Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Он для всех!

№ 33, тема Терпение, рубрика Молодежка

 

– На какую секцию пойдем? – спросила девушка у парня, просматривая лист с расписанием секций. – О, я хочу к американцам!

– Давай к американцам. А потом – про мат послушать.

– Не наслушался еще мата вокруг себя? – засмеялась она.

– Сыт по горло. Потому и интересно.

 

К американцам

Измайловский кремль. Здесь проходит студенческий форум.

– А про что это? – спросила проходившая мимо девушка у той самой пары, которая собиралась к американцам.

– Ну… мероприятие такое, уже четвертый год проходит. Собираются ребята, заявляют заранее темы, что им интересно, приглашают всяких экспертов, известных людей. Можно опытом поделиться, высказаться, любой вопрос задать. Одна девушка, Катя, предложила секцию «Как бороться с нецензурной руганью». Интересно? Идите, послушайте.

– А можно прямо с улицы, без предварительной записи?

– Конечно! Он же для всех.

И она пошла с ними. К американцам.

Секция, которую проводила молодежь из Америки и Германии, называлась «Легко ли быть православным на Западе?». Кто-то из ребят – как правило, детей потомков эмигрантов – говорил очень чисто, без акцента, кто-то – на ломаном русском, а некоторые на русском не говорили вообще, но, однако, учить собирались. После лекции я попросила некоторых ребят ответить на пару вопросов:

Саша Зайцева, 22 года, студентка Северо-Восточного университета Бостона, факультет биохимии. Прихожанка храма Богоявления.

– Родители у меня инженеры. А моя прабабушка была хирургом, лечила на фронте солдат во время Второй мировой войны. Это меня впечатлило, и я решила: мой путь – медицина, у меня это получается, мне это нравится, надо идти в науку. И еще одна моя подруга тяжело больна. У нее мышечная дистрофия. В детстве она была совершенно здорова, а потом началась хромота, подруга перестала ходить, и сейчас она в инвалидном кресле. Я очень хочу ей помочь. Я нашла лабораторию, которая занимается проблемой генетических заболеваний, при которых не растут кости и мышцы. И с июля до января я буду работать в лаборатории и заниматься генетическими заболеваниями. Мы исследуем разные белковые молекулы, отвечающие за рост тканей. Мы хотим предотвратить дегенерацию. Но быть биохимиком, на самом деле, очень трудно…

– Почему?

– В моем окружении очень много атеистов. Многие в науке считают, что если что-то нельзя сосчитать и увидеть, то этого не существует, и когда узнают, что я православная, все время пытаются на чем-то поймать. Мне трудно отвечать на некоторые вопросы. Поэтому я решила сюда приехать, чтобы посмотреть на Москву, на храмы, напитаться Православием – здесь очень этого много. В Сретенском монастыре купила книгу «Христианство и наука», буду разбираться. Мне кажется, в Москве Бог ближе к людям, чем в Америке, и русская молодежь – более духовная, чем американская. Там все слишком хорошо, и Бог не нужен. У американской молодежи как будто затянулся детский возраст. И девушки там выходят замуж гораздо позже. В Америке вообще очень много разных людей. У некоторых более серьезный подход к жизни, другие валяют дурака. Много религий. Поэтому в Америке учат, что осуждать людей за что бы то ни было – нельзя. Это их право, их выбор.

– Ты планируешь остаться в Бостоне?

– Я планирую вернуться в Россию. Я хочу доучиться в Америке, устроиться на работу, чтобы пробиться в люди. А потом я бы очень хотела пожить в Питере, поработать, потому что здесь я на родине. А в Бостоне, хотя и хорошо, – это все не родное, это все не мое.

Кейт Страут, 22 года. Ее родители – американцы, оба приняли Православие. Отец – настоятель храма преподобномученицы Елизаветы прихода Русской Зарубежной Церкви в штате Нью-Джерси. В их семье никто не говорит по-русски.

– Когда моему папе было шестнадцать, он разочаровался в своей церкви. Мой дедушка тоже исповедовал протестантскую веру методистов, но он был достаточно либеральным и позволил папе искать свою веру. Папа не сразу пришел к Православию, и прошло достаточно времени, прежде чем мама последовала за ним в православную веру. Только потом они поженились, и у них родились Эмили, Анна, я, Джулиана и Николас.

Папа открыл свой приход, и мы выбрали покровительницей святую княгиню Елизавету Федоровну, потому что она тоже была лютеранкой, а потом пришла к Православию. Мы часто ездили в лагеря, на конференции, куда приезжали многие американские дети, чьи родители переходили в Православие. Долгое время я жила в каком-то своем мире – Православие на английском, так сказать. Но каждый раз, когда я попадаю на службу, которая идет на церковно-славянском языке, например, в Джорданвилле, я чувствую, что я оказалась в России. Когда я увидела рекламу этой поездки, я поняла, что хочу приехать.

И каковы твои впечатления от России?

– Больше всего я, конечно, была поражена тем, что здесь церкви просто на каждом углу, ты можешь чуть пройти – и уже новый храм. Больше всего мне запомнилась здесь Марфо-Мариинская обитель, потому что там жила Елизавета Федоровна. Я чувствовала себя там как дома и столько нового узнала! А сегодня мы ходили в храм святой Екатерины, который является американским подворьем в Москве, и там раз в месяц, в последнюю субботу, проходят службы на английском. У вас в России так много разных форм работы с молодежью, и все так интересно. Этот форум, например. Мы очень благодарны владыке Игнатию за приглашение на него.

Как живется дочери православного священника в Америке?

Когда кто-то из друзей звонит, и нас нет дома, они очень удивляются и спрашивают: «Кто этот мужчина, который на автоответчике записан? Он говорит про православную Церковь – звучит, как будто бы это говорит Сам Бог». Они начинают спрашивать, когда видят папу в подряснике: что, как, почему? И я рассказываю. Но я рассказываю про веру только тогда, когда меня спрашивают. А так я стараюсь это держать близко к своему сердцу, как секрет. Потому что иначе, мне кажется, я это потеряю. Друзья спрашивали раньше постоянно: «Почему ты не ешь мяса в пятницу? Почему ты не можешь пойти с нами куда-нибудь в субботу вечером?» Но скоро они поняли, почему, и сейчас говорят: «На вечеринке нужна какая-то еда для Кейт, потому что она постится». Но мои православные друзья ближе ко мне, потому что мне не надо им ничего объяснять, они уже все знают. Они сами мне напоминают: «Какой сандвич с курицей, Кейт? Сегодня пост!»

Руководителем секции был протоиерей Андрей Соммер из Нью-Йорка. Его мне тоже посчастливилось расспросить:

– Отец Андрей, а Вы как в Америке оказались?

– Мои бабушка и дедушка родились в России. Они эмигрировали в Китай после революции 1917 года. Мои родители родились уже в Китае, а я родился в Америке, в Калифорнии. В семье мы говорили только по-русски, я был воспитан в русском духе и в православной вере. Я прислуживал в алтаре с семи лет, потом поступил и закончил семинарию в Джорданвилле. Когда в Америке видят на улице священника в подряснике, – это вызывает какое-то возмущение. Люди спрашивают, кто он такой, почему он так одет. В Америке многие вообще и не знают, что такое православная вера.  

Как хорошо, что дети эмигрантов третьего поколения и новообращенные американцы, участвующие в жизни приходов Зарубежной Церкви, имеют возможность сегодня принять участие в форуме «Вера и дело», перенять опыт молодежной работы РПЦ и поделиться своим. Мы живем физически на Западе, а духом – здесь, в России. Главная задача жизни православной общины на Западе – это сохранить русскую культуру, язык и наследие, взрастить и укрепить веру, прежде всего – в своем сердце.

Наша молодежь специально приехала, чтобы иметь возможность познать жизнь в России. Например, появилась программа «Вера и труд», которая ведется по благословению Святейшего Патриарха Кирилла, по которой наша молодежь будет приезжать и работать вместе с русской, восстанавливать храмы в России. Мы сейчас готовим поездку на Соловки, чтобы пятнадцать человек из разных епархий Зарубежной Церкви поехали на Соловки на неделю – поработать на благо обители и пообщаться с православными сверстниками.

«Мат – не наш формат»

К сожалению, до секции с таким названием я так и не дошла. Поэтому с ее руководителем – Катей Палий – я встретилась отдельно, после.

– Катя, почему тебя тема мата так зацепила?

Мне эта тема не интересна, мне она отвратительна. Я бы с удовольствием ее никогда не поднимала, но, к сожалению, ситуация такова, что пришлось решительно действовать. Это стало так обыденно – идет солидный дяденька, с кожаной барсеткой и ключами от «Лексуса», и разговаривает по телефону... матом. Милая молодая мамочка с коляской идет по парку и обсуждает бытовые проблемы... матом. Про школьников и говорить не буду, это, как говорится, классика жанра.
А однажды рано утром, в воскресенье, мы с мамой ехали на службу в храм. В автобусе было много людей, несмотря на раннее утро.
На остановке зашла пьяная компания подростков. Девушка села и стала матом орать на весь автобус. И никто ей не сделал замечания. Моя мама сделала попытку одернуть парня, который сопровождал эту барышню: «Ребят, люди в храм едут, а вы кричите, материтесь. Сегодня воскресенье прощеное». Парень в один миг протрезвел, стал извиняться и решил выйти с компанией из автобуса. Девушка же продолжала орать матом, теперь уже на мою маму. С тех пор я решила вести борьбу с матом. Можно сказать, что эта девчонка стала исходной точкой моей борьбы.
Когда проходила подготовка к форуму, появилась возможность провести секцию.
Честно говоря, я очень боялась, что на нее никто не придет. Были ведь секции, которые намного больше привлекали ребят, – как создать и сохранить семью, например. Но на мою секцию тоже пришло много людей. Мы обсуждали, как можно одергивать народ. Между прочим, за нецензурную брань полагается штраф 100 рублей и 15 суток административного ареста.

На секции у ребят родилась идея создать в общественных местах патрули, которые бы следили за порядком (такое было в Советском Союзе). Каждый должен уметь постоять за себя, за своих близких. Если кто-то стоит и дымит на меня на остановке, я ему об этом скажу. И если кто-то матерится и не замечает, что вокруг него люди, я тоже не побоюсь напомнить, что нужно уважать окружающих. Главное, чтобы каждый начинал с себя, не боялся одернуть хама в автобусе или в метро. Если все мы будем молчать, то так оно и будет продолжаться.

Как создать и сохранить семью

Так называлась одна из самых популярных секций, которая проводится на форуме каждый год и собирает наибольшее количество участников. Узнав, что секцию проводят главный редактор журнала «Наследник» отец Максим Первозванский и активист молодежного объединения «Молодая Русь» Дима Илларионов, я отправилась туда.

На секцию пришли молодые пары, молодожены, ребята и девушки, в том числе студенты РГСУ.

– Для меня было откровением то, что сказал о. Максим: над любовью и сохранением семьи надо много трудиться, – поделилась со мной девушка Аня. – Я встречаюсь с парнем уже два года, мы собираемся пожениться. В наших отношениях всякое было: и проблемы, и охлаждение, и ссоры, и расставания, и наконец-то наступила тишина и гармония. И я подумала: вот, наконец-то! Теперь мы поженимся, и все будет гладко. А оказывается, это только начало, новый этап, и надо продолжать трудиться над сохранением семьи в десять, в тысячу раз больше. Еще мне было интересно узнать, что в свою жену-мужа можно снова влюбиться в браке, и такое бывает очень часто. Здорово, что здесь собралось много людей разных статусов: есть модератор – отец Максим – муж, отец и священник с большим жизненным опытом; молодые пары, которые недавно поженились – они тоже делятся опытом, проблемами, задают вопросы; есть совсем молоденькие девушки и ребята… Главное – всем интересно. Дима задания всякие придумал, все ребята вовлечены в процесс. Побольше бы таких секций!

В раю страсть как скучно?!

Еще я посетила секцию «Все, что вы хотели бы узнать о Боге и религии, но боялись спросить», которую вел отец Андрей Рахновский. Это необыкновенно веселый, совсем еще молодой священник, бывший преподаватель теологии в РГСУ. К нему на секцию специально пришли его бывшие студенты.

– Ну, задавайте вопросы… – улыбнулся отец Андрей.

Кажется, Гек Финн у Твена сказал такую фразу про рай, что если б он туда и попал, сразу бы удрал, потому что там «страсть как скучно». Вот и я с ним согласна. Ну, как можно вечность, то есть все время жить в месте, где все так бесстрастно и ничего интересного! На земле – жизнь кипит, и горе есть, и радость, ну, а там – ничего, одна какая-то непонятная Божественная любовь.

– Сейчас расскажу вам анекдот. Умер человек, приводят его в рай. Он смотрит: там птички, цветы, как-то все благостно, но такая скукота. Спрашивают: «Будешь оставаться?» – «Ну, не знаю, подумаю. А ад мне покажите». Приходят в ад. Там дискотека, ребята, девчонки отрываются. Он: «Ну, конечно, я здесь остаюсь!». Остался. Заходит – ба-бах! – падает в котел с кипящей смолой, кричит: «Как же так?!» – «А это была наша агитбригада».

В чем здесь проблема? У нас восприятие рая складывается на основании описаний в художественных произведениях, атеистической пропаганды, каких-то случайных элементов. А что такое рай по своей сути? Это не пребывание в каких-то садах, полях. Рай – это восстановление мира и любви с Богом. Вот представьте себе, что вы безумно любите какого-то человека. И вот когда вы с ним встречаетесь и общаетесь, вам больше ничего не нужно. Вам так хорошо, что это всю вашу жизнь наполняет. Вот представьте, что у человека такое отношение ко Христу. И когда он с Ним встретится, вот эта радость личного общения с Богом, со Христом, – как раз и будет райское состояние. Это то, что мы называем райским блаженством, Царствием Божиим.

И в рай, и в ад человек попадает по собственному желанию и устремлению. Есть замечательная книжка «Расторжение брака» Льюиса, там прекрасно показаны рай и ад, их сущность. Ад – это просто город, который живет своей жизнью. И так получается, что каждый из тех, кто поехал на экскурсию в рай, отказывается от рая, исходя из личных причин, а не потому, что его туда не пускают. Просто то, что у него внутри, чуждо тому, что в раю. Нет соединения подобного с подобным. Поэтому что, если ты на земле не полюбил это, не приобщился к этому, там это будет невозможно. Но, с другой стороны, нужно понять, что рай – это не что-то такое совершенно чуждое человеку, ведь, на самом деле, каждый человек жаждет этого рая, потому что рай и то блаженство, которое там будет, – это как раз и есть осуществление того, что человек ищет и никак не может найти. Вы заметили – что бы человек ни делал, он во всем ищет радость? Он везде хочет найти удовольствие. И вот это стремление к радости, к удовольствию – и есть подспудное, глубокое, подсознательное стремление к раю. Просто человек натыкается все время не на то. Ему вместо рая что-то другое подсовывают, очень похожее, дающее приблизительно те же ощущения.

 – А я вот понять не могу: как же у мужа с женой не будет там никаких отношений?

– Считается, что все те союзы, которые на земле были Богу угодны, в том числе супружеские союзы, будут продолжаться и в вечной жизни. А что касается отношений, Льюис очень хорошо ответил на этот вопрос. Он говорит: «Представьте себе, маленькому мальчику говорят: “Ты вырастешь, станешь мужчиной и женишься”. Он спрашивает: “А когда я женюсь, я смогу сколько захочу есть сладкое и в паровозики играть?” – “Нет, тебе это будет неинтересно”. – “Тогда я не хочу жениться”». Вот так же и мы сейчас.

Свой последний вопрос я задала владыке Игнатию, председателю Комиссии по делам молодежи при Епархиальном совете Москвы, который, собственно, и возглавил сегодняшний форум.

– Владыка, недавно Вы были назначены Святейшим Патриархом Кириллом на должность председателя Комиссии по делам молодежи. Вам интересно с молодежью?

 – Интересно! Я сам еще молодой. У нас хорошая молодежь. И когда начинают говорить, что ничего невозможно сделать, на современной молодежи надо ставить крест, – я обычно отвечаю: «Подождите. Вы, наверное, спешите сделать выводы», – и привожу в пример нашего современника Женю Родионова – человека, который практически стал мучеником, принял смерть за Христа. Встречаясь с нашими ребятами, проводя молодежные советы, встречи, и Вы видите – не все так плохо. Они талантливые, активные, они готовы трудиться ради других… Не надо быть пессимистом. Надо смотреть в будущее с надеждой.

Я уходила с Форума с очень светлым чувством. Ребята окружили отца Андрея и продолжали задавать вопросы, хотя уже давно было пора закрывать аудиторию. И я подумала: если хоть один из этих студентов задумается о Боге, если хоть одному из них действительно поможет ответ на его вопрос, – форум «Вера и дело», на который было положено столько сил самых разных людей, сделал свое дело. 

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru