Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Аксаковские кольца

№ 57, тема Чудо, рубрика История

 

Дела давно минувших дней, преданье старины глубокой

Санкт-Петербург, декабрь  1815 года.

Я был самым горячим, самым страстным поклонником Державина и знал наизусть все его лучшие стихи; я много раз видал его в публике, особенно до 1812 года, у А. С. Шишкова, но никогда не был ему представлен, не был с ним знаком. На двадцать четвертом году жизни, при моей пылкой природе, слова: "Державин тебя нетерпеливо ожидает", - имели для меня такое волшебное значение, которое в теперешнее положительное время едва ли будет многими понято. Не успел я очнуться от изумления и радости, как прибежал мой брат, и первые слова его были: "Гаврила Романыч просит тебя прийти к нему сейчас..." Я совершенно обезумел. Наконец, опомнившись, спрашиваю: "Что же все это значит?" - и узнаю, что брат мой, бывший тогда восемнадцатилетним юношей, Кавелин и другие до того нахвалили Державину мое чтение, называемое тогда декламацией, что он, по своему горячему нраву, нетерпеливо желал меня послушать, или, как он сам впоследствии выражался, "послушать себя".

… Но так и мужество пройдет

И вместе к славе с ним стремленье;

Богатств стяжание минет,

И в сердце всех страстей волненье

Прейдет, прейдет в чреду свою.

Подите счастьи прочь возможны,

Вы все пременны здесь и ложны:

Я в дверях вечности стою…

(Г.Р.Державин « на смерть князя Мещерского)

- Но позвольте: ведь мы с вами с одной стороны? Вы оренбурец и казанец, и я тоже; вы учились в казанской гимназии сначала и потом перешли в университет, и я тоже учился в казанской гимназии, а об университете тогда никто и не помышлял. Да мы с вами соседи и по оренбургским деревням; я обо всем расспросил братца вашего. Мое село, Державино, ведь с небольшим сто верст от имения вашего батюшки (сто верст считалось тогда соседством в Оренбургской губернии)..."

(С. Т. АКСАКОВ  «Знакомство с Державиным»)

Близко ли, далеко ли, низко ли, высоко ли

Державино, Бузулукский район, Оренбургская область, апрель 2013 года

 

"Ну, задала ты мне работу потяжеле сестриных: коли знаешь,

что искать, то как не сыскать, а как  найти  то,  чего  сам  не

знаешь? Аленький цветочек не хитро найти, да как же узнать мне,

что краше его нет на белом свете? Буду стараться, а на гостинце

не взыщи".

«Аленький цветочек» С.Т.Аксаков

 

Дорога до Державина пустынна – ни встречных, ни попутных машин. Не далеко от Бузулука есть дачные массивы. Говорят, еще несколько лет назад, они были полностью заброшены, а теперь, с каждым годом, все больше людей возрождает хозяйство. Но чем дальше от города, тем меньше напоминаний о человеке.

Куда хватает глаз, расходятся степи. Движение машины практически не заметно, потому что пейзаж не меняется. Но так кажется только московским журналистам, местные же видят разнообразный ландшафт.

Державино сейчас малочисленно. В  2012 году тут закрылась поликлиника, некоторые  люди уехали,  но работает школа и детский сад, а значит, село живет.

Я стою в летней веранде, пристроенной к храму. В стеклах чуть дребезжит ветер и отражается заходящее солнце. Не смотря на холод,  эта современная пристройка, неожиданная у церкви, кажется очень уютной, такой привычной в жилых домах.

В 1784 году, 230 лет назад, его заложил сам Гавриил Романович Державин.  Спроектировала и расписала правый иконостас его первая супруга – Екатерина Яковлевна, а над основным работал Владимир Боровиковский.  Начиная с 1851 года, храм признан особой Оренбургской достопримечательностью. В  1929 году храм закрыли, иконы были утрачены, а здание использовалось под разные нужды, в том числе и под продовольственный магазин. Вновь провести литургию здесь смогли лишь в конце 1980-х годов.

В храме пусто. Отец  Никандр Юрдонов, начав в одиночестве, заканчивает молитву при нас. Он принял монашество 13 лет назад и с тех пор служит в этом храме.  Почти всегда один - приход не многочисленный. Как и везде, люди в храме бывают по праздникам. Впрочем, тут особенно чувствуется  монашеское уединение и понимание, что служишь Богу, а не для людей. Пока мы беседуем в полумраке, отчетливо слышен какой-то шорох, будто с неба падают лепестки. Оказывается, это опадает штукатурка, а вместе с ней и дореволюционные фрески. Да, они чудом сохранились в старейшем храме Оренбургской области.

Для спасения церкви был специально организован Благотворительный фонд Г.Р.Державина.

За тридевять земель, в тридесятом государстве, под темными лесами, под ходячими облаками, под частыми звездами, под красным солнышком

Надеждино  – Аксаково – Державино – Борское  14-16 февраля 2014

Посвящается 155-летию со дня смерти писателя.

Об экспедиции  «Золотое кольцо Аксаковского Поволжья» нам рассказывает директор Благотворительного фонда Г.Р.Державина – Сергей Колычев.

 - Это экспедиция уже второй раз проходит. На снегоходах по маршруту Надеждино (Белебеевский район, Башкортостан) – Аксаково (Бугурусланский район) – Державино (Бузулукский район) – Борское (Самарская область) – всего около 600 километров. В составе экспедиции - писатели, ученые, руководители образовательных учреждений, государственных предприятий, предприниматели. Организаторы и участники –  дома-музея С.Т.Аксакова в Уфе (М.А.Чванов), фонд Г.Р.Державина, спортивно-охотничий  клуб «Рада» (В.В.Аброщенко). Состав наш многонационален: русские, татары, башкиры, украинцы.

- Вам не кажется странным объединять литературное наследие и экстремальный туризм?

- Мы посещаем места связанные с семьями Аксаковых, Державиных, Карамзиных, Рычковых, места, связанные с героями литературных произведений С.Т.Аксакова. Эти все селения находятся на одной линии. Самарская, Оренбургская области, Башкирия. Связь литературы, науки и путешествий. Все это помножено на любовь к родному краю, сближает регионы!

- Летом к вам бы присоединилось больше людей.

- Массовость есть! Мы же проезжаем огромное количество населенных пунктов! Нас выходят встречать  хлебом-солью, школьники стихи читают. Мы в прошлом году первый раз ездили, а в этом нас уже ждали, да так, что отпускать не хотели!

- Почему ваш снегопробег так популярен оказался?

- В селе сейчас происходит упадок, идет отток населения.  А так, люди видят, что их не забыли, что у них есть история. Все что мы рассказываем, активно используется в культурной программе школ и районов. Вместе с нами ездят артисты. Мы открывали памятные доски, устраиваем концерты, презентации книг, в этом году подарили 10 телевизоров школам и домам культуры в разных селах. Сейчас мы составляем новый туристический маршрут по литературным местам Оренбуржья.

- Как жители этих сел участвуют в вашей работе?

- Рассказывают, что где-то видели захоронение неопознанное, где-то остатки фундамента. Мы благодаря местным жителям книги новые выпустили! Глобально - мы поднимаем вопрос о сохранении историко-культурного наследия нашей страны.

Вообще же, наша экспедиция, это такая идея Аленького цветочка. Вокруг него все расцветает. У  тех, кто верит в наш добрый посылы, тоже новая жизнь начинается. Это не движение людей по местности, а движение вокруг идеи.  Финансируют пробег руководители предприятий, предприниматели.  Они тоже увлечены идеей Аленького цветочка.

- Пробег на снегоходах это испытание, или приключение?

- Испытание. В прошлом году  мы по 60-70 км в день делали. На снегоходе у нас собой только еда. А так, параллельно едут машины в населенные пункты, с ними едут артисты.

 В этом году из-за погодных условий физически было очень тяжело. Один раз нам чуть не в поле пришлось ночевать. Заблудились немного.

- Как вы ориентируетесь? По навигатору, или компасу?

- Ориентируемся на проводников. Навигатор показывает путь, но не показывает особенности местности. Речка, овраг. Обрывы большие, холмистые места. Через лес сложно ехать.

 В прошлом году один снегоход перевернулся, в этом у одного сгорело сцепление.

Снегоход требует физических усилий. Ты постоянно куда-то наклоняешься, приходишься прикладывать силы, давить на снегоход,  чтобы он поехал в нужном направлении.

- Что для вас пробег на снегоходах: работа или приключение?

Часть моей работы – это приключение. Иногда не знаешь, чего больше. А когда преодоление физическое сопрягается с творческой самореализацией,  и открытием новых сведений,  разбавляется добрым человеческим общением,  в этом вся соль.

Это же не просто экспедиция, мы добываем сведения, для понимания нашего наследия!

Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается

Абрамцево, 1840-1890-е годы

(А. Н. Майкову)

Опять дожди, опять туманы,

И листопад, и голый лес,

И потемневшие поляны,

И низкий, серый свод небес.

Опять осенняя погода!

И, мягкой влажности полна,

Мне сердце веселит она:

Люблю я это время года<…>

1857, С. Абрамцево С.Т.Аксаков

 

Именно тут, в подмосковном Абрамцеве были написаны поздние произведения Сергея Тимофеевича - «Семейная хроника», «Детски годы Багрова внука» и многими любимая сказка -«Аленький цветочек», которое он посвятил своей  самарской внучке – Ольге Григорьевне Аксаковой. Здесь Гоголь прочитал главу второго тома «Мертвых душ».

«Нам привелось два раза слушать чтение самого Гоголя (именно из 2-го тома "Мертвых душ"), и мы всякий раз чувствовали себя подавленными громадностью испытанного впечатления: так ощутителен был для нас этот изнурительный процесс творчества, о котором мы говорили, такою глубиною и полнотою жизни веяло от самого содержания, так много, казалось, изводилось жизни самого художника на писанные им строки».  И.С. Аксаков «Несколько слов о Гоголе».

Сейчас музей-заповедник «Абрамцево» известен главным образом благодаря следующему своему владельцу – Савве Мамонтову и его гостям, известным актерам, музыкантам, живописцам.

Продолжая традицию Аксаковских субботних вечеров, Мамонтовский кружок устраивал театрализованные вечера, читал литературные новинки и зарубежные публикации об искусстве. Создалась необыкновенно творческая атмосфера, побуждающая творить. На таком душевном подъеме решили построить церковь Спаса Нерукотворного.

«Все мы, художники – Поленов, Репин, я (В.М.Васнецов), Савва Иванович и семья его принялись за работу дружно, воодушевленно. Наши художественные помощницы – Елизавета Григорьевна Мамонтова, Елена Дмитриевна Поленова, Наталья Васильевна Поленова (тогда еще Якунчикова), Вера Алексеевна Репина – от нас не отставали. Мы чертили фасады, орнаменты, составляли рисунки, писали образа, а дамы наши вышивали хоругви, пелены и даже на лесах около церкви высекали по камню орнаменты, как настоящие каменотесы. Савва Иванович, как скульптор, тоже высекал по камню... Подъем энергии и художественного творчества был необыкновенный: работали все без устали, с соревнованием, бескорыстно…»

Для внутренней отделки пришлось совершить несколько экспедиций в другие области России, чтобы посмотреть на русскую средневековую традицию. В этих путешествиях участвовала и  Елена Поленова, сестра знаменитого художника. Вернувшись в Абрамцево, они вместе с Елизаветой Мамонтовой создают сначала музей прикладного народного творчества, но на этом не останавливаются и устраивают бесплатную столярно-резчискую мастерскую для крестьянских детей. Задачей было дать новый толчок угасающим народным промыслам. Но изделия нового русского стиля пользовались огромной популярностью, и даже в царских покоях были предметы абрамцевской школы.

С некоторыми изменениями она работает уже 129 лет и сейчас называется Абрамцевский художественно-промышленный колледж им. В.М. Васнецова.

Это присказка, не сказка. Сказка будет впереди

Хотьково, июнь 2014

Я завершаю свой Аксаковский круг в Абрамцевском колледже. Как раз в день «смотра работ». Комиссия из преподавателей заходит в разные мастерские, оценивает  чертеж и выполненную по нему работу. В адрес учеников вопросы: почему не доделал, плохо  «отмыл» эскиз? Оживленные дискуссии над каждой работой, но в ведомости летят оценки без жалости.

Мастерские – это классы с большими окнами, но со своей спецификой. Например, в мастерской, где производят резьбу по камню в столах специальные отверстия с сеткой, в мастерской резьбы по дереву все завалено досками, и не специалисту сложно разобраться – готовое это изделие, фрагмент, заготовка или вообще, мусор. Стоит постоянный шум, и кажется что ты на стройке, но ни как не в учебном заведении.

В тесной учительской собрались преподаватели: Иванова Людмила Александровна (керамика), Бокова Елена Львовна (кость), Трофимова Татьяна Анатольевна (камень), Меридонов Вадим Леонтьевич (дерево), Черненко Андрей Николаевич (металл), Ямбаршева Галина Витальевна (керамика). Сначала вяло, но потом, как бы поверив, что их слушают, увлеченно отвечают на вопросы.

- В колледже как-то особенно ощущается творческая атмосфера?

- Конечно! Тут и Радонеж, и Троице-Сергиева лавра недалеко. Множество художников прославили эти места. Все эти корни нас питают! А мы изучаем традицию. И промысел тут не какое-то мертвое слово, а то, чем мы наполняем его постоянно, передаем свою частичку.

- Первокурсник для вас глина, или готовое изделие?

- Сейчас у нас демографическая яма, в эти годы никто не рождался, борьба идет буквально за каждого студента, принимаем даже без конкурса. И еще пару лет такое нас ожидает. И при поступлении, и на дне открытых дверей, мы всегда предупреждаем: ребята, у нас учить нечего, тут надо делать руками! У нас нет такого, чтобы в последний день сесть и выучить конспект. Тут все надо делать вручную и время свое дозировать.

- Первый курс, это проба. Мы стараемся не вмешиваться, за руки себя ловим. Он все равно увидит свою ошибку.

- Если человек талантливый, но ничего не делает, этот талант на корню и загниет.

- Если человек не может, но хочет, то он будет упираться. Иногда по пять заготовок переделывают! Или вот,  пасочницы делали. Ничего сложного, простая работа. Все как будто поняли. И каждый по-своему... По сотому разу начинаешь показывать. И тот, кто стремится, кто хочет, те по несколько портят, но в конечном итоге у них получается.

- Воспитание студента – это самое большое творчество. С ними работать интересно. Они где-то были на выставке, фильмы посмотрели, мы с ними обсуждаем с удовольствием.

- Мои ребята пепси сейчас не пьют. Потому что как-то в разговоре я упомянул интересные факты об этом напитке: о том, что чайник кипятить можно (накипь отлично отваливается), от ржавчины он хорошо очищает. И вот у нас мусорный ящик стоит. Раньше там были одни банки от пепси. А сейчас бутылки от минералки.

- С какой мыслью вы выпускаете ребят?

- Мы сделали все, чтобы воспитать культурных достойных людей, художников. И надеемся, мы создаем будущую  интеллигенцию.

- Не согласен. Окончив колледж  только 3-4 человека будут работать по специальности.

- Как же так получается?

- А нет места, куда пристроиться. Все производства позакрывали. Так что выпускник, чтобы работать должен иметь материально-производственную базу. У меня была возможность построить кузницу, я это сделал. А выпускник откуда на это средства возьмет? Помыкается, а через год-два становится обычным слесарем.

- Нет распределения. У нас на практику даже не берут ребят! Сейчас государство настоятельно рекомендует, чтобы мы трудоустраивали. А предприятий-то нет!

- К нам сюда приходят иногда. В основном, это частные лица, у кого есть возможность открыть предприятие. Выбирают будущих мастеров себе. А ребята за удачу считают, что им кто-то место предложит.

- А художники никогда не были свободными! Они всегда работали по заказу.

- Вот сейчас пытаются восстановить Хотьковскую фабрику резных изделий, она закрылась в 2000-х. Костянщики там с 90-х не работали уже.  У нас на нее большие надежды!

Продолжаю беседовать в покое и прохладе с Ириной Александровной Бабодей, хранителем музея Абрамцевского колледжа .

- Кто такой художник?

- Одна студентка мне ответила, что это человек, который воплощает свои идеи в жизнь. Я согласна – это человек, который хочет что-то создать, выдать из себя.

- Что в себе должно быть, чтобы «выдавать»?

- Возможно, это желание что-то создать, чтобы тебя оценили.  Такой эгоизм. Не обязательно, чтобы похвалили, главное, чтобы тебя оценили, чтобы обратили внимание. Это не только в художественной среде, это  в любой среде, где есть самореализация.

Конечно, многие художники – эгоисты. Это такое качество профессии. Они зациклены на себе. И каждый раз, смотря на чужую работу, включается: а как бы ты эту идею поднял, как бы ты сделал?

- Всегда нужно вдохновение?

- Те люди, которые работают в материале, им важно не просто думать, а думать руками. Моторика очень включается в мыслительный процесс.

Иногда мы с детьми разговариваем, они выдают: у нас не было вдохновения. Мы тогда просим: покажите те работы, на которых у вас не было вдохновения. Смотрим, проговариваем минусы, плюсы, включается анализ.

Работать нужно всегда, есть вдохновение, нет вдохновения. Мне мой преподаватель говорил так: не ждите вдохновения. Художник это не тот, кто сидит и думает, а то, кто работает, работает, работает. И в итоге он что-то создаст. Обычно, вдохновение приходит в процессе.

Понимаете, в материале  интересно работать. Наше подсознательное может сработать интересным каким-то образом,  обойдя мышление. Мы что-то вспомним, что-то соединим. И очень многие интересные вещи придумываются в плане игры. Учась, шутили, издевались можно сказать, над формой, и в какой-то момент ты видишь, что это интересная идея!

Потом идеи, появившись таким странным образом, включены в композиции. Просто отсекается лишнее.

- А как вы понимаете, что лишнее  надо отсечь?

- Сейчас, будучи педагогом, я понимаю, вижу, что лишнее, что мешает замыслу. Но еще совсем недавно, я не понимала. И мы проговаривали с педагогами эти моменты. Опираешься уже как-то на чужой опыт. Молодому человеку не всегда понятно, что он создает. Не понятно, хорошо оно, или плохо. Включаются различные мнения. Свое мнение…

- Не объективно?

- Не то, что не объективно. Любое наше мнение формирует социум. Что значит хорошо? Для кого это хорошо? Для тебя? Приходят мамы - папы, говорят: ого, это ты сделал? Здорово, что ты в этом году что-то сделал… И мы стараемся взаимодействовать с теми людьми, с которыми мы находимся рядом. Те вещи, которые вам нравятся, вы начинаете понимать, формируется ваше личное мнение.

Хотя иногда хочется сделать вещь, которая бы не всем понравилась. Что сейчас, кстати, очень модно. Найти ключик, зацепить людей. Иногда мне студенты приносят такие работ … неприятные. И меня тут же ловят: вам что, не нравится? И я понимаю, что меня пытаются этим задеть. Тут уже во мне включается преподаватель, я спокойно могу  найти недочеты в какой-нибудь расчлененке.

- Вас не шокируют такие работы?

- Нет, я же сама такая была.

- Художник видит суть, или форму?

- Суть – это сюжет?

- Не обязательно.

- Как будет переливаться свет, как пойдет глазурь - это может быть сутью вещи. Сутью может стать сам характер формы. Пропорции, размеры, отношения. Совсем не обязательно это то, что там изображается. Мы иногда говорим, что форма может стать темой произведения.

- Как формируется вкус?

- От просмотра чужих работ, хороших, конечно. Вкус приходит на просмотре, на анализе, на обсуждении. Иногда приходит ребенок, а у него в 15 лет уже вкус сформирован, и я знаю, что его воспитанием в семье занимались.

Я покидаю колледж, а по пути среди цветущих кустов мне встречаются  то диковинные птицы, то деревянные резные кресты – изделия учеников. Поднимается волна сказочного творческого настроения, и я даю себе зарок в следующий раз непременно купить что-то в учебном магазине.

 

Александрина Маланина

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru