Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Без перерыва

№ 56, тема Правда, рубрика Профессия

 

 «Полицейский» – слово, с детства знакомое каждому. Кто-то смотрел «Полицейскую академию» и «Крепкий орешек», кто-то играл в бесстрашных офицеров полиции, преследующих преступника, у кого-то была любимая игрушка в форме, зачастую разъезжающая на сверхмощном мотоцикле с мигалкой. Мы выросли и давно уже не мечтаем надеть китель. А многие из нас откровенно боятся людей с погонами и стараются встречаться с ними как можно реже.

 

Впрочем, ни одно человеческое общество не может обходиться без стражей закона, как бы они ни назывались. Ведь и нарушители общественного порядка появились вместе с самим обществом. Оттого и возникла нужда в людях, которые будут, пусть даже принудительно, заставлять этот порядок сохранять.

Полицейских в той или иной форме можно найти в любой стране мира, в любом обществе, в любом веке. Вопрос только в том, какие они.

 

Ее зовут Екатерина Дроздова. Она невысокая блондинка, всегда коротко стриженная, очень спортивная. Она с детства занималась тхэквондо, плаваньем и бальными танцами. Она любит каблуки и коктейльные платья. Ей 31 год. Она офицер полиции.

– Катя, скажи, как ты решила выбрать эту профессию?

– Знаешь, можно сказать, что это – мечта детства. Я вообще была довольно странным ребенком: все девочки играли в куклы и дочки-матери, но мне это было как-то совсем не интересно. Я предпочитала штаны платьям, дружила с мальчишками. Мы играли в казаки-разбойники, воровали со стройки трубки, распиливали их, натягивали на них напальчники и стреляли рябиной по прохожим. А еще мы играли в секретных агентов, которые с риском для жизни выполняют сверхважные миссии, от которых зависит судьба страны, а то и планеты… Веселое у меня было детство.

Но почему-то мечты о подвигах, опасности, наградах не прошли вместе с выпадением молочных зубов. В первом классе я сказала: «Хочу быть полицейским или, в крайнем случае, Джеймсом Бондом». А в 11-м написала сочинение на тему «Моя будущая профессия» о работе в милиции.

– Как отнеслись родные к твоему выбору?

– Дело в том, что мой дядя проработал в уголовном розыске 25 лет. Так что существует некая преемственность, не династия, но близко. Папа когда-то тоже хотел, но не прошел по здоровью. Поэтому он не пытался меня отговаривать и, мне кажется, он мной гордится.

А мама… Она бы, конечно, предпочла видеть меня балериной или бухгалтером. Класса до 11-го она считала, что это пройдет. А когда поняла, что нет, помогала мне всем, чем могла.

Сложно устроиться на работу в полицию?

– Если ты идешь к какой-то цели изначально, то нет. Я, сколько себя помню, точно знала, что это – мое. И уже класса с 7-го понимала, что нужно поступать на юридический: если хочешь подняться выше лейтенанта, высшее образование обязательно. Причем, желательно – имеющее отношение к профессии, а не магистр философии. Вот я и поступила в Московский университет МВД России, на эксперта-криминалиста.

Есть еще отбор по здоровью. Но я и к нему готовилась с детства – всегда занималась спортом, не пила, не курила. В результате прошла по первой группе.

Вообще, при поступлении у кандидата обычно спрашивают, служил ли он в рядах вооруженных сил. Но я, по понятным причинам, этого избежала.

– Какую должность в полиции ты хотела занимать?

– Следователя. В детстве детективы были моим любимым жанром. А потом эта работа показалась мне наиболее интересной, да и представить себя в кабинете, офисным планктоном, я не могла. А следователь вроде как и не в самом пекле – он работает с уже пойманными, зафиксированными и доставленными подозреваемыми, то есть фактически оформляет преступление, – но в то же время расследует преступления.

Как развивалась твоя карьера?

– Да как у всех в нашем деле. Первые полгода – это стажировка. Ты расследуешь так называемые «дела неочевидной направленности» – это когда преступление очевидно совершено, но подозреваемого так же очевидно нет. Потом меня перебросили на серийные преступления – бывают цепочки по 10–12 преступлений. Там я проработала пять лет.

А потом у меня случилась личная трагедия, и меня потянуло на передовую. Хотелось чувствовать себя живой, научиться дорожить жизнью, понять, что я хочу продолжать жить. Как говорил мой любимый писатель Эрих Мария Ремарк: «А жизнь, хорошая или плохая, всё равно есть жизнь, это замечаешь только, когда вынужден ею рисковать». И мне захотелось «на место преступления» – туда, где всё совершается. Не работать с уже задержанными, а бежать за преступником. Этим занимается дежурная часть.

Всё совпало – в тот момент у нас как раз выходил на пенсию один из старших оперативных дежурных, а я была на хорошем счету, и мне предложили его место. Я тут же согласилась и, после очередной стажировки, «приступила к выполнению служебных обязанностей».

Как ни странно, эта работа показалась мне еще более моей. Дежурная часть занимается раскрытием любых преступлений: от жалоб граждан участковому до особо тяжких преступлений. Любое расследование начинается с работы дежурной части и ею же заканчивается. Именно мы «с нуля» собираем полный материал проверки, организовываем розыск, задерживаем подозреваемого. И именно в дежурную часть его доставляют прежде всего. Мы оформляем задержание, и от нас, в случае ареста, он отправляется в следственный изолятор.

Больше менять отдел мне не хотелось. За это время чего только не успела насмотреться, но кошмары по ночам не мучают, и о своем выборе я ни разу не пожалела.

Какие виды преступлений происходят чаще всего?

Классика – это угоны автомобилей, квартирные кражи и торговля наркотиками. Более тяжелые преступления, вроде убийств, изнасилований, нанесений тяжких телесных повреждений, к счастью, встречаются реже.

– Извини, если я ошибаюсь, но для женщины это очень редкая работа. Тебе не тяжело работать в мужском коллективе? Как к тебе относятся коллеги?

– Действительно, очень мало женщин, работающих в дежурке. Но я с детства не понимала разделения на «женские» и «мужские» занятия, игры, профессии. Меня всегда выбивал из состояния спокойствия железобетонный аргумент мамы: «Ты же девочка». И вот что тут возразишь?

Мне кажется, полицейский, с профессиональной точки зрения, – существо бесполое. Есть набор качеств, которыми он должен обладать: стрессоустойчивость, мобильность, выносливость, внимательность, быстрота реакции… Но кому какое дело, какая буква стоит у меня в паспорте в графе «пол»? Я вот тебя тоже могу спросить, женская ли профессия журналист – особенно в горячих точках?

А что касается коллег, то работать с мужчинами даже проще. Во-первых, меньше сплетен, обсуждений, подковерных интриг. А во-вторых, старое высказывание о том, что мужской коллектив легче управляется, чем женский, – чистая правда. Мужчины меньше подвержены стрессам, меньше реагируют на семейные проблемы, да и вообще более стабильны. Да и такие качества как мобильность и собранность чаще встречаются именно у мужчин.

А их отношение, уважение надо заслужить. С какого-то момента они тоже перестают обращать внимание на твой пол и воспринимают тебя как человека, профессионала.

– Скажи, а какой праздник ты считаешь своим: 23 Февраля или 8 Марта?

– Ты как-то странно ставишь вопрос. Оба. В каком-то смысле полицейские – тоже защитники Отечества, ведь мы занимаемся защитой его граждан, его спокойствия. И тут, опять же, не важно, что я женщина.

Это становится важно 8 марта. Моя жизнь состоит не только из работы – у меня есть муж и сын. И, естественно, для них я не офицер полиции, а мама и любимая.

– Я думала, у тебя ненормированный график. Это не мешает семейной жизни? Сколько часов в день ты проводишь на работе?

– Довольно много – около 10–12-ти. Но мне повезло – спасает бабушка. То есть моя мама. Муж иногда ворчит, но он и сам бывший военный, так что понимает. Да и мне интересно жить, пока я занимаюсь любимым делом, пока я счастлива, я намного больше могу дать и своему ребенку, и своему супругу. И именно им посвящено всё мое свободное время.

– Каково отношение людей к сотрудникам полиции?

Двоякое. Некоторые, как я когда-то, восхищаются смелостью и мужеством, мечтают сами надеть форму. Кто-то откровенно боится, старается избегать контакта любыми путями. И неудивительно – я знаю, какие истории и слухи ходят про нас. Но почему-то мало кто задумывается, кто их распускает. Я не спорю, среди полицейских бывают и неприятные, и откровенно злые и несправедливые люди. Но попадают в участок всё-таки в основном те, кто нарушил закон. Они и рассказывают истории. И им верят: мужу, который избил жену и детей, пьяному мужику, подравшемуся во дворе с подростком, пацану, залезшему в сумочку к старушке…

– Какие у тебя планы на дальнейшее продвижение по службе?

– Полиция – хорошее место для построения карьеры. Для начала я хочу стать начальником дежурной части. А что касается званий, то сейчас я капитан, вот, жду, когда дадут майора.

У тебя не было мыслей сменить профессию на более спокойную?

– Нет. Я изначально чувствовала, что я на своем месте. Мне не просто интересно. Работа приносит мне моральное удовлетворение – я всё еще верю, что существуют честь и справедливость, что зло должно быть наказано. Звучит наивно, но передает суть.

А стать, скажем, домохозяйкой я бы просто не смогла – я бы, наверное, сошла с ума от сидения дома. Или стала замкнутой злобной стервой. У кого-то это получается, но мне, видимо, не дано.

Алёна Калабухова

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru