ребенок.

В душе же моей осталось сильнейшее ощущение сурового, предостерегающего чуда: будь милостива к другим!

 

Людмила

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru