Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Не пройти мимо


 Социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних «Красносельский» – специализированное учреждение социальной защиты населения Центрального административного округа города Москвы, куда круглосуточно принимаются дети, оказавшиеся в трудной жизненной ситуации. Центр рассчитан на 80 человек в отделении круглосуточного пребывания и 40 человек – в отделении дневного.

Сайт центра: http://src-cao.ru/contacts/.

Мы беседуем с Кимом Алтышевым, заведующим городской службой экстренной социальной помощи несовершеннолетним социально-реабилитационного Центра «Красносельский».

 

– Ким, расскажите, пожалуйста, о работе центра.

– В нашем центре находятся социальные сироты, дети, которые подвергались жестокому обращению, потерявшиеся дети и самовольно ушедшие из дома. Как только ребенок попадает в центр, с ним сразу начинает заниматься психолог.

Что такое социальное сиротство? Социальный сирота – это ребенок, который имеет родителей, но они не хотят, или не могут, или не умеют заниматься его воспитанием. Социальное сиротство может быть разной степени: начиная с отсутствия эмоционального контакта с родителями и заканчивая тем, что ребенку нечего есть.

Чем опасно социальное сиротство? Оно может привести к тому, что ребенок покинет дом, а родители будут лишены родительских прав. Но это еще тот этап, когда можно помочь семье исправить ситуацию. И семья останется полноценной, и ребенок будет воспитываться в ней дальше, но уже с лучшим качеством. Семейное воспитание – все-таки наилучшая форма воспитания. Ни одно учреждение, какое бы оно хорошее ни было, не заменит кровную семью.

 

– А это возможно – изменить совсем запущенную ситуацию в семье?

– Случаи реабилитации семей у нас бывали. Были родители-алкоголики с большими материальными проблемами на этой почве. Но когда вставал вопрос о лишении родительских прав, для них это становилось стимулом к исправлению. Они понимали, что если сейчас свою жизнь не изменят, то потеряют ребенка. Но есть родители, которым все равно, они даже не сопротивляются, когда их лишают родительских прав. Ребенку в такой семье уже и есть, и надеть нечего, и в квартире ему негде спать. Он находится в социально опасном положении, нуждается в защите государства. И такой ребенок будет находиться в нашем центре на стационаре.

 

– А как выявляются эти проблемы? Учителя замечают, соседи? И звонят в центр?

– Да, звонит человек и рассказывает: плачет ребенок в соседней квартире, каждый день. Или: «Иду по улице и вижу: стоит ребенок, просит милостыню». Ребенок на улице – это уже экстренная ситуация, соответственно, мы свяжемся с ближайшим отделением милиции и сами туда поедем. Если мы приедем и предложим ребенку помощь, и он добровольно согласится, то мы ему эту помощь окажем. Например, если он долгое время находился на улице, в семье не проживал, то, соответственно, ему нужен медицинский осмотр, и такой ребенок направляется в лечебно-профилактическое учреждение. И в дальнейшем он по линии этих учреждений попадает в приют или в такой центр как наш.

 

– Дети какого возраста могут жить в центре? И как долго?

– У нас в центре – от трех лет до восемнадцати. Дети до трех лет помещаются в так называемые дома малютки. У нас дети живут до окончания процесса реабилитации. Это может быть очень растянуто во времени – год, два, три.

 

– Ребенок при этом ходит в обычную школу?

– Да, в обычную школу, либо в свою, либо мы переводим его ближе к нашему центру. Важно, что это – и медицинская, и социальная, и психологическая, и педагогическая реабилитация, и духовно-нравственное воспитание, и культурные мероприятия – все в комплексе. Важно, чтобы ребенок понимал, что жизнь его не заканчивается улицей, и он сможет с помощью государства закончить свое обучение, поступить в вуз. Есть у нас выпускник, который поступил в Университет физкультуры. А один мальчик в МГУ поступил. Это, конечно, редкость, но есть и такие результаты.

Когда приходят родители с жалобами и просьбами помочь: ребенок не слушается, не могут справиться с воспитанием – здесь уже работает другая программа. Оказывается психологическая помощь ребенку, его осматривает психиатр, потому что нельзя исключать и проблемы с психикой. И параллельно идет работа с родителями, которым мы объясняем: вы обязаны, если хотите изменить ситуацию, сами прислушаться к рекомендации специалиста. И на каждом этапе проходит консилиум, где присутствуют медики, психологи, педагоги, начальники отделений центра. Поступил ребенок – первичный консилиум. После этапа психологической реабилитации – снова консилиум, где рассматривается, как идет реабилитация, достигаем ли мы поставленной цели.

Мы рассматриваем и жалобы детей на жестокое обращение. У нас круглосуточная горячая линия. Это не телефон доверия, так как мы не ведем работу только по телефону, а приглашаем к нам на очные консультации и готовы оказать любую помощь на месте.        

 

– Бывало такое, что ребенок сам звонил и просил о помощи?

– Да. Но прежде чем делать выводы и действовать, мы должны увидеть родителей, самого ребенка, его родных, может, соседей. Есть, неблагополучные семьи. Есть и другие. У нас, например, был мальчик, пианист, который в колледже при Гнесинской академии учился. Родители с тремя высшими образованиями. Но они настолько его нагрузили, что он стал уходить из дома и общаться с младшими уличными детьми.            

 

Ким, почему Вы стали этим заниматься?

– Честно говоря, это стечение обстоятельств, Божий промысл. Я работал раньше в бизнес-структурах. Мне рассказывали об этом центре, и я пришел работать сюда (у меня две специальности, и по второй я психолог). С тех пор как я стал здесь работать, если я вижу на улице беспризорного ребенка, уже, конечно, мимо не прохожу.

 

И все-таки, какая у Вас мотивация для работы в таком месте, после бизнес-структур?

В целом, конечно, гораздо приятнее не работать в какой-то торговой компании, а оказывать реальную помощь людям.

Вообще, нашей культуре всегда было свойственно милосердие, и был такой серьезный институт в царской России – богаделен и приютов, странноприимных домов. А сейчас люди не готовы помочь, даже увидев ребенка на улице. Давая деньги уличному ребенку, они вкладывают деньги в попрошайничество. А все, во что мы вкладываем деньги, развивается. Людям проще дать ребенку пять рублей, чем реально помочь – выяснить, кто он, откуда и хотя бы позвонить куда нужно. Я понимаю, ты спешишь, но вот есть наш телефон, позвони – и ребенку будет оказана помощь. Ребенок на улице – это неправильно.

А если философски посмотреть, то все взаимосвязано. И если мы помогли этому ребенку, он стал полноценным членом общества, и не будет пить, как его родители, а будет работать, то, пожалуй, это вклад и в развитие нашей страны.

 Беседовала Елена Коровина 

КРУГЛОСУТОЧНАЯ ПРИЕМНАЯ (телефон: (499) 975-27-50)

Здесь окажут срочную социальную, психологическую, юридическую и другую помощь несовершеннолетним детям, находящимся в трудной жизненной ситуации.

 

Мама с папой часто бьют
И спиртного много пьют?
Не горюй, звони скорей –
Защитим своих друзей.

 На любой вопрос ответим,
Помогаем взрослым, детям.
Не стесняйся – будь смелей,
Здесь найдешь себе друзей.

 В класс пришел учитель новый
Очень строгий и суровый
Стал на всех ребят ругаться –
Нужно с этим разобраться
Ты в «Приемную» звони.

 Друг принес наркотик в школу,
Предлагает: «На, попробуй!»
Друга ты не осуждай,
Телефон наш другу дай.

 Если с кем-то ты подрался
Или с другом поругался,
Номер наш ты набери,
К нам скорее приходи!

Если вдруг в любви проблемы, справимся и с этой темой!

 

 

 

 

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru