Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Признание в любви

№ 55, тема Дом, рубрика История

 

Я помню, как с ней встретился. Я о ней уже много знал. И даже знал, что должен ее полюбить, и даже был уверен, если что – смогу себя заставить это сделать. Но никаких усилий делать не пришлось – ОНА была прекрасна.

Два года в Церкви, изучение истории Византии на втором курсе истфака Московского университета, лихие 90-е как фон, и в результате я как сопровождающий шоптура оказался в славном городе Стамбуле. Мой друг, создавший турфирму с нуля, до этого ни разу не был за границей, поэтому я до сих пор не понимаю, как он в первый раз сам довез группу до Стамбула. Добравшись к полудню, мы просто вырубились в гостинице. Встреча со Святой Софией была отложена до утра (программа пребывания в Стамбуле у шоптура минимальна – один полный день и еще две половинки).

Под рев электрических муэдзинов на следующее утро я вышел на улицу. Ну что, улица как улица – только на ней было очень много турок. Я спокойно шел, глазел по сторонам, и уже через 10 минут показался вожделенный силуэт храма Святой Софии… Даже его внешний облик, несмотря на четыре минарета и стоящую рядом Голубую мечеть, во многом повторяющую формы Святой Софии, говорил, что рядом, внутри храма есть нечто совершенно иное. Ну что ж, иное всегда интересно – и я вошел…

Сказать, что увиденное меня поразило, – ничего не сказать. Я стоял со снесенной крышей посреди храма и говорил про себя: такого быть не может. Но оно было. Храм был музеем, вокруг меня фланировали какие-то туристы – я их не замечал. Проведя три часа в Святой Софии (из них полчаса я простоял перед мозаичной иконой Спасителя), я вышел и попытался привести в порядок свою снесенную крышу.

После Софии я понял, что такое чудо света. Неоднократно читая в разных книжках очередной список чудес света, я скептически относился к самому понятию, а теперь я собственными глазами увидел это чудо.

Бог есть Свет – это утверждение также стало очевидным для меня. Пронизанный светом Святой Софии, я стал другим. Само существование Святой Софии – это доказательство бытия Божия и истинности Православия. После Софии я понял своих далеких предков, которые, выбирая веру в далеком десятом веке, побывали здесь и потом не знали, «на земле они были или на небе». Меня поразил храм, превращенный в музей. Храм, в котором уже сотни лет не совершалась литургия, храм, чьи стены исписаны исламскими молитвами, – что же здесь было тогда, когда «бояре и старцы градские», посланные князем Владимиром, стояли здесь во время патриаршего, самого торжественного богослужения?! Теперь мне был ясен их ответ князю Владимиру – там живет Бог, Истина в Святой Софии, в Византии.

И вот прозвучало это слово – Византия. В Святой Софии, которая была её сердцевиной, я встретился с ней и… полюбил на всю жизнь. Да, я готовился ее полюбить, собирался сделать необходимые усилия, но делать их не пришлось. Без нее я не мог теперь жить, она органически стала частью меня.

Всё, что я читал до этого о Византии, стало живым. Я вместе с Юстинианом Великим, построившим Святую Софию, готов был кричать: «Соломон, я тебя превзошел», – вместе с великим полководцем Велисарием я уничтожал вражеские армии и восстанавливал Римскую Империю, вместе с императором Ираклием крушил персов и отступал под натиском мусульман, вместе с императрицей Ириной восстанавливал иконопочитание.

Во время второй поездки в Стамбул (с очередным шоптуром) свидание с Византией состоялось в совершенно другом месте. Когда на территории Румынии мне довелось «урегулировать» межэтнический конфликт – драку на остановке между турками и болгарами, я стал свидетелем взаимоотношений двух народов, одному из которых удалось покорить Византию, а другому – нет. Небольшой болгарский городок Нова Загора готовил мне совершенно особую встречу. Разместив туристов в гостинице, я поспешил в местную церковь. На вечернем богослужении кроме старого священника было три человека – две старушки и я. Меня поразило, что я всё понимаю. Только что в гостинице я испытал буквально шок, когда на мой вопрос, есть ли номера, администратор радостно стал двигать головой справа налево. «Скотина, – подумал я, – говорит, что нет номеров, и улыбается и не знает, что сейчас туристы меня разорвут на части, если я их здесь не поселю (вместо обещанных трех мы преодолевали украино-румынскую границу 12 часов). Уже через несколько секунд я мысленно просил у администратора прощения, потому что выяснилось, что номера в гостинице есть, но в болгарской культуре жест, обозначающий «да», выглядит как русское «нет».

В конце службы мне всё стало ясно – ведь богослужение идет на церковно-славянском. И здесь святые Кирилл и Мефодий, о которых до этого я столько знал по книгам, ожили и стали для меня родными. И я снова говорил: «Спасибо тебе, Византия, за тот свет, который ты принесла, спасибо тебе, что ты вырастила таких людей, как Кирилл и Мефодий».

Третья поездка в Стамбул – поиски украденного автобуса, вызволение из полицейского участка туриста, который сумел задержать собственного грабителя, – снова практически не оставила свободного времени для осмотра города. Но несмотря ни на что я свою программу-минимум выполнил – посетил бывший монастырь Хора. Осматривая потрясающие росписи XIV века, я снова встретился с Византией. Причем с той, которая была практически политическим трупом, от великой империи к тому времени почти ничего не осталось. Но даже умирающая Византия была прекрасна.

Теперь мой выбор был сделан – я стал рыцарем Византии. Вначале я не мог понять, почему такое количество лжи, такое количество ненависти нагромождено вокруг нее. Со временем кое-что прояснилось. Во-первых, зависть – Византии по-черному завидовали: слишком долго она занимала первое место в мировой иерархии государств. Во-вторых, только Византия победила иконоборчество, и поэтому иконоборчество из всех религий преодолело только православие. Да, небесная красота была доступна только ей.

И если вначале я с каким-то мстительным чувством перечитывал места из «Философии истории» Гегеля (о, сколько подобных гегелей было в европейской истории!), где немецкий философ нес чушь о роли Византии в мировой истории: «История Восточной римской империи… представляет нам тысячелетний ряд бесконечных преступлений, слабостей, низостей и проявлений бесхарактерности, ужаснейшую и поэтому всего менее интересную картину… в Византии христианство попало в руки подонков и необузданной черни», – то впоследствии его я только жалел. Ну, написал ты четыре тома философии эстетики, но если родился ты иконоборцем – ничего ты в божественной красоте не понимаешь, какими бы умными словами ни прикрывался.

Моя любовь к Византии никогда не была слепой, я не пытался восторгаться каждым социально-экономическим проявлением византийской истории. Евнухи-полководцы, сам институт евнухов никак не пересекались с историческим опытом моей родины. Мало того, я понимал многие претензии моих соотечественников к Византии. Недаром в Древней Руси византийцы – это не только великие учителя, но и «хитрые греки». Со временем я стал понимать даже не высказанные им самим, но прямо вытекающие из его слов претензии к Византии императора Петра: «Почему вы, византийцы, обладали всеми самыми современными технологиями своего времени, а мы, ваши преемники, – нет? Почему вы не передали хотя бы часть их вашим преемникам? Почему я должен так надрываться, чтобы возвеличить Россию?»

Но Бог с ними, с претензиями Петра. И с недостатками Византии. Я ее люблю и готов вести неравную борьбу за нее. Тем более что в последнее время всё больше и больше людей присоединяются к этой прекрасной борьбе.

Ведь Византия, несмотря на все помои, вылитые на нее, слава Богу, жива! Как я радовался, когда после публицистического фильма «Византийская цивилизация» отца Тихона Шевкунова в книжных магазинах невозможно было найти ни одной книги по истории Византии. А в школьных учебниках по истории Средних Веков появились специальные параграфы, описывающие историю Восточной римской империи.

И когда нынешний премьер-министр Турции заявляет, что из Святой Софии необходимо снова сделать мечеть, я только радуюсь: даже турки знают – им не удалось убить Византию. То ли ещё будет!

 

Василий Пичугин

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru