Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Людмила Воронина. Юродивые чего ради?

№ 1, тема Быть или казаться, рубрика Личное

Открытие, сделанное мною перед зеркалом, заставило меня задуматься. Оказывается, все мое «прекрасное внутреннее», вся гамма сложных эмоций, возвышенных чувств, добрых расположений (то есть все, что я ценила в себе), совершенно не отразилось, не отпечаталось на том создании, которое я увидела в зеркале. Нас было двое! В одной жило Бытие, другая была миражом, фантомом, созданным мной самой в угоду тому обществу, с которым мне предстояло через минуту соприкоснуться, выйдя за порог дома. Мой зеркальный образ полностью соответствовал условиям, поставленным внешним миром, прилежно выполняя которые, я могла не бояться быть изгоем. Это был не просто образ, это был ПРОПУСК, «ВИД НА ЖИТЕЛЬСТВО», без которого мое маленькое, не имеющее никаких видимых достоинств, но очень ранимое и горделивое «я» сразу было бы раздавлено.

Каков же «вид на жительство» у нынешнего поколения? Всмотримся в ставшие уже привычными картины повседневной жизни.

Вот утром девушка выходит из подъезда дома. Немного постояла, сосредоточилась и безжалостно смахнула с лица остатки детства, задержавшиеся  после сна и домашнего уюта. Маска деловой безразличности превратила молодость в безвозрастное состояние; холодный и  немного пренебрежительный взгляд стал тщательно замуровывать трепетное внутреннее, одновременно выстраивая жизнеспособное внешнее. Еще детские руки со страшной длины наклеенными ногтями мертвенно-синего цвета вынули сигарету, которая зафиксировалась в левой руке, правая же привычным жестом вскинула сотовый телефон…  Ну вот,  теперь она одета до конца, теперь можно идти – «пропуск в мир» выписан.

У молодых людей ежедневная «адаптация» к миру обычно зависит от бюджета: юноше без запросов после выхода из дома достаточно купить в ближайшем ларьке бутылку пива, откупорить ее – и можно ходить с ней хоть целый день. Если же претензии и бюджет успели возрасти, то здесь уже не обойтись без автомобиля хорошей марки. Еще лучше, если в автомобиле будет сидеть длинноногая красавица. Кстати, последнее больше распространено у мужчин старшего поколения, тех, кому за сорок. Ну и уж если совсем завернуть «круто», то непременно (на случай, если  кто-то из журналистов захочет поинтересоваться твоей личной жизнью) необходимо успеть к их приходу обзавестись загородным домом  и трогательным рассказом о своем первом, втором, третьем… и т. д. браке, и как с нынешней (теперь, конечно, на всю жизнь любимой) женой удается дружно воспитывать сразу всех детей, нажитых с обеих сторон за годы поиска любимой половины.

Вот приблизительно таким должен быть в наше время «вид на жительство». И самое страшное, что эта наша вторая, кажущаяся жизнь не только срослась с истинным бытием, как гриб-паразит на теле когда-то здорового дерева,  – она заняла командные посты и подчинила себе даже инстинкты самосохранения. С горечью надо признаться, что все безумие нашей жизни построено ради утверждения своего «я» .

«Я хочу, чтобы меня любили, чтили, уважали», – заявляет «я» благопристойного человека.

«Я хочу, чтобы меня боялись!», – возражает ему «я» лидера неформальной группировки.

Нежное «я» симпатичной девушки застенчиво признается: «Я не хочу рожать детей, мне будет некомфортно. Я не смогу полностью принадлежать себе».

«Я не хочу заботиться о семье, - холодно констатирует «я» молодого бизнесмена. – Это обременительно и не приносит доходов».

БЫТЬ в наше время – это значит непременно возвыситься: если не получится  над всеми, то хотя бы в своем окружении; если и это не пройдет, то всегда есть запасной беспроигрышный вариант – с тайной гордостью непонятого, неоцененного гения возвыситься в глазах самого себя.

Православные могут мне возразить: «Ну, это все примеры из мирской жизни, а у верующих нет такой раздвоенности». Давайте посмотрим.

Когда Господь нас осеняет верою и мы, начав ходить в храм, бываем ошеломлены осознанием своей греховности, тогда через покаяние, причастие, борьбу со своим себялюбием и начинает проявляться наше истинное, Богом предназначенное нам Бытие. Но проходит время, и если вера не стала жизнью, то постепенно мы вырабатываем в себе некое устраивающее и  успокаивающее  нас представление о благочестивом христианине: вычитываем молитвенное правило, устанавливаем для себя определенное число посещений храма, время от времени причащаемся, иногда подаем милостыню (если сочтем просящего достойным). То есть, составив этакий «джентльменский набор христианина» и поменяв только внешний образ жизни на более благообразный, мы успокаиваем свою совесть, оставаясь по сути теми же, что и были. Мы продолжаем во всех своих рассуждениях и делах  руководствоваться мнением своего «я», обращаясь к нему, как к последней инстанции, забывая, что быть-то надо со Христом, а не с самим собой. И только через тяжелые испытания изживаем из себя  намусоренное за предыдущие годы. Стараясь жить по евангельским заповедям, мы вчитываемся в жития святых: мучеников, исповедников, преподобных, блаженных – из сокровенной глубины истории христианства выплывает слово ЮРОДИВЫЕ.

Их жизнь, как и наша, двойственна: есть истинное Бытие, глубоко и потаенно спрятанное, и есть – кажущееся настоящим. Что заставляло их прятаться за стену юродства, и ради чего раздваиваемся мы? Имеют ли наши линии жизни точки соприкосновения, или же это параллельные прямые, которые никогда не пересекаются?

  

Из книги «Очерки по истории русской святости»

Юродство Христа ради есть не что иное, как одна из форм, одно из проявлений любви ко Кресту. В основе этого подвига (одного из величайших, которые могут быть доступны человеческим силам) лежит ощущение страшной виновности души перед Богом, не позволяющее ей пользоваться всеми благами мира сего и побуждающее ее страдать и распинаться со Христом. Сущность этого подвига – в добровольном принятии на себя унижений и оскорблений для достижения высшей степени смирения, кротости, тем самым для развития любви, даже по отношению к врагам и преследователям.

Юродивый Христа ради стремится жить в полной отрешенности от всех земных благ, но он знает вместе с тем, что такое поведение грозит создать ему среди людей репутацию святости и укрепить его самолюбие, развивая в нем гордость быть избранным Божьей благодатью – самый опасный подводный камень при стремлении к святости. Чтобы его не принимали за святого, юродивый отвергает внешний облик достоинства и душевного спокойствия, вызывающий уважение, и предпочитает казаться несчастным, ущербным существом, заслуживающим насмешек и даже насилия. Лишения, которым он себя подвергает, его сверхчеловеческий подвиг – все это должно казаться толпе лишенным всякой ценности и не вызывать ничего, кроме презрения.

Так некоторые юродивые считали себя свободными даже от самых элементарных обязательств по отношению к человеческому обществу, к его приличиям и нравам, чтобы тем вернее бросать ему свой вызов. Они предъявляли как доказательство своей отрешенности почти полную наготу, и физическую грязь, и даже видимость безнравственности (это было даже с такими людьми, святость которых была официально подтверждена канонизацией).

Но такое поведение блаженных могло ввести ближних в соблазн и грех осуждения, а то и жестокости, поэтому, например, святой Андрей Цареградский, который удостоился во Влахернском храме в Константинополе видения Божией Матери, покрывающей мир в знак Своего покровительства Своим омофором, молил Бога о прощении людей, которым он дал повод преследовать его.

Веря в преображение в будущей жизни, освящаясь крестом и безмерными страданиями, юродивый Христа ради ничуть не ищет человеческого уважения, ни человеческой любви; он даже не хочет оставить среди людей о себе добрую память. В этой основной установке и лежит источник той силы, той смелости и того мужества, которые проявляли юродивые, проходя скорбный путь земного изгнания и при этом восставая всегда против зла и несправедливости, откуда бы те ни приходили и каковы бы ни были уважаемость и социальное положение тех, кто их совершал.

Любовь ко Христу и к Его Кресту, любовь до смерти, с желанием как можно больше Ему подражать. У юродивых эта любовь доведена до самых крайних пределов… Прозрение духовных очей, высший разум и смысл являются наградой за попрание человеческого разума.

Своим образом жизни, силой духа, нередко облеченные пророчеством юродивые выявляли противоречия между глубокой христианской правдой и поверхностным здравым смыслом.

 

То есть все «безумие» юродивых, их презрение к общепринятым правилам есть только прикрытие жизни во имя Христа и Его Правды.

А мы, если и имеем потаенный светильник в сердце, не потому ли прикрываем его всеми способами, что он невыгоден, не послужит «на потребу мира сего», да к тому же заставит сопоставить привычный образ жизни с жизнью во Христе?

Ведь быть со Христом – значит ежеминутно вести борьбу со стоглавым драконом своей самости за победу любви в своем сердце – любви, отрешившейся от себя. И без этой борьбы никогда не пересечется наше бытовое «юродство» с жизнью юродивых Христа ради.

А пока это две параллели: одна – жизнь, наполненная борьбой не на живот, а на смерть не только с грехом, но и с самым корнем греха – с самолюбием во всех его тайных и скрытых проявлениях; другая (наша) – это... это, как крик одинокой чайки. Слышите, по всей бесконечной параллели одно только: «Я… я… я… я… я…»

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru