Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Мой неизвестный донор


 

Мы познакомились с ней на Селигере, на молодежном форуме. Девушку звали Катя, и она работала волонтером в службе крови: раздавала листовки, анкеты – в общем, всячески старалась популяризировать донорство. Ничего особенного – просто разговорились, вместе сходили поесть, потом разговорились об учебе, оказалось, что Катя учится в том же вузе, который закончила я.

Потом мы пару раз встречались в Москве, она приезжала к нам в редакцию. И как-то раз мы разговорились о том, почему ей интересно популяризировать донорство. Кто-то хэндмэйдом увлекается, делает из войлока потрясающие поделки и украшения, мастер-классы проводит, кто-то стихи под гитару поет классно и на квартирниках выступает… а Катя почему-то призывает народ кровь сдавать.

– Все очень просто: я на своем опыте узнала, что это такое – когда тебе кровь нужна. Мне было нужно очень много крови.

– Ты – вампир? – поинтересовалась Ирина, поклонница «Сумерек».

Мы все засмеялись.

– Как ни странно – нет, хотя крови на меня ушло действительно много, и я бы без нее не выжила, – вздохнула Катя. – Я болела лейкозом. В десятом классе. Про это я могу бесконечно долго рассказывать, это такой отрезок жизни, который никогда не забудется. Так вот, я лечилась, и мне часто нужна была донорская кровь. Был момент, когда после блоков химиотерапии мне переливали кровь почти каждый день. Сначала кровь сдавали родные и знакомые. Но этот ресурс как-то быстро заканчивается, плюс есть такой момент как противопоказания. Моя старшая сестра первый раз пришла сдавать для меня кровь, и, как я потом узнала, не смогла, ей стало плохо прямо в кресле. И кровь для меня сдавали чужие люди. Я лежу в полудреме в стерильном боксе, мне плохо настолько, что уже правда жить не хочется, апатия и безразличие, уже не жалко маму, которая рядом плачет постоянно, кожа горит, как обожженная, во рту – грибок, глотать не могу, тошнит… и приносят этот пакетик с кровью и вешают на штатив. И капля за каплей здоровой, нормальной крови подмешивается к моей больной, где слишком много незрелых лейкоцитов, которые со своей функцией не справляются. Кровь какого-то здорового человека. Я никогда этого человека не увижу, наверное. И он меня не увидит. Кто он – мой неизвестный донор, мой спаситель, действительно спаситель? Парень или девушка? Сколько ему лет и чем он занимается? И где он сейчас? Это так странно – понимать, что в твоих жилах течет кровь абсолютно незнакомого человека… А может, я его увижу в метро, или гуляя по парку – впереди меня идет женщина, может, это она сдавала для меня кровь? И я думала: столько крови, день за днем мне ее приносят и капают, столько людей… я не имею права не бороться. Люди поделились, не побоялись. И меня это спасло. Я за них молюсь каждое утро. Каждый день говорю: «Господи, спаси и сохрани всех, кто поделился со мной кровью, имена их Ты знаешь».

После Катиного рассказа мы с Ириной переглянулись и тоже решили сдать кровь.

…Накануне сдачи, допивая третий стакан гранатового сока, я чувствовала, как по артериям и венам перемещаются здоровые клетки крови, и они обязательно кому-то помогут. «Давай, кровь, ты должна быть самой-самой, ясно? Эритроциты, тромбоциты и прочие, вы должны понимать, какая на вас важная задача возложена, вы должны поддержать организм своего нового хозяина, поняли?»

Встречаемся с Ириной в метро. Кстати, оделись мы как на праздник: я накануне погладила свою новую блузку с сердечками, Ирина щеголяла в голубом умопомрачительном сарафане, в бусах и сережках в тон.

На станции переливания нас встретили приветливые волонтеры.

 – Координатор доноров сказала мне сдать кровь для девушки из реанимации Боткинской больницы, – доложила я и назвала фамилию девушки. Волонтеры стали сверять какие-то списки.

– Ой… уже не нужно.

– Почему?

– Она умерла.

Я впала в ступор от этих слов.

– Но… она умерла не потому, что крови не было?

– У нее было серьезное заболевание, – волонтер помедлила, – лимфома. А кровь всегда нужна. Вы можете сдать кровь для… и она назвала фамилию.

Мы с Ириной оформили все документы, заполнили анкеты и пошли сдавать кровь из пальца.

Рассматриваю людей в очереди. Девушка с рюкзачком читает Белля, «Глазами клоуна», – наш человек. Парень с девушкой непринужденно болтают. Женщина средних лет задумчиво жует что-то и запивает соком, готовится. Почему-то нас долго не вызывают в кабинет.

– Может, про нас забыли? Вон пошла девушка, которая пришла после нас! – волнуется Ирина.

Ирина иногда бывает паникером и отличается в некоторых случаях крайней категоричностью. «Может, наш багаж отправили в Зимбабве? Нет, почему я его не вижу?» – возмущалась она несколько дней назад, когда мы приземлились в аэропорту Домодедово и почему-то наш багаж долго не появлялся. Почему именно Зимбабве – осталось для меня загадкой, но Ирина уверяла, что наш багаж ожидает нас именно там.

– Про нас забыли, я тебя говорю, что забыли! – упорно твердила Ирина, и тут назвали ее фамилию.

После мы отправились к терапевту.

– У вас низкое давление, – покачала головой врач и вопросительно посмотрела на меня. Что поделаешь, мы с Ириной – гипотоники, 100 на 80 для нас – норма.

И мы все-таки пошли сдаваться, предварительно с особой тщательностью выполнив все инструкции, данные нам доктором. Мы выпили ровно пять кружек чая с сахаром, съели три сухаря и три раза поднялись с первого этажа на третий. Все ради тебя, дорогуша, ради тебя, милая моя кровь.

Наконец мы оказались в креслах в зале переливания крови.

– Смотрим в сторону и думаем о приятном! – певучим голосом приказала медсестра, укладывая мою правую руку на подлокотник. Запахло спиртом. Стало слегка тянуть в локтевом сгибе. Прозрачный пакетик начал медленно заполняться темной кровью. Впрочем, это показалось, что медленно. Вся процедура заняла всего пять минут.

Ирина начала раньше, раньше и закончила, и в ожидании меня взобралась на свободную кушетку отдохнуть. На соседней кушетке отдыхала девушка, у которой после сдачи крови было легкое головокружение, и ей посоветовали полежать.

«Лежбище морских котиков», – с улыбкой заметила медсестра, проходя мимо.

А потом… потом все было прекрасно: мы выпили еще чая и поехали, Ирина – на свой вокал, а я – в редакцию, работать.

И только рука, перевязанная бинтом, напоминала, что мы теперь тоже… посвященные. Мы тоже чьи-то неизвестные доноры, и, может быть, наша с Ириной кровь тоже поможет какой-нибудь Кате вылечиться, поступить в университет и поехать на Селигер?

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru