Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Кто посылает нам встречи?

№ 54, тема Встреча, рубрика Редсовет

 

И почему священник – не лишнее звено

 

Татьяна Садовникова:

Люди, по-моему, всё время чего-то ждут. Думают, что вот сейчас они дождутся судьбоносной встречи, и как начнется! А может, время от времени надо не ждать, а просто действовать? И вообще, все ли встречи в нашей жизни обязательно посланы Богом? Может, вы сами выбрали пойти направо и там встретили Машу, пошли бы налево –  встретили бы Катю. С одной стороны, считается, что все встречи от Бога, а с другой стороны – разве Бог участвует в нашем выборе, куда пойти?

 

Протоиерей Максим Первозванский:

Если мы начнем отвечать на этот вопрос, оставаясь в рамках рационального мышления, то мы обречены на когнитивный диссонанс. Потому что здесь встречаются две вещи, которые на рациональном уровне согласовать невозможно.

Первое: без воли Божией волос с нашей головы не упадет. С другой стороны, мы понимаем, что есть наша свободная воля, что мы действительно выбираем. Звонит телефон, и ты видишь, что этот звонок от человека, с которым ты не хочешь разговаривать. Нажать кнопку, сказать: «Алло», – или не нажать: «А, ерунда, не буду подходить», – и история мира пойдет по-другому... Вот из этих мелочей, из этого постоянного выбора: сделал – не сделал, ответил – не ответил, складывается жизнь. В то же время мы знаем, что всё Богом предопределено. И, с одной стороны Господь управляет всем этим, Он нам предлагает встречи, а с другой стороны, развитие событий зависит и от нас.

 

Федор Максимов:

В институте я изучал научный атеизм. А когда я уже работал после окончания института, у меня произошла встреча. В соседней лаборатории работал верующий человек – кандидат физико-математических наук. В общем, тихо верующий, не проповедовавший ничего. Мы с ним как-то после работы остались и несколько часов поговорили, и у меня сразу всё, что мне несколько лет до этого рассказывали, как бы получило свои точки над i. И на следующее утро я проснулся совершенно верующим человеком. Даже не в момент встречи, не в момент разговора с ним, а на следующее утро. То есть ночью совершилось такое вот обращение. Я теперь думаю, что когда я учился в институте, я был готов только воспринимать информацию. Но, наверное, совершенно не готов был лично уверовать. Поэтому Господь так распорядился, чтобы я время зря не терял, а загружал себя семинарской программой, только со знаком минус. И потом Господу осталось мне только человека послать. Это явно была встреча, Богом данная.

 

Татьяна Садовникова:

Может, для того, чтобы встреча состоялась, нужны какие-то особые условия?

 

Артём Ермаков:

Я часто езжу в поездах и обратил внимание, что встречи и разговоры в пути, помимо того, что это русская традиция, важны еще и потому, что жизнь современного человека слишком организована, распланирована. Разговор дольше, чем полчаса, – необычайная редкость. Поэтому встречи в поезде становятся как раз тем окном, куда может втиснуться Божий промысел. Отсюда и возникает отношение к случайному попутчику как к кому-то, с кем возможны откровенность и откровение. Когда разговоров в поезде нет, это говорит о каком-то сокращении доверия не только между людьми, но и к Богу.

 

Василий Пичугин:

Любопытно, что научно-техническая революция изменила структуру встреч. Мой научный руководитель, историк Андрей Анатольевич Левандовский отметил, что классическая культура отталкивает свежие технические достижения, а вот железнодорожные встречи, наоборот, сразу были поэтизированы. Художники от Толстого до Макаревича сразу почувствовали, что это пространство для Божьего промысла. В самолете мы так не общаемся.

 

Протоиерей Максим Первозванский:

Любопытно, что у нас баня становится одним из самых востребованных пространств для встреч.

 

Николай Асламов:

Конечно! Вы посмотрите, как всё в бане продумано! Там вообще ничего случайного нет. Баня – это место общения с античных времен и до современности, независимо от социальной принадлежности людей (это может быть университетская профессура, а могут быть и обычные работяги), независимо от наличия или отсутствия спиртного. В кафе так не поговоришь.

 

Артём Ермаков:

Наверное, дело в том, что современный человек лишен телесности в общении. Только танцы остались, да и те не являются так уж общепринятыми. Поэтому когда добавляются интенсивные совместные нагрузки тела, это немедленно сближает. Баня, тяжелая физическая работа… А вот в спорте так не получается – времени на разговоры нет.

 

Алёна Калабухова:

Мне кажется, что мы как-то сужаем пространство встреч. Сейчас ведь куча знакомств происходит в онлайне. И бывает, что из такого общения возникают серьезные взаимоотношения и в реале. Куча друзей в разных странах мира, поездки друг к другу в гости, даже создание семьи.

 

Николай Асламов:

Только беда в том, что люди, погружаясь в виртуальное общение, перестают контактировать с теми, кто рядом. С соседями по лестничной клетке, например. И вопрос «Кто мой ближний?» в этой ситуации встает в полный рост: иногда это мой друг из Бостона, которого с работы уволили, а иногда – парень-сирота из соседней квартиры, у которого непонятно почему дым валит из-под двери. Надо понять, чего от тебя Бог хочет в конкретный момент, в чем Его воля.

 

Василий Пичугин:

Здесь есть важный момент. Когда человек говорит Богу: «Да будет воля Твоя!» – он часто говорит неискренне. Он думает: хорошо, подожду, пусть будет воля Твоя, но пока я жду, пусть будет моя. И человек не понимает, что сам должен стать орудием этой воли. Синхронизировать свою волю и Божью. Но вот как себя выстроить так, чтобы это случилось?

 

Наталья Зырянова:

В этом, наверное, мог бы помочь опытный священник. Но – я встречалась с этим не раз – многие люди думают, что священник в связке «человек – Бог» – лишнее звено. И не понимают: почему человек не может напрямую общаться с Богом, зачем для этого нужен посредник?

 

Артём Ермаков:

Посредничество священника – это что-то вроде техники безопасности. Человек просто умрет, если будет с Богом чуть дольше, чем две или три секунды. И если человек встретился с Богом, то ему здесь, на земле, уже нечего делать. То есть или он с кем-то другим встретился, или ему уже не нужны священники, потому что ему вообще не нужно тело! Бог Моисею говорил: «Человек не может увидеть Бога и остаться в живых».

 

Татьяна Садовникова:

Но ведь Иисус ходил по земле, встречался с людьми!

 

Артём Ермаков:

Во-первых, это был уникальный момент, единственный в истории, во-вторых, люди Его, как правило, не узнавали. В этом и была техника безопасности, потому что если бы Он ходил в своем подлинном облике, Он бы просто всех испепелил.

 

Татьяна Садовникова:

А священник – как солнцезащитные очки? Но он ведь тоже человек!

 

Василий Пичугин:

Можно сказать, на него нанесено специальное покрытие – Благодать Божья, – которая дается вместе с таинством рукоположения. И которая дает ему право, и силу, и возможность совершать здесь, на земле, таинства, соединяющие жизнь простого человека с Богом.

 

Наталья Зырянова:

С другой стороны, человек, который задает вопрос, зачем нужны священники, задает аналогичный же вопрос и по поводу всех церковных таинств: а зачем венчаться, зачем креститься, а зачем на исповедь ходить? Я прочитал Евангелие, души коснулось, значит с Богом встретился, и больше мне никто не нужен для продолжения отношений.

 

Протоиерей Максим Первозванский:

Да, действительно, прямое богообщение было – в Раю. Адаму не нужны были ни священники, ни храмы, ни причастие. Всё было напрямую. Но в мире, где произошло грехопадение, по-другому выстроить богообщение просто-напросто невозможно. Бог – это Тот, Кто вне мира. Он с миром не совместим вообще. Как соединить несоединимое? Как жить в космосе человеку? Нужен скафандр. Вот церковные таинства – это определенная система жизнеобеспечения, скафандры, которые делают возможным для человека нахождение в космосе.

И если человек не признаёт факт грехопадения, то он считает, что у него полный порядок с волей, и он умеет правильно мыслить, и может сам наладить богообщение. Но напрямую не получается. Потому что с момента грехопадения эти способности каждого человека сильно повреждены.

 

Василий Пичугин:

Есть много разных историй, как современных, так и древних, которые сводятся к одному очень важному высказыванию, принадлежащему, по-моему, Иоанну Златоусту. Если мы в рай таки попадем, то там мы больше всего удивимся тому, что совершенно не увидим там тех, кого ожидали встретить, и встретим тех, кого совсем не ожидали. Оценивать других людей, да и себя самого – занятие неблагодарное и бессмысленное.

 

 

Протоиерей Максим Первозванский:

Когда у людей возникает кризис: «А для чего я живу? Я ничего в своей жизни не совершил. Я плесень на светлом лике земли», – как говорил один мой знакомый, важно понимать одну вещь. Может, ты проживешь еще двадцать, тридцать, сорок, пятьдесят лет, и за это время у тебя состоится какая-то встреча (и, скорее всего, не одна): кого-нибудь через дорогу переведешь, кому-нибудь улыбнешься и даже сам не заметишь, или какое-то слово скажешь, которому не придашь ни малейшего значения, но для другого человека это будет крайне важно. Об этом надо помнить, когда у тебя возникает ощущение бессмысленности этой жизни и кажется, что вообще некуда поставить весовой коэффициент и что нет ничего такого, что можно было бы индексировать. На самом деле, есть! Просто мы об этом не знаем. Именно из таких вещей Господь сплетает ткань жизни.

 

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru