Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Немец

№ 37, тема Тайна, рубрика История

«Тоже мне пророк выискался», – веско сказал Никита, взглянув на ясное небо. – «В Новгороде я на таких насмотрелся». Но жена Дарья не унималась. Сегодня она снова встретила местного юродивого Прошу. Проша ходил по улицам и призывал народ к покаянию, говорил, что за грехи Господь разгневался на устюжан, и если жители города не покаются, их ждет неминуемая кара. Все это Дарья в очередной раз повторила мужу и лишь в конце своей длинной тирады переспросила: «А причем здесь Новгород-то?».

         Никита завелся не на шутку.

– Твой Проша – немец… Из немецких купцов он. А я этих ганзейцев в Новгороде насмотрелся. Только роток разинешь – без нитки останешься. А ты дура, все свое – «человек Божий, человек Божий».

– Что ты, Никита, да на Божьих людях мир стоит, и город наш тоже, – не унималась Дарья.

– Как была ты дурой, так и осталась. Город наш – Великий, знаешь, почему? Великим наш Устюг стал благодаря купцам, таким, как я. Слово «богатство»-то от слова «Бог» происходит. И богатство наше – от Бога, запомни. Татары во-он сколько городов пожгли, а наш Устюг не тронули, так-то вот, смотри у меня...

– Ой, Никит, неужто Проша наш – немец? Ты где видел, чтобы немцы нашу веру-то принимали? – пыталась хоть что-то возразить мужу Дарья.

– Да дурак он, этот твой Проша. Прогулял деньги в Новгороде, небось займ брал, а отдавать как? Вот и прикинулся русским дурачком. А потом от страха умом тронулся. А вы, бабы, – народ легковерный: «человек Божий, человек Божий».

Сплюнув, Никита вышел со двора. У него в городе дела были. Он посмотрел на небо, и небо ему не понравилось. В Устюге он прожил без малого тридцать пять лет, но такого еще не видел. Ему и раньше доводилось видеть разную темень, но то, что было над городом, и теменью назвать было нельзя (бывало и днем гораздо темнее). Но над городом была разлита какая-то гадость, и Никита это чувствовал. Вдруг ему в голову пришла спасительная мысль: а вдруг Дарья к какой-нибудь бабке-ворожейке сбегала и та наслала на Никиту испуг, чтобы он в Прошкины предсказания поверил? «Все бабы – ведьмы», – довольно сказал про себя Никита и пошел дальше.

Прошел шагов триста и увидел Демьяна, приказчика Савелия Кузьмича, к кому он, собственно, и направлялся. Демьян был шустрый малый, и Никита ни разу не видел его сидящим без дела. Сейчас же Демьян стоял посреди улицы, задрав голову вверх. Никита снова посмотрел на небо и понял, что дело худо. Прежде ему казалось, что на небе какая-то дрянь, но теперь он знал, что не кажется. Демьян увидел Никиту и сиплым голосом спросил: «Чего делать-то, Никита Петрович? Видать нам конец пришел. Прокопий-то, выходит, не врал». Имя «Прокопий» обожгло Никиту, он даже сообразил, что Прошка – это и есть Прокопий. «Побежали в собор!» – сказал он Демьяну.

Людей, решивших бежать в городской собор, было много. В соборе было не протолкнуться. Никита не сомневался, что Дарья с детьми уже здесь. Он сразу услышал шепот, что Прокопий в соборе и молится.

Никита посмотрел на иконостас, нашел икону Спасителя и тоже начал молиться. Никогда еще в жизни он так не молился. Вдруг неведомая сила потянула его из храма. Никита не сопротивлялся и вышел на площадь. Она была совершенно пустынна. И тут Никита услышал это: гадость, затаившаяся на небе, издала звук. Никите показалось, будто полчища визжащих бесов понеслись на него сверху, а он – единственный дурак – не спрятался в соборе. Никита ничего уже не понимал, просто в какой-то момент визг превратися в вой, который стал удаляться, и тут раздался страшный грохот.

Дарья быстро нашла Никиту. Он стоял на площади, вокруг него собралась толпа. Никита стоял седой как лунь и ничего не говорил. Дарья осторожно взяла его за руку и повела домой. Дети шли молча, только старший Алешка тихо спросил: «Мам, а что с тятей?». Дарья ничего не ответила.

К ее удивлению, наутро Никита спокойно встал, умылся, поел и задал один вопрос: «Что?». «Куча камней за версту от города», – ответила Дарья.

«Каменная туча», – пробормотал про себя несколько раз Никита и ушел по делам. Кабы не седые волосы, и не сказать, чтоб Никита изменился. Разве что это: если он и раньше не был многословным, то теперь из него лишнего слова и вовсе стало не вытянуть.

Дарья и дети легко пережили эти его изменения. И только однажды она потревожила мужа. «Ты должен пойти, – закричала она с порога. Там поганец с Новгорода тако-ое людям говорит!». Никита без слов последовал за женой. На торговой площади он увидел небольшую толпу, в основном состоявшую из женщин. В ее центре стоял новгородский купец лет тридцати и насмехался над устюжанами:

– Ну, камни упали с неба, ну что с того? У вас одних они, что ли, падают? Ну, упали они в то место, в какое и должны были упасть. Могли попасть в город, а могли в лес – вон лесов-то вокруг сколько. А вы уж и вообразили, что вас, поди ж ты, святой Прокопий вымолил!

Дарья вела Никиту за рукав. «Скажи ему, супостату, всю правду-то». Никита спокойно подошел к купцу и посмотрел ему прямо в глаза. Купец опешил от вида его совершенно седой головы, и только робко переспросил: «Мужик, тебе чего?».

Никита не сказал ему ни слова, повернулся к Дарье и только махнул рукой: «Что проку, Даш? Пока гром не грянет, мужик не перекрестится. Я-то знаю».

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru