Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Странно ли это - быть странником?


В тот момент, когда мы решили встретиться с Николаем Литау, автором идеи кругосветного плавания под парусом по всем четырем океанам планеты, в Москве его уже не было. Он уже бороздил воды Атлантики. Мы связались с капитаном по электронной почте и через несколько дней получили ответы прямо с яхты.

– Николай Андреевич, считается, что на Земле уже не осталось точек, не  нанесенных на карту мира. Значит, миссия открывателей и первопроходцев осталась в прошлом. В чем же миссия современного путешественника? Она вообще существует или он путешествует просто «для себя»?

– Все мы делаем для себя, и путешествуем в том числе. Разве что избранные живут исключительно для народа, Госдума например. Открыть новые земли, действительно, уж не получится. Но возможны открытия другого рода. Путешествия Тура Хеердала не открывали новых земель, но позволили  лучше понять историю расселения человечества. Его путешествия вызвали цепную реакцию плаваний-реконструкций: Тим Северин на «Святом Брендане» и «Арго», оппоненты Хеердала на полинезийских катамаранах, экспедиции на кочах и ладьях наших соотечественников из Петрозаводска. И каждое из этих путешествий позволило по-новому взглянуть на нашу историю, лучше понять ее. Мы прокладываем свои маршруты. И хотя они пройдены до нас, но не пройдены так или на судне такого класса. Зачем это? Такой же вопрос можно задать покорителям вершин или полюсов. Вроде бы и нет практической пользы. Но не хлебом единым...

– Путешествие – это реальность или уход от нее?

– Реальность, как реален мир, в котором мы перемещаемся, реальны люди, с которыми встречаемся, реальны книги и фильмы, которые остаются.

– Почему для путешествий Вы выбрали именно яхту? Почему назвали ее«Апостол Андрей»?

– Не мы выбираем дороги – что-то, что внутри нас, выбирает дороги, которыми идем. Я не помню, чтобы сидел и размышлял над тем, что выбрать для  путешествия, – просто мне хотелось совершить кругосветное плавание. А на чем  его еще можно сделать, как не на яхте? И вообще только морские путешествия - реально кругосветные (ну и по воздуху), остальные «кругосветчики», чтобы замкнуть кольцо, все равно прибегают к помощи водных или воздушных средств.

Яхта Апостол Андрей

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

- Выбор названия для яхты был долгим и непростым, проект первой кругосветки – амбициозным, год старта – 1996, год 300-летия российского флота. Хотелось, чтобы в названии отразилось все: и кругосветка, и ее меридиональность, и Севморпуть, и Россия. Но объять необъятное невозможно. Были и другие резоны: поиски денег, спонсоры. И в какой-то момент возникла идея: обратиться за благословением к Патриаху всея Руси Алексию II. Благословение было получено, а с ним и имя. Оно чудесным образом объединило все: Андрей Первозванный – покровитель России, покровитель моряков, Андреевский флаг осенял все выдающиеся плавания наших предков.

– Яхтенный капитан для Вас – профессия или хобби?

– Яхтенный капитан – это вообще-то моя яхтенная квалификация и диплом. Ну а если в общем плане, то до 1993 года хобби, после – профессия.

– С тех пор, как Вы решили отравиться в кругосветку, Ваш образ жизни изменился?

– Конечно, изменился. Прежде я большую часть времени проводил в Москве, на работе и дома. Но все отпуска – обязательно в турпоходе. К отпускам присоединял отгулы и учебные отпуска, когда учился в институте. Сейчас меня по году не бывает дома (зато все время на работе). В периоды между плаваниями – тоже множество поездок, к тому же яхта базируется в Петербурге, и я  много времени провожу там.

– Трудно ли было на это решиться? Ведь могло же не получиться?

– Какие-то сомнения определенно были. Полгода я сидел на двух стульях: подготавливал строительство яхты и оставался начальником гаража на основной работе. 1 июля 93-го была заложена яхта, а в августе я, сдав дела, оставил автохозяйство. Может, было проще, потому что в те годы все менялось и многие встали перед выбором: куда идти дальше. Предприятие, на котором я работал, в прежнем виде все равно перестало существовать.

– Как отреагировали окружающие Вас люди на это решение? Для Вас это имело значение – что они думают по этому поводу?

– Отреагировали по-разному: кто-то не поверил в реальность задуманного – побесятся и успокоятся, другие завидовали, третьи просились в соучастники. Большого значения не имело – все равно решил идти вокруг света и поворачивать назад не собирался.

– Самый серьезный момент за всю историю Ваших путешествий?

– Самый серьезный момент – это тот, который приключается в данный момент. Когда потеряли винт у Канар – ну, казалось... Поменяли. Потом потеря руля на юге Индийского океана – вот здесь уж действительно думал, что настал финиш плавания. Но вывернулись. Во втором плавании затерло во льдах Канадского Арктического архипелага, и вновь мог настать конец. И все-таки, наверное, потеря руля. Может, потому, что те приключения позволили команде измениться качественно. А во льдах от нас почти ничего не зависело – либо льды нас выпустят, либо раздавят. Когда в конце второго похода опять был потерян винт, то это уже ничего, кроме досады на ненужные проблемы, не вызвало.

– Что для Вас означает «свобода»?

– Свобода – это осознанная необходимость. Была свобода выбора – идти или нет в кругосветку. И дальше свобода кончается. Свободен выбрать маршрут в частностях, но не свободен изменить глобально, потому что за этим стоят идея, ожидания людей, тебя поддержавших и доверившихся. Свои правила диктует океан, нужно учитывать и их тоже, и многое другое. Опутывают незримыми нитями современные средства связи. Нужно писать сообщения на сайт и отвечать на Ваши вопросы, вместо того чтобы лежать на баке, смотреть на Южный Крест и поплевывать за борт. С другой стороны, когда появилась возможность занять место капитана на мостике частной яхты, я отказался сменить свой  «свободный» полуголодный полет на сытую привязь у причала. Надолго ли...

– Как Вам видится оттуда: с яхты, из океана – наша повседневная жизнь?

– Даже не знаю, что ответить. Иногда завидуем, когда здесь прижмет, иногда радуемся, что не надо с вами стоять в пробках. Сочувствуем близким, которым без нас, однозначно, сложнее.

– Как Вы думаете, Николай, в чем подвиг: изо дня в день жить повседневной семейной жизнью, не мечтая о журавле в небе, или решиться вырваться из повседневности?

– Иногда услышишь: «Подвигом была вся его жизнь». Позволю себе усомниться. Подвиг не может длиться всю жизнь, также он не может длиться одиннадцать лет. Даже у Мюнхгаузена подвиг планировался один раз в сутки, не помню, перед обедом, что ли. И мы, сменив повседневность земной жизни, имеем повседневность морскую. Может, она интересней и ярче, кому как. Но на целый год моря, пустого и безбрежного, приходятся всего недели портов. Да и в них время порой занято покраской палубы или лазанием на мачту. Последний пример – Салвадор: из трех дней стоянки я день полностью (11 часов) провел, занимаясь оформлением прихода. Чем это отличается от походов в ЖЭК? Только языком общения.

– Что Вы чувствуете, когда, отправляясь в очередное плавание, ступаете на палубу яхты?

– Вначале – избавление от суеты предстартовых дней, пресс-конференций и проводов. Наверное, чтобы что-то почувствовать, проникнуться величием и духом мироздания (а такие ощущения иногда возникают в океане), нужно уходить из порта незаметно и лучше ночью. Но настолько я не свободен.

– Возвращаясь из плавания, что Вы ощущаете – прилив новых сил для дальнейшей жизни или невозможность долго жить в городской суете?

– Все не то. Встреча, подготовка яхты к зимовке, месяц пресс-конференций, встреч, выступлений... Потом вялый период раскачивания и – новый бег со временем наперегонки. Городская суета меня не угнетает (кроме автомобильных пробок – страшно не люблю медленное перемещение, если занят делом), как не угнетает и размеренность деревенской жизни.

– Путешествие для Вас – это то, ради чего можно пожертвовать всеми благами цивилизации, или они возможны и ценны, только пока есть надежный тыл: понимающая семья, городская квартира?

– Сложный вопрос. Я могу оставаться и без благ и люблю к ним возвращаться и пользоваться ими. Но, наверное, перемещаться в пространстве – для меня просто физиологическая необходимость. А тыл... Иногда люди уходят, когда за спиной уже не осталось ничего. Но лучше тыл иметь.

– Это ведь дорогое мероприятие – кругосветка. Не нашлось бы спонсоров – мечта бы не осуществилась?

– Да, без спонсоров такое мероприятие невозможно. Но не надо ставить телегу впереди лошади: спонсоры не гоняются за нами, выясняя, есть ли у нас мечта. И спонсоры – не грибы, которые могут найтись или нет. Это тоже труд, и непростой – поиски спонсоров. Иногда доводилось слышать: повезло, нашел  спонсоров. Как будто можно, идя по улице, споткнуться о спонсора с мешком не нужных ему денег.

– Ваши спонсоры – отечественные структуры и производители. Для Вас это принципиально?

– Нет, это не принципиально. И в первом и во втором плаваниях были зарубежные спонсоры. Это были фирмы-производители оборудования. Каких-то спонсоров мы находили уже в плавании – за рубежом. В то же время мне приятно подчеркивать при визитах к нам на борт зарубежных яхтсменов, что электронные навигационные программы – российские, карты и лоции – тоже, аварийно-спасательное снаряжение и тузик (надувная лодка) сделаны в России, третье плавание нас одевает московская компания BASK, ни одной веревки или каната, кроме произведенных в Коломне, у нас на борту никогда не было. И все это высшего качества и не уступает, как принято говорить.

– Заходя в иностранные порты, Вы помните о том, что представляете Россию? Если да, то в чем это выражается?

– Конечно, помним. На нашем кормовом флагштоке всегда развевается флаг России. Мэры десятка городов, высшие военные чины ряда стран, международные чиновники принимали у себя экипаж нашего маленького суденышка. Мы выступаем в этих случаях неофициальными послами нашей Родины. И – см. предыдущий абзац.

– Что Вас «держит на плаву» в трудные минуты?

– Чувство самосохранения, чувство ответственности и боязнь потерять лицо.

– Что – главное в любом путешествии?

– Главное – его начать. А дальше мелочей нет.

– Где Вы сейчас находитесь, что видите вокруг? Если можно, поделитесь, пожалуйста, Вашими впечатлениями и размышлениями.

– Нахожусь я сейчас за штурманским столом и пишу ответы на Ваши вопросы. Соответственно, вижу дисплей компьютера. Слева еще один компьютер – навигационный, два космических телефона и трансивер для КВ-радиосвязи, передо мной экраны радара, прибора спутниковой навигации и сканирующего эхолота, УКВ-радиостанция и метеоприборы. Справа – кают-компания и трап, ведущий на палубу. Если по трапу подняться, то в семи милях по правому борту в дымке виден холмистый берег Бразилии. До входа в залив Гуанабара, на берегу которого расположен город-мечта Остапа Бендера – Рио-де-Жанейро, осталось чуть больше 20 миль.

– Ваши пожелания всем начинающим путешественникам?

– Дальних дорог и интересных встреч. И обязательного возвращения.

Редакция в свою очередь желает благополучного плавания капитану Литау и всему экипажу яхты «Апостол Андрей», которая в данный момент, успешно обогнула треть Антарктической окружности и посетила научную французскую станцию Дюмон д’ Юрвиль.

Беседовал Анатолий Зырянов

Николай Литау родился в 1955 году в северном Казахстане. После службы в армии переехал в Москву, окончил Московский Государственный открытый университет. Работал в строительном управлении Главмосстроя. Увлекался туризмом: водным, горным, конным. Парусным спортом начал заниматься в московском яхт-клубе «Буревестник» в возрасте 32 лет. Участвовал в парусных регатах и дальних спортивных плаваниях. В 1992 году получил диплом яхтенного капитана. В том же году был приглашен капитаном-наставником на английскую яхту «Wild Goose» – первую иностранную яхту, прошедшую по внутренним водным путям России из Белого моря на Чёрное.

В 1996-1999 гг. экипаж яхты «Апостол Андрей» во главе c капитаном Литау впервые в истории мореплавания осуществил под парусом сквозной переход по Северному морскому пути и совершил первое кругосветное путешествие в меридиональном направлении.

Королевский крейсерский клуб Великобритании признал плавание «Апостола Андрея» самым выдающимся достижением мирового яхтинга в 1999 году. Капитан Литау был удостоен медали «За искусство мореплавания» (Medal for Seamanship), лауреатами которой в разное время были сэр Френсис Чичестер, сэр Робин Нокс-Джонстон, Ален Бомбар и другие известные яхтсмены. В январе 2002 года Крейсерский клуб Америки наградил Николая Литау медалью «Голубая вода» (The Blue Water Medal), за первое в мире сквозное плавание на яхте по Северному морскому пути.

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru